Хлеб кукурузный, югославский, в тарелке (30.06.2022)


 

Райнгольд Шульц

 

Кукурузный хлеб

В детстве можно было спать до обеда. Сон был сладким, крепким, богатырским. Мама, жалея, будила сыновей ласково и с любовью. Она ставила в радиолу свою любимую пластинку «Соловей мой соловей! Порадуй песенкой своей!» И ранний соловей приводил детей в чувство.

В этом году, несмотря на каникулы, она будила сына затемно.

- Вставай, одевайся! Вон лежит сетка и денежки! Сбегай в магазин на стадионе за хлебом, там, наверное, уже очередь.

Ромка протер глаза, подтянулся, потом вскочил, натянул трико, одел кеды. У умывальника быстро помыл лицо, почистил зубы, выпил кружку воды, схватил сетку, деньги и убежал.

Магазин стоял у стадиона и был ещё закрыт. Это было небольшое, деревянное здание с высоким крыльцом. Очередь уже стояла на крыльце, а её хвост на земле, на улице.

- Кто крайний?- спросил Роман в конце очереди.

- Не крайний, а последний! - поправила его интеллигентная старушка.

В очереди были в основном пожилые женщины и дети. Не прошло и минуты, как за ним снова и снова занимали.

- За мной женщина уже занимала, она отошла, а за ней еще две, и был еще мужчина, но я его не запомнил", - ответил Ромка на вопрос.

- Один стоял, трое примазалось! И так уже очередь в три ряда! – недовольно забурчала подошедшая женщина.

Потом к Ромке стали примазываться в очередь два незнакомых пацана, он не пустил. Чуть не подрались. Стало светлее. Магазин ещё не открыли. Хлеб ещё не привезли. Все стояли и рассказывали друг другу то, что было на языке.

- С хлебом стало совсем плохо! Пшеничного нет, все рады кукурузному. Говорят, опять всё будет по карточкам.

- И всё из-за того, что люди не знают меру и свиней кормят не комбикормом, а драгоценным хлебом!- возмущалась интелегентная старушка.

- Был бы комбикорм, никто б их хлебом не кормил, – ответили фуфайки в очереди. - С прилавков исчезли крупы, вермишель, масло, молоко, мясо.

-А что кушать, если свиней не держать?

- Продавщица в магазине назвала меня свиньёй! Люди думали свинина, встали в очередь за мной. - сбацал частушку весёлый пропойца, толкавшийся по своей надобности.

- Начались перебои с мукой и хлебом, – продолжали недовольные, - хлеб лишь чёрный и серый, и тот кукурузный с примесью гороха! В одни руки, одну буханку! А если в семье много едоков и домашний скот? Что нам одна булка?

Очередь продолжала оживлённо обсуждать главного кукурузника страны, который хотел догнать и обогнать Америку! Наконец, магазин открыли, очередь, толкаясь, хлынула внутрь, но хлеб ещё не привезли. Пока хлеба не было в магазине, мимо очереди мог зайти любой желающий и купить, что есть. Хлеба нету. Наконец, к магазину не спеша завернула лошадь с телегой, на которой стоял большой деревянный сундук, это приехала хлебовозка. Старый, небритый, хромой возчик стал вытаскивать из сундука деревянные лотки с тёплым, душистым хлебом.

Добровольцы из очереди, ребята старшеклассники, заносили в магазин драгоценные буханки. Почётная должность добровольца доставалась не каждому, а сильнейшему, по личному назначению возчика, поскольку за работу помощники имели право купить хлеб без очереди.

Хлеба на всех не хватило! Не хватило даже тем, кто был уже внутри магазина. Хлеб кончился! Очередь продолжала стоять дальше! Часа через полтора телега с хлебом вернулась

Лотки с хлебом возчик подавал в подставленные руки малолетних грузчиков. Новые добровольцы быстро разгрузили вторую партию хлеба. Хлеб в очереди кончился за два человека до Романа. Пришлось ждать следующую партию, которую привезли почти к обеду. А время, кажется, стоит на месте.

Наконец-то Роман купил буханку кукурузного хлеба и, прижимая её к груди, стал сквозь толпу пробираться к выходу. От горячей, мягкой буханки жёлтого хлеба вкусно пахло! У хлеба была ярко-желтая плоть, и он пах, как попкорн «воздушная кукуруза», сладко, празднично и сытно.

Не выдержав голода, Ромка отломил вкусную краюху хлеба и проглотил вместо завтрака. Пока дошёл до дома отгрыз у буханки почти всю горбушку.

- Хлеб и вода, нету беда! – увидев это, сказала мать и не заругалась. Она налила в кружку молока и отрезала от буханки толстый кусок и дала сыну. Ромке было 11, он всё съел.

За окном, во дворе, друзья хором позвали его на речку. Роман отломил от буханки на обед ещё ломоть, сунул его за пазуху, встал из-за стола, выскочил через окно на улицу, и побежал с друзьями.

К вечеру, придя домой, он увидел, что мать наварила картошку в мундире. Налила в миску подсолнечное масло, посолила его. Семья села кушать.

Кукурузный хлеб отрезать было уже невозможно, он зачерствел и стал твёрдым, как кирпич на стройке. Пришлось разрубать топором. Кусочки, крошки, сухари от утреннего хлеба разлетались, как разбитое стекло. Этот кукурузный хлеб детства запомнился мне на всю жизнь!

Югославский хлеб

В то лето мы отдыхали в Югославии, в частном секторе, в какой-то небольшой деревушке на берегу Адриатического моря. Шум прибоя был слышен в каждом доме. Всё лето там недорого сдавались отпускникам свободные помещения. Весь день гости проводили на берегу моря, а когда стемнело, сидели во дворах с хозяевами, ели, общались и пили местное, бочковое вино.

Утром, перед завтраком, отпускники спешили в пекарню, которую можно было определить по запаху хлебного духа. Пекарь и несколько мужчин орудовали в небольшом помещении. Одни месили тесто, другие пекли хлеб, третьи продавали его приезжим. Работа показательно горела в руках профессионалов.

В первый раз, стоя в этой очереди, я внимательно присматривался, кто что покупает. Выбор был впечатлительный. В итоге я купил буханку хлеба, которую по несколько штук брали опытные в этих краях отпускники. Отойдя от очереди, как в детстве, я отломил лакомый кусок, положил в рот и чуть не проглотил язык. Югославский хлеб в корне отличался от хлеба, который я ел до сих пор. Он напомнил мне вкус русских пирожков. Пирожок - это кусочек мясного фарша, запечённый внутри пшеничной лепешки.

В Югославском хлебе был мясной фарш, но он был замешан в структуру теста, а не фарширован отдельно, как в пирожке. Смешавшись с тестом, фарш давал хлебу необыкновенный вкус! Глаза видели хлеб, язык ощущал вкус пирожков! Этот хлеб не могу забыть до сих пор! Я всюду искал рецепт этого югославского хлеба, но пока безуспешно!

 

Хлебная тарелка

В каждой стране своя экзотика. В Чехии в некоторых ресторанах посуда - чашки, миски, чугунки, горшочки - испечены из плотного, чёрного, круглого хлеба.

В хлебную посудину наливается солидная порция горячего супа с чесночной приправой и закрывается поджаренной хлебной крышечкой.

Люди называют это «Хлебный суп», но в меню это значится «Суп-гуляш в хлебе», и его можно заказать во многих чешских ресторанчиках.

В комплекте подают вкуснейшее, домашнее, сливочное масло. Сняв крышечку и вдохнув головокружительный запах, захлёбываешься в собственном аппетите.

Когда суп съеден, вкусную, пропитанную супом посудину мажут маслом и съедают без остатка. Хорошо придумали, посуду мыть не надо. Такое удовольствие стоит всего три евро, делает сытым на весь день. Это вкусное, сытное, экзотическое и запоминающееся блюдо. Память о таком событии остаётся на всю жизнь.

 

 

 



↑  28