Как мы покупали для школы пикап (30.12.2021)

 

Владимир Кайков

 

Произошла эта история 1993 г. Школа уже год работала в режиме хозяйственной самостоятельности. В настоящее время все школы области так работают, а тогда из общеобразовательных школ наша была одной из первых в регионе среди перешедших на новые условия хозяйствования. В чем они заключались?

До этого директор школы лично получал для педколлектива зарплату в районе, а техперсонал финансировался через бухгалтерию сельского Совета, оттуда же велось и постатейное финансирование хозяйственных и учебных потребностей школы. Распорядителем школьного бюджета в данном случае являлся не руководитель школы, а председатель сельского Совета.

Что изменилось при переходе на новые условия? Мало того, что директор становился единоличным распорядителем финансов (при регулярном отчете перед школьным коллективом). Появился свой расчетный счет в банке и регламентируемые статьи на учебные и хозяйственные потребности. Директор получил право в рамках имеющегося бюджета определять степень материального поощрения каждого члена коллектива. Словом, преимуществ было немало. Тем весомее было решение президента России о выделении всем школам (девятилетним и общеобразовательным, как тогда их называли) от 50 до 100 га земли сельскохозяйственного назначения. Не буду описывать, с каким трудом мы ее получили (расскажу об этом позже). Факт тот, что школа имела 97 га такой земли, сдавала ее в аренду и получала от 30 до 50 % валового сбора зерна. Почти с самого начала зерно реализовывали своим членам коллектива по цене не ниже себестоимостной. Деньги шли на развитие школы. За все это время (с 1993 по 2002 год) для школы приобретался стройматериал, производился ремонт, были закуплены мебель, шторы, трактор, легковая машина (пикап), восстановлены приобретенные по бартеру самосвал и подаренный школе неисправный «ИЖ-Комби». Когда ещё не было губернаторской программы «Школьный компьютер», для бухгалтерии были приобретены компьютер с принтером, ксерокс и другие необходимые для школы вещи.

А вот 1993 год был первым годом получения урожая со сданной в аренду земли. Решено было сдать это зерно на размол, за что фирма «N» обещала выплатить 28 миллионов (неденоминированных) рублей. Сдали мы зерно в октябре, однако прошёл срок, указанный в договоре, и мы с командой поехали в офис городской фирмы, чтобы выяснить существующее положение дел.

Встретили нас разбитные молодые ребята, которые, узнав причину приезда, наперебой начали предлагать «чай» под пельмени (фирма занималась их производством и пошивом меховых шапок), сауну, девочек и т.д. Поняв, что они собираются нас водить за нос и дальше, я предложил им перейти к делу.

А дело вот в чем, старичок, - заявил молчавший до этого строгий на вид мужчина. – Муку мы отправили на Дальний Восток и до сих пор не получили расчета.

Хорошо, что вы предлагаете? Я имею в виду форму расчета.

Если ждать некогда, то купите за эту же цену подержанный пикап.

Давайте посмотрим.

Словом, после долгих торгов мы остановились на личном пикапе директора.

Как выяснилось позднее, фактическим руководителем был этот строгий мужчина, а директор - лишь юридическим.

Словом, так: приезжайте через неделю, все оформим чин чинарем, -голосом, не терпящим возражений, заявил неформальный директор.

Будем через неделю! – ответили мы с командой хором, переглянувшись.

За городом припарковали машины к обочине и начали совещаться.

Крутят они, Алексеич, точно что-то замыслили, - сразу же с места в карьер понес Игорь, бывший старший прапорщик, прошедший в свое время горнило Афганистана. В описываемое время он работал в школе сантехником, а в районе публиковал стихи, навеянные воспоминаниями о суровых буднях той чужой войны.

Я перевел взгляд на другого рабочего – Виктора.

Я тоже так думаю, - ответил на немой вопрос тот. – Мне, кажется, они снова задумали какую-то пакость.

Такого же мнения были оба водителя и завхоз.

Ну, что же, - подвел я итог, – главное, думаю, нам надо блокировать охранника.

Дело в том, что ушлые ребята при нашем знакомстве представили нас подполковнику. Как они поведали (не знаю до сих пор, правда это или нет), этот офицер был уволен в запас по выслуге. А поскольку квартиры он не имел, хотя и стоял на очереди, то получал и офицерское жалование, и оклад охранника. Щеголял в форме подполковника, под которой, как нам прозрачно намекнули, была кобура с пистолетом.

Вот этого охранника я и имел ввиду. Определенного плана на этот раз не было выработано, и мы решили его детально обсудить по прибытии в Побочино, потому как не знали, в какой нотариальной конторе будем оформлять сделку.

По приезду в школу решили ехать тем же составом. Блокировать охранника вызвался Игорь, взяв себе в помощники Виктора и одного из водителей.

Алексеич, поскольку подполковник в камуфляже, наша команда тоже будет в такой же форме, - предложил бывший прапорщик.

Идет, только вы там осторожнее, вдруг у него на самом деле пистолет, - предостерег я.

Против лома всегда есть прием, - как мне показалось, ехидно усмехнулся Игорь. Значение этой усмешки я оценил позднее, когда уже на трех легковых машинах возвращались домой.

А события дня купли-продажи разворачивались следующим образом. Фактический директор фирмы вместе с юридическим и мною на школьной машине доехали до нотариальной конторы. Группа блокирования с частной машиной осталась около офиса, так как подполковник как-то замешкался и не попал с нами к нотариусу. Поскольку контора была в пяти минутах ходьбы от офиса, он мог оперативно прибыть и каким-то образом воспрепятствовать сделке.

Наши предположения оказались верны. Сначала предприниматели выразили желание оформить сделку, а машину передать на следующей неделе. При моем отказе один из продавцов позвонил почему-то подполковнику.

Семеныч, руки в ноги и бегом в нотариальную контору!

Я стоял недалеко от телефона и услышал ошарашивший меня ответ: - Иван Федорович, меня блокировали три афганца и у одного из них граната.

Было видно, как спесь с Ивана Федоровича моментально слетела, и лицо его покрылось красными пятнами.

И тут в «бой» вступила нотариус.

Покупатель, вы деньги уже отдали?

Я утвердительно кивнул головой.

А вы, продавец, машину пригнали?

Нет еще, - заикаясь, промычал тот, который разговаривал по телефону.

А в чем же дело? Документы на машину с собой?

Да, конечно, - ответил владелец.

Разрешите, - протянула руку юрист.

Машина личная, необходимо заявление от жены, - продолжила нотариус. – Вы сегодня будете оформлять? А то через полтора часа мы закрываемся на обед, а после обеда сделки не оформляем.

Да, да, - взял себя в руки Иван Федорович, - Юра, езжай на школьной машине за женой и быстренько пригони пикап.

Дальше никаких проволочек не было. Оформить сделку мы успели до обеда. И уже на трех машинах поехали в Побочино. А за городом, возбужденные от того, что вырвали у ушлых ребят в общем-то неплохую машину, мы остановились перевести дух.

Игорь, что за ерунда, откуда у тебя боевая граната?

А кто сказал, что она боевая? Вот и подполковник подумал так же, а ведь полез было в кобуру за пистолетом, - бывший афганец хитро улыбнулся и достал из камуфляжной куртки учебную гранату РГД, отвинтил запал и показал пустоту в ее корпусе и в запале.

Так закончилась первая для нас сделка за собранное зерно. За последующие годы на деньги, вырученные от продажи зерна членам своего же коллектива, было выкуплено 8 домов для учителей (2 уже было после передачи их на баланс школы из сельского Совета). Эти дома потом перешли в собственность учителей. Одни их выкупили по остаточной стоимости. Другие после принятия губернаторской программы обеспечения жильем сельских учителей приватизировали жилье.

А тот пикап до сих пор служит школе. Несколько лет он еще и обеспечивал подвоз продуктов в детский сад, который некоторое время входил в Побочинский воспитательно-образовательный комплекс (школа – детский сад).

 

 

 

↑ 42