Мамин праздник (28.02.2022)

 

Лидия Майер

 

В последние годы жизни нашей маме часто приходилось лечиться в больнице. Мы с сестрами поочередно, сменяя друг друга, постоянно «дежурили», как могли, опекали и поддерживали. И никто из медперсонала не мог скрыть своего удивления, когда замечал, что мы обращаемся к маме на «Вы».

С матерью – на Вы? Очень странно! – и удивленно качали головами.

Да, здесь такое обращение к родителям совершенно непредставимо... Для нас же оно было абсолютной нормой. Во-первых, потому что мы привыкли так обращаться к маме с той самой поры, когда научились говорить слово «мама». Во-вторых, наверное, потому, что в России принято, чтобы дети, молодежь говорили старшим только « Вы» (в Германии же норма, когда, к примеру, трехлетний малыш обращается к сорокалетней женщине на Ты и называет ее просто по имени). А в-третьих, вероятно, потому, что это выражение любви, почитания, уважения, которое в России у нашего поколения воспитывалось в детях с самого раннего детства. И закладывалось оно не только в семье...

Давным-давно, когда Восьмое марта еще даже не был выходным, «красным» днем в календаре, мы в начальной школе уже начинали, вернее, нас учили думать о Международном женском дне и главное – о подарках мамам – задолго до праздника. Когда - в конце января или в начале февраля? На стене в классе вывешивался большой лист ватмана с крупным заголовком «Мой подарок маме». Слева на листе в алфавитном порядке стоял список класса, а далее до края листа были расчерчены клетки – для пятерок. И каждый день пятерки, которые получил тот или иной ученик, заносились в этот лист напротив его фамилии. Это делалось для того, чтобы каждый ребенок мог в открытке с поздравлением маме написать: Мой подарок – и указать количество полученных пятерок.

Тогда, в 60-е годы прошлого века, в начальных классах Желанновской средней школы это казалось так здорово! Сейчас же, глядя на это из другого века, другого возраста, сомневаюсь. Насколько это было педагогично? Ведь в каждом классе имелись ученики, напротив фамилий которых до самого 8 марта так ни одной пятерки и не появлялось. Каково было им? И каково было их мамам? Хотя, может быть, педагоги верили, что «Мой подарок маме» мотивирует, заставляет детей стремиться хотя бы одну такую оценку получить. Только что ж теперь гадать. Так было. А мамам, кроме оценок, мы ведь готовили подарки, изготовленные собственными руками.

Изо всех видов рукоделия, которые осваивали мы на уроках труда в начальной школе, вспоминается теперь, что учили нас вещам практическим: штопать носки, ставить заплатки, вышивать разными способами – крестиком, цепочкой, гладью. И чаще всего мамам к 8 марта вышивали мы на белой ткани салфеточки с обязательными цветами – розами, тюльпанами, колокольчиками. Конечно же, уходил на это не один урок труда. Или же рисовали букеты на бумаге. Кто ж не помнит еще и сегодня: « Сирени в марте нету, гвоздики не достать, но можно на листочке цветы нарисовать»?

Кстати, сколько еще подобных стихов читали мы в самом юном возрасте! Они учили любить, почитать, уважать, даже заботиться о маме. Помните: «Мама спит, она устала...» - героиня стихотворения тихонько сидит в своем уголке, чтобы не мешать маме отдыхать, а ведь стихотворение это для детей детсадовского возраста! Постепенно, с годами, запас стихов и песен о маме увеличивался, расширялся. И какой добротой и любовью к матери он был наполнен! Вспомнить хотя бы «Оренбургский пуховый платок», или «Мамины глаза», которые «всегда следят с волнением за нами», или «Лишь бы мама моя жила, долго-долго жила на свете...» Одним словом, ни в стихах, ни в песнях о маме нехватки ни при подготовке утренника в начальной школе, ни при подготовке к 8 Марта вечера в Доме Культуры тогда не было. Как, наверное, и сейчас. Ведь в России теперь, кроме Международного женского дня, есть еще и День Матери. А тогда для нас 8 марта был прежде всего «мамин праздник»: «Сегодня мамин праздник, сегодня женский день». И относились мы к нему чисто по-детски: надо маму поздравить, надо приготовить подарок.

Теперь, через годы, глядя назад, вспоминая семьи своих друзей, одноклассников, соседей и просто многодетные желанновские семьи, я с восхищением и бесконечным уважением думаю о желанновских мамах тех лет. Родить, вырастить, воспитать, выучить пять-десять детей... Представить только, сколько ежедневного, ежечасного труда, мудрости, терпения, любви для этого требуется! И это – пусть и номинально- признавалось и на самом высоком государственном уровне. Женщинам, вырастившим десять и более детей, присваивалось звание «Мать-героиня» и вручался соответствующий орден. В Желанном матерями-героинями были Марфа Трофимовна Никитина, Фрида Сергеевна Проценко, Мария Феофановна Дьяченко, Елизавета Яковлевна Вильгельм, Вера Андреевна Нацаренус, Нина Яковлевна Шлегель. Это имена, которые я помню сама и которые нашла в заметках Ольги Феоктистовны Коноплевой. Но, возможно, список этот и неполный...

А от себя добавлю, что в стране матерям вручались и другие награды. К примеру, медали материнства. Медаль материнства второй степени получали женщины, вырастившие пять детей, медаль материнства первой степени – вырастившие шестерых детей. Когда наша мама Мария Андреевна Майер во второй половине шестидесятых =принесла домой свою медаль материнства первой степени, мы радовались и восхищались ею! С каким нетерпением торопили мы друг дружку, ведь хотелось рассмотреть эту медаль получше, подержать в руках, полюбоваться ее золотым сиянием...

Но если учесть, что в 50-е - 60-е годы прошлого века почти каждая семья в селе была многодетной, то, значит, в каждой такой семье мама была медалистка! Вот только не могу припомнить, чтобы хоть раз видела я в Желанном женщину с медалью материнства или орденом «Мать-героиня» на груди. Скромные сельские труженицы прятали свои награды в шкатулках, не похваляясь ими – не было у них времени для праздного любования. Легки ли были тогда деревенские будни сами по себе, а если еще и детворы полон дом! Да и что значили медали в сравнении со светом детских глаз, с любовью и бесконечным доверием к маме. И в сравнении с признанием маленького сынишки:

-Мама, когда ты дома, как будто солнце в доме!

Кто рассказал это нам, учителям, много-много лет назад в Желанновской средней школе? Кто-то из школьных уборщиц – тетя Оля Шотт или тетя Катя Шнайдер. Не скажу теперь точно. Но могла каждая, ведь обе они – из поколения многодетных желанновских матерей 60-х годов прошлого века. И возможна ли, мыслима ли для любой мамы награда выше этого признания?!

Февраль 2014

 

 

 

 

↑ 81