Гамбит Яниша (31.12.22)


 

Виктор Фишман

 

В шахматной литературе этот острый вариант в испанской партии называют Schliemann Defence, и лишь иногда, в скобках, указывают - Jaenisch Gambit (ECO C63). Придуман он был одним из основателей русской шахматной школы, российским немцем Карлом Андреевичем Янишем.

 

Первый из рода Янишей, Иван Николаевич (Иоганн Генрих, ок.1730-1812), сын Николая Яниша, уроженца Силезии, «по приезде из чужих краёв в 1758 определён в Спб. морской гошпиталь доктором», в 1771 году он уже служил в Сухопутном шляхетском кадетском корпусе, стал надворным, а затем и коллежским советником, попечителем, и тому подобное. Главным наследством, привезенным в Россию, был родовой герб: голубое поле щита разбито на три части горизонтальными золотой и серебряной полосами; из нижней части щита (волнистого моря) поднимается змея, изо рта которой в верхней части щита выходят в стороны две ветви дерева, под которыми «по золотой восьмиконечной звезде».

Было у него три внука, один из которых по имени Андреас и является отцом нашего героя. Есть свидетельство из лютеранской церкви Выбога о том, что «Карл Фердинанд родился у коммерции советника Андреаса Яниша и его жены Хелены Элизабет 11 (23 апреля) 1813 года и крещен 20 апреля (2 мая)». Свои молодые годы Карл Андреевич провел в Москве, у своего дяди, профессора медицины, отца поэтессы Каролины Карловны Павловой-Яниш.

 

Математика или шахматы?

 

Родители переехали в Санкт-Петербург, и здесь, уже с 30-х годов он активно участвовал в шахматных турнирах. Учителем Карла был сильнейший шахматист России тех лет Александр Дмитриевич Петров (1794-1867). На его квартире в Большой Коломне собирались дважды в неделю до 40 шахматистов, спорили до хрипоты, доказывая лучший вариант той или иной шахматной комбинации. Молодой Карл завороженно следил за быстрым перемещением фигур на клетчатой доске, стесняясь поначалу высказывать свои мнения. Да и его личные планы в то время никак не связывались с шахматами.

Он успешно заканчивает математический факультет названного выше института инженеров путей сообщения и спустя короткое время, после защиты работы "О начале равновесия и движения" (1838), занимает должность адъюнкт-профессора на кафедре математики (в дальнейшем – адъюнкт-профессор кафедры механики). Почти одновременно с этой научной работой Карл Андреевич опубликовал в Петербурге на французском языке (1837) статью «Открытие в игре шахматного коня», где анализируется ситуация, в которой король и конь выигрывают партию у короля с пешкой.

Исследования в области теорий эндшпиля и дебюта захватывают молодого математика настолько, что он принимает решение оставить научно-педагогическую работу и посвятить себя шахматам. Сильное впечатление на современников произвёл его 2-х томный труд «Новый анализ начал шахматной игры», изданный на французском языке в 1842-43 годах в Дрездене и Петербурге. В нем подробно исследованы такие наиболее популярные в то время дебюты, как открытые начала — защита Петрова, или русская, итальянская и венская партии, дебют слона и другие как открытые, так и полуоткрытые и закрытые начала, в том числе изобретённые Янишем сицилианский гамбит и ферзевый гамбит.

Фирменным «шахматным блюдом» Карла Андреевича до сих пор считается упоминавшийся выше гамбит его имени в испанской партии, ведущий к острой игре.

Зарубежная печать всё шире пишет о российском шахматном теоретике. «Handbuch» (Berlin, 1843) назвал 2-х томный труд Карла Яниша классической работой; «Новый анализ…» - в английском варианте «Шахматное руководство Яниша – новый анализ игры» - увидел свет в Лондоне в 1847 году; в 1846 году немецкая «Schachzeitung» поместила обоснование его защиты в испанской партии; а ещё были публикации во Франции, и так далее, и тому подобное.

 

В круге избранных

 

Яниш предложил и разработал первый кодекс шахматной игры (в 1854 году). По его предложению в газете «Санкт-Петербургские ведомости» впервые в России появился шахматный отдел, постоянным ведущим которого Карл Андреевич стал с 1856 года. Он же стал автором нового устава шахматного клуба (1857).

О первом шахматном теоретике России уже хорошо знали за рубежом. Не удивительно, что он был допущен в «святая святых» шахматной элиты того времени – группу «Plejada» видных немецких теоретиков шахматной игры во главе с основателем берлинской шахматной школы Людвигом Бледовым (Ludwig Bledow, 1795-1846). Влияние этой группы на европейскую шахматную мысль было особенно сильным в 1837-1842 годах, то есть как раз в период расцвета таланта Карла Андреевича Яниша. В сборнике практических шахматных партий «Korrespondenz Partien», первоначально составленном Людвигом Бледовым, а позднее дополненный его коллегами и изданном в Лейпциге, есть и теоретические разработки Карла Яниша с превращениями пешек в разные фигуры. Это, скорее всего, произошло после 1842 года, когда во время пребывания в Германии Карл Андреевич встречался за шахматной доской с самим Людвигом Бледовым.

 

Пророк в своём Отечестве

 

По силе игры Карл Яниш уступал сильнейшему шахматисту России Александру Петрову (1794-1867), а затем и своему ученику Илье Шумову (1819-1881). Александр Петров, Карл Яниш и Илья Шумов были и зачинателями игры по переписке в России. Ещё в молодые годы Карл играл по переписке с шахматистами Дерпта (ныне-Тарту). В последние годы своей жизни Карл Андреевич очень много занимался приложением математических методов анализа к исследованию шахматных композиций. Писал он преимущественно на своем любимом французском языке, в результате чего именно на французском был издан в Петербурге в 1862 году «Трактат о приложении математического анализа к шахматной игре».

Умер он в возрасте 59-ти лет. Запись во втором томе «Wolkowo lutherischer friedhof» свидетельствует, что «Карл Фердинанд Яниш погребен 13.03.1872 года на участке 4 координаты 35-15 № 189». К сожалению, могила до наших дней не сохранилась.

Афоризм «нет пророка в своём Отечестве», слава богу, не относятся к жизни Карла Яниша. Ибо не только в Западной Европе, но и в своём Отечестве его признавали главой русской теоретической шахматной школы. В книге А. Гебелера «Правила шахматной игры между двумя, тремя и четырьмя игроками». (1875 год, перевод с немецкого Михаила Гоняева) приведены 27 партий «лучших российских маэстро» - А.Д.Петрова, К.А.Яниша, И.С.Шумова, Д.С.Урусова и др

Развитие шахматной мысли всегда идет по спирали. Теоретики находят «пробои» в популярных дебютах, списывая их в утиль на долгие годы. Пока не появится тот, кто вдохнет новые идеи в старые схемы. Такая судьба была уготована и гамбиту Яниша. Новую жизнь в, казалось бы, уже окончательно похороненный гамбит вдохнул молодой азербайджанский гроссмейстер Теймур Раджабов. Он смело применял это оружие против ведущих шахматистов планеты – Топалова, Ананда и др., добиваясь прекрасных результатов. Одним из таких примеров является партия, игранная гамбитом Яниша в прошлом году на супертурнире в Вик-ан-Зее. Соперником Раджабова на этот раз была одна из сильнейших шахматисток планеты Юдит Полгар.

Так было отмечено 170-летие фирменного шахматного блюда российского немца Карла Яниша.

 

В 50-60-х годах 19 века Яниш много занимался исследованием шахмат с помощью математических методов; этой проблеме посвящен «Трактат о приложении математического анализа к шахматной игре», вышедший на французском языке в Петербурге в 1862-1863 годах.

Яниш был одним из сильнейших шахматистов России, однако по силе игры уступал Петрову и Шумову, которому в 1854 году проиграл матч (со счётом +3, -5, =4). Во время пребывания в Германии в 1842 неоднократно играл с Лаза, Бледовым и др.

 

 

 

 



↑  26