Из эпопеи целины (30.04.2022)


 

Антонина Шнайдер-Стремякова

 

Войны лихолетье и

«оттепель» помню,

и помню войну без бомб –

«перестройку».

Мозолит ещё целина

мою память

и за границей

за взятки «друзья».

 

* * *

 

В целинные степи

сибирских просторов

съезжалась юность

в порыве геройском,

затем замерзала

геройски в степи

в морозной палатке

в ожиданьи еды.

 

Партийный же босс

после сна на перине

наутро крыл матом,

кто ночь пережил.

Они защищались –

мол, дождь на дворе,

собаки в ненастье –

и те в конуре...

 

Но cытый, oднако, –

не друг голодным.

Тут молвил слабак:

«Пожрать бы немного».

«Пришлю! – босс крикнул,

умчавшись в двуколке, –

Пахать, однако,

придётся вам долго».

 

В районном центре,

но через тридцать

проводят рутинный

слёт целинников.

Партийные боссы

вручают медали

тем редким живым,

что наград уж не ждали.

 

Гадает наш Саша,

пожар чей души

Алтай весь освоил

для блага страны,

быть может,

подарят ему миллион,

иль скажут: поцарствуй –

вот ключ в новый дом.

 

Но Партия властная и рулевая

лишь приготовила грамоты края.

 

Жаль, многие

Маши и Саши в земле,

а часть, что жива ещё, –

вся в серебре,

чахоточно кашляет,

помнит задор

и ропщет:

«Не видят нас даже в упор».

август 2021

 

 

 

 



↑  64