Часовщик (30.06.2022)


 

C. Новиков

 

Жизнь в Саратове с 1942-го по 1946 год оставила мне большой пласт воспоминаний. Воспоминания эти нет-нет да и всплывут, заполняя мою нынешнюю реальность забытыми волнениями, исхоженными местами, людьми, которых и в живых-то, наверное, уже нет.

В то время в Саратове самым оживлённым местом был рынок, или, как его прозвали жители, барахолка. Здесь можно было продать, купить, а то и всё потерять. Старые и не очень вещи, предметы домашнего обихода, поношенную одежду, книги, учебники – словом, мыслимое и немыслимое.

На территории рынка было много ремесленных мастерских. Но меня привлекала лишь одна – часовая. Иногда я осмеливался войти, чтобы понаблюдать за работой мастера.

Часовщик, очевидно, заметил мои долгие стояния, и однажды наступил день, когда мастер подозвал меня к себе.

– Тебя что-то интересует? – спросил он.

– Да! – ответил я. – Хочу понять, как вы разбираетесь в таком множестве шестерёнок, пружин и прочих часовых деталей и при этом никогда не ошибаетесь. Я бы вряд ли справился.

– Подойди поближе, и я тебе всё объясню. Самое главное в часовом деле, да и в любом другом, чётко соблюдать последовательность операций. Видишь, передо мной чистый стол. На нём ничего нет. Я кладу на стол только одни ручные часы и начинаю их разбирать. Снимаю нижнюю крышку часов и кладу её на стол. Вынимаю первую шестерёнку и кладу её рядом с крышкой. Осторожно вынимаю части механизма и каждую кладу рядом с предыдущей. Одну за другой. Так же поступаю и тогда, когда начинаю собирать часы. Одну часть за другой в обратном порядке. Систему свою я использую не только при работе с часами. Она выручает всегда, когда выполнить что-нибудь необходимо чётко и быстро. Если ты усвоишь это, ты станешь мастером.

Меня настолько увлекла система работы часовщика, что я стал часто приходить в мастерскую. Я садился за стол рядом с ним, и мы вместе разбирали, а потом собирали часы.

Завод отца в 1946 году перебазировали во Львов и мои встречи с талантливым мастером, к сожалению, прекратились. Но полученные от него уроки не прошли даром. Соблюдать последовательность операций в любой работе вошло в привычку. Жива она и сейчас, как жива память о часовщике, о саратовской барахолке, о Саратове – городе моего отрочества.

 

 

 

 



↑  70