Вильдт Михаил – Michael Wildt

 
Wild Michael

Я русский немец. Родился в 1972 году в семье ученых-химиков в безмятежном городе Днепродзержинске. Это был город закрытых оборонных предприятий и исследовательских институтов. В нём не было достопримечательностей, кроме красивой природы, чистоты и порядка. Теперь города, в котором я родился, нет на карте. Вместо Днепродзержинска, на карте Украины появилось Каменское – полная противоположность тому, что было.

Города нет, а я есть.

У моего отца, Альберта Вильдта, репрессировали моего деда. После 10 класса отец сел на крышу поезда и уехал в Университет. В какой, не знал, у него ничего не было, кроме добротных школьных знаний и желания учиться. Первый большой город, который он увидел с крыши товарного поезда, был Днепропетровск. Отец спрыгнул с крыши, на которой приехал, и спросил дорогу в Университет. Позади осталась любимая Кубань. Такое было возможно в 1956. Впереди было знакомство с моей мамой, которая всю жизнь будет его коллегой, будет защита диссертации и интересная работа.

Украина была тогда красивой, умной, интернациональной.

Сочинять любил я с детства. Отец между командировками из края в край огромной страны рассказывал мне сказки. Сказки были о Римской Империи и мальчике-германце, попавшем в Легион Феррата. Легион постоянно перебрасывали по всему фронту земного Мира. Истории сочинялись на ходу, я пробовал их записывать, дополняя собственными картинами.

Школу окончил я в 1989. Ничто не предвещало перемен. Поступал в МГУ на журфак. Моё детство связано с Москвой, там постоянно в командировках были мои родители. Москва — моя первая любовь.

Творческий конкурс и сочинение на свободную тему прошёл прекрасно. На обществоведении провалился.

Впереди замаячила служба в армии…

- Где нести службу желаем? – мечтательно спросил меня военком. Он был лыс и носил длинные, чудные в то время усы.

- В Германии, — улыбнулся я.

- Не, — ответил военный, — уйдешь к своим. Погуляй пока.

Пока я раздумывал, кто такие «свои» и почему «не», отец побывал в том же кабинете. Выйдя, он посмотрел в окно, потом на меня, и, наконец, сказал:

- Таджикистан – тоже неплохо.

У меня округлились глаза.

- Отнесись к этому, как к командировке за счет государства.

Был ноябрь и летели листья. Я тоже полетел. В Нурек.

Служил интересно. Номер моего легиона был длинным: 52168. Занимался легион спутниковым слежением. Теперь это называется «Комплекс Окно». Комплекс и сейчас поражает воображение, а тогда я попал просто на другую планету, потому что Таджикистан и потому, что телескопы следят за дальним космосом. Там написал свою первую песню. Таджикистан люблю до сих пор.

Последний призыв СССР дружно проголосовал ЗА сохранение Союза (СССР), после чего он исчез навсегда.

Я вернулся на Украину.

Поступил в Днепропетровский Госуниверситет на иняз. Английский язык и литература. Киплинг был моим любимым писателем в предгорьях Памира. Ким был моим любимым героем, почти другом.

Университет внезапно стал «Национальным». Медленно, незаметно на фоне желто-голубого флага стали появляться булгаковские персонажи. От комичных, до по-гоголевски невыносимых.

О своей работе говорить не люблю. Иногда кажется, что работал волшебником. Поиск своего места под солнцем, который позволил бы мне писать, привел меня к собственной частной школе, которая стала популярной и давала возможность не подвергаться метаморфозам, свойственным для людей, работавших в государственной системе образования. Но на творчество, которое, как известно, не приносит денег, времени не оставалось. Я всё ждал, когда начну писать.

В тот момент, когда события очередной украинской революции привели меня к решению, которое определяет мою настоящую жизнь, я понял, что откладывать на потом то, что любишь, нельзя.

Мне было уже 45, когда я начал писать. Или всего 45.

Жену мою зовут Елена. Дочь — Аврора. Сына – Людвиг-Альберт. Хобби: боевые искусства, музыкальная и художественная школа, точные науки, плавание, литература. Я было совсем забросил свои эксперименты с писательством, пока Людвиг не принёс свою небольшую пьесу на немецком.

Где-то в столе пылилось авторское украинское свидетельство, что я «мытець» – альбом песен, которые, естественно, на русском.

Сейчас живу в Берлине. Жизнь начинаю с нуля. Но у меня теперь есть мой первый роман. Я люблю его. В нём многие узнают, возможно, себя. В некоторых персонажах можно узнать известных журналистов, писателей и политических деятелей.

Написать «Большую Игру в рукаве Ориона» сподвиг меня мой сын. Людвиг часто задавал мне такие вопросы, на которые можно было отвечать часами. Поэтому роман писался быстро, герои начали жить своей жизнью, и, как я надеюсь, проживут долго и полезно. Я люблю их всем сердцем, как люблю русскую и немецкую культуру – самые близкие на мой взгляд.

Надеюсь, что читатели тоже полюбят наших героев. Кем бы они ни были – метаморфами из «Пояса Златовласки» или суровыми колонистами из разных уголков нашей Галактики, унесённых точками перехода на невероятные расстояния. Что будет с ними, чем закончится их конфликт, читатель узнает со мной и моими героями.

 

Опубликовано на портале

 

Рассказы

1. Край