О российских немцах замолвлю я слово (30.05.2021)

 

Инесса Львина

 

История немецко-русских отношений уходит в глубокую древность. Уже в середине Х века германский император Оттон 1 и правительница Киевской Руси княгиня Ольга впервые установили дипломатические отношения между своими государствами. Эти отношения не прекращалось, хотя возможности экономического, политического и культурного общения с Европой ограничивали религиозные различия и монголо-татарское иго. К тому же Новгородская феодальная республика, неподвластная ханам Золотой Орды, по-прежнему поддерживала тесные отношения с Европой. Немецкое влияние продолжало проникать в Россию через Прибалтику, а со времени Ивана 111 снова стали возникать внешнеполитические связи со всей Русью.

Большую роль в европеизации России сыграли немецкие слободы. Несмотря на то что Иван Грозный жестоко подавил влияние немецкой Ганзы (торговый и политический союз северогерманских городов в 14-17 вв. для торговли в Европе) в Новгороде, он поселил в Москве сотни немецких ремесленников. К 1700 году их число возросло до 18 тысяч. Пётр 1 охотно посещал слободу для приобретения технических навыков.

С выходом к Балтийскому морю Пётр 1 вывел Россию на положение великой державы. Внутриполитические реформы Петра и его преемников поддерживало немало немцев, занимавших учёные должности и служивших в армии и администрации. Наиболее известными из них были Остерман Андрей Иванович (1686-1747гг.) – член Верховного Совета, фактический руководитель внутренней и внешней политики России при Анне Иоановне; Миних Бурхард Кристоф (1683-1767гг.) – граф, русский военный и государственный деятель, президент Военной коллегии, командовал русской армией в Русско-турецкой войне 1735-39гг.; а также Бирон - фаворит императрицы Анны Иоановны.

Династические связи царского двора с немецкими княжескими и королевскими домами насчитывают несколько столетий. Самой знаменитой немкой на царском престоле была, конечно же, Екатерина 11. В брачные узы с Романовыми вступали главным образом представители прусской, гессенской и вюртембергской династий. Например: Ольга, дочь Николая 1, была Вюртембергской королевой.

Велико было влияние немцев в науке и духовной жизни России. Из 109 профессоров и адъюнктов Императорской Санкт-Петербургской академии наук в 18 веке 68 были немецкоязычными. Наиболее известными из них были – Гердер (немецкий философ, в 1764-69гг. пастор Риги, с 1776 – в Веймаре, теоретик «Бури и натиска», друг И.В.Гёте, проповедовал национальную самобытность искусства), математик Эйлер, историк Шлёцер и Александр Гумбольд, который по поручению царя Николая 1 исследовал Сибирь.

Среди 50 тысяч иностранцев, проживавших в середине 19 века в Петербурге, немцев было 40 тысяч. Большинство наиболее состоятельных немцев жили на Немецкой улице (ныне ул. Халтурина) около Зимнего дворца.

Началом истории российских немцев стал Манифест Екатерины Второй от 22 июля 1763 года, который положил начало переселению колонистов. Ко времени восшествия Екатерины 11 на престол Россия явно отставала и в демократическом развитии. Виной тому была её географическая отдалённость от древних античных культур и оторванность от европейской цивилизации. Да и монголо-татарское иго на несколько веков парализовало мелкие российские уделы и княжества.

Влюблённая в Вольтера и во всякие прогрессивные «прожекты», Екатерина 11, будучи немкой по национальности, была рачительной российской хозяйкой. Умная и прозорливая, как и Пётр Великий, прекрасно понимала, что без иностранной «умственной инъекции», без внедрения в замшелую российскую действительность западных открытий и прочих «новых дел» страна будет надолго обречена плестись в хвосте мировой цивилизации, хотя и было в России «немало людей, умом зело крепких, но безо всяких условий для его применения». Прорубленное Петром «окно в Европу» означало не только выход России к Балтике, но и завершение её изоляции от Запада – Голландии и Германии, к которым русский царь испытывал самое большое уважение. Манифест Екатерины 11, подписанный уже через год после восшествия на престол, закрепил начатое Петром дело: в Россию, где ещё в 1652-ом была основана Немецкая слобода на московской Яузе, потянулись иностранцы, большую часть которых составляли немцы, – крестьяне, а также учёные, мастеровые, архитекторы, врачи.

В 18-19 веках в Россию прибыли более 70 тысяч переселенцев из различных германских государств. До революции в Российской империи насчитывалось свыше 3500 немецких колоний в Поволжье, на юге страны в Бессарабии, в Санкт-Петербургской и Воронежской губерниях, на Кавказе, Средней Азии, на Урале и в Сибири.

Немцы проживали преимущественно в сельской местности, занимаясь сельскохозяйственным трудом. Широкое применение прогрессивных (для того времени методов хозяйствования привело к созданию крупных помещичьих хозяйств, и немцы-землевладельцы заняли ведущее место в экономике южных районов России. В 1905 году в Одесском регионе из 300 помещиков 176 были немцы. На Волге и Украине к концу 19 века возникли сотни промышленных предприятий, владельцами которых были граждане немецкой национальности. Немцы России свободно исповедовали свою религию, развивали культуру – в поселениях действовали школы с преподаванием на немецком языке, выходили десятки газет.

К 1908 году в России насчитывалось 2 миллиона 70 тысяч граждан немецкой национальности, в том числе в Саратовской губернии – 206 тысяч (6,9% всего населения), в Самарской – 181 тысяча (8,2% всего населения) и так далее.

После революции 1917 года в истории российских немцев наступает новый период. 19 октября 1918 года Ленин подписал «Декрет о создании Области немцев Поволжья», а в феврале 1924г. ВЦИК и Совет народных комиссаров приняли постановление о преобразовании Автономной области в Автономную Социалистическую Советскую республику немцев Поволжья (АССРНП) как федеративную часть РСФСР. В 20-30 годах Республика достигла значительных успехов в развитии экономики и культуры. В АССРНП действовало 200 школ на родном языке, 5 вузов, 11 техникумов, десятки различных технических школ, издавалось 30 газет, работало мощное книжное издательство, выпустившее миллионы экземпляров книг на немецком языке. Механизированный труд в колхозах, передовая агротехника и культура – всё это ставило АССРНП в ряд образцовых социалистических республик.

Помимо Нижне-Волжского края немцы в тот период проживали большими компактными группами и дисперсно в многочисленных городах России, Украины, Грузии, Азербайджана и Казахстана. В регионах компактного проживания были созданы национальные (немецкие) районы и сельсоветы в Краснодарском крае, Крымской АССР, Украинской ССР, Алтайском крае и Оренбургской области.

Однако… В 1938 году, когда уже прогремели политические процессы против троцкистско-зиновьевского блока, когда изуверскими методами был уничтожен цвет национальной интеллигенции всех наций, ЦК ВКПб выступил с инициативой о ликвидации национальных районов, советов (и не только немецких). Все они были ликвидированы, делопроизводство было переведено на русский язык, закрыты национальные школы, высшие и средние учебные заведения, в которых преподавание велось на родном для учащихся языке, ликвидированы издательства и их филиалы, газеты и журналы, выходившие на немецком языке.

Но это было только начало испытаний. Худшее было впереди.

Нападение фашистской Германии на СССР ввергло российских (советских) немцев в бездну неисчислимых страданий и бедствий. Война с Германией означала для российских немцев лишение всех гражданских и человеческих прав.

28 августа 1941 года Президиум Верховного Совета СССР принимает Указ «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья». В сентябре-октябре Госкомитет обороны за подписью И.Сталина принимает серию постановлений о депортации немцев из Москвы и других районов СССР. Руководство депортацией было возложено на НКВД (Народный Комитет внутренних дел) СССР, который в кратчайший срок – 5 дней перебазировал сотни тысяч немцев в Сибирь, Казахстан, Среднюю Азию. Людей из вагонов для перевозки скота высаживали в голые степи. Сотни тысяч женщин, детей, стариков были сорваны с родных мест и переброшены в дальние необжитые места, а мужчины мобилизованы в трудовые лагеря. Директива предписывала: «Дополнительно мобилизовать в рабочие колонны на всё время войны всех немцев-мужчин в возрасте от 15-16 лет до 51-55 лет включительно».

Но этого оказалось мало. 7 октября 1942 года Госкомитет обороны принял постановление «О дополнительной мобилизации немцев для народного хозяйства СССР». Это один из самых трагических документов в истории российских (советских) немцев. Авторы постановления обрекли на мобилизацию женщин-немок в возрасте от 16 до 45 лет включительно. Освобождены от мобилизации были только беременные и имеющие детей в возрасте до 3-х лет. Дети старше 3-х лет «передаются на воспитание остальным членам данной семьи. При отсутствии других членов семьи, кроме мобилизуемых, дети передаются на воспитание родственникам или колхозам». Была установлена уголовная ответственность «как за неявку по мобилизации на призывные или сборные пункты, так и за самовольное оставление работы или дезертирство из рабочих колонн».

Это бесчеловечное постановление раскололо немецкие семьи (в каждой было, как правило, по 6-8 детей), разорвало родственные связи. Отцы, мужья, братья оказались в полной изоляции в рудниках и шахтах Сибири и Казахстана. Матери, жёны и сёстры трудились на предприятиях нефтехимической, горной промышленности, на лесоповалах. Дети-сироты оставались в лучшем случае на попечении родственников преклонного возраста, в худшем – в детдомах при колхозах. Многие малыши погибли от недоедания и болезней.

Более 350 тысяч российских немцев-мужчин и женщин работали в трудармейских концлагерях, откуда не вернулся каждый четвёртый (87500), не считая погибших детей, оставшихся без материнской заботы и защиты. Сколько добрых чувств было разрушено, сколько чистых устремлений погублено! «Врагами» оказались и школьники-немцы. У многих, кого в детстве называли «фашистом» и нередко били скопом, на всю жизнь осталось чувство обиды и недоверия к окружающим. В рудниках и на лесоповалах, на фабриках и заводах российские немцы самоотверженным трудом в условиях каторжного лагерного содержания укрепляли обороноспособность страны, приближали победу над фашистской Германией. Сталинское руководство видело в российских немцах лишь «вражеский элемент».

8 января 1945 года Совет народных комиссаров СССР принял Постановление «О правовом положении спецпереселенцев», определившем бесправное положение немцев на многие годы. Это была та же тюрьма, только без ограждений из колючей проволоки. Спецпереселенцы не имели права без разрешения коменданта НКВД отлучаться за пределы района расселения; самовольная отлучка рассматривалась как побег и влекла кару в уголовном порядке. Жестокость сталинской национальной политики не знала предела. 26 ноября 1948 года принимается Указ Президиума Верховного Совета СССР, в котором с иезуитским хладнокровием сообщалось: «депортированные народы, в том числе немцы, переселены в отдалённые районы Советского Союза н а в е ч н о, без права возврата их к прежним местам жительства». За самовольный выезд (побег) из мест обязательного поселения устанавливалась уголовная ответственность – 20 лет каторжных работ.

Клеймо поднадзорных было снято с немцев только после смерти Сталина – в 1955 году. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 декабря немцы были освобождены из-под административного надзора МВД, но возвращаться в места, откуда были выселены, не имели права. И только с наступлением «оттепели», когда был разоблачён культ личности Сталина, появилась надежда на избавление от национальной и социальной дискриминации.

29 августа 1964 года Президиум Верховного Совета СССР принял Указ «О внесении изменений в Указ Президиума Верховного Совета СССР от 28 августа 1941 года «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья», утверждавшего, что обвинения были неосновательны и явились проявлением произвола в условиях культа личности Сталина.

Российские немцы ведут отсчёт своей новейшей истории со дня депортации. Далёкий август 1941 года разметал наших предков по бескрайним неуютным степям Казахстана и необъятным просторам Сибири. Разбросал семьи, исковеркал судьбы миллионов людей, фактически перечеркнул будущее целого народа. Народа, который, придя с Запада, объективно содействовал укреплению страны – своей второй Родины, её процветанию, приобщению к цивилизованному миру.

Получив частичную реабилитацию, ни в чём неповинные российские немцы, стремились восстановить национальную государственность. Была создана инициативная группа, которая подготовила письма и обращения в ЦК КПСС, правительство с просьбой восстановить Республику немцев Поволжья. В 1965 – 1988гг. в Москву приезжали 5 делегаций для встречи с руководителями государства. Их вежливо принимали, давали неопределённые обещания, что не имели решений в дальнейшем. Немецкая общественность не прекращала деятельности за восстановление государственности. В конце 80-х годов возникло общественно-политическое движение, которое оформилось под названием «Видергебурт» - «Возрождение». Оно объединило тысячи людей во всех регионах компактного проживания немцев. Под девизом –«Восстановить АССРНП» прошло 4 конференции «Возрождения» - съезды немцев СССР (1991-1993гг.). Правительство СССР реагировало на требования немецкой демократической общественности в лучших традициях тоталитарного государства. 14 ноября 1989 года Верховный Совет СССР принял Декларацию «О признании незаконными и преступными репрессивных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению, и обеспечении их прав», а 28 ноября 1989г. – Постановление «О выводах и предложениях по проблемам немцев и крымско-татарского народа», на основании которого Совет Министров СССР образовал Государственную комиссию для решения практических вопросов, связанных с восстановлением прав российских (советских) немцев. Однако реальных шагов по реализации данных программ не предпринималось. Неспособность правительства кардинально решить проблему вызвало эмиграцию немцев в Германию.

Но и эти шаги ждало много препятствий теперь уже со стороны Германии. Надо было представить много документов, которые имелись далеко не у всех. У многих документы были изъяты или утеряны в ГУЛАГах и на лесоповалах, часто невозможно было добиться нужных справок из-за халатности администраций в местах спецпоселений. Надо было сдавать экзамен на знание немецкого языка. Часто это превращалось в непреодолимые препятствия. Очень многим пришлось в связи с этим остаться в местах спецпоселений со слабой надеждой на восстановление Республики немцев Поволжья.

2021 год – год 80-летия депортации, год 80-летия начала открытого геноцида российских немцев. До сих пор не решена задача воссоздания компактного проживания немцев, а значит самосохранения их как народа. До сих пор нет решения о полной реабилитации российских немцев. Боль от пережитого нашим народом - в моих стихах.

Моя биография

Родилась в Сталинграде

Пять лет до войны.

Мать хотела мне счастья,

Чтоб не знала беды.

Но война разразилась,

Немцы стали-«враги»,

И в телячьих вагонах

Нас в Сибирь увезли.

Голод, холод, презренье

Нас вокруг стерегли,

Но достоинство всё же

В нас убить не смогли.

Жажда жить поддержала,

В нас надежду зажгла

И в спецпоселеньях

Выжить нам помогла.

Трудно было всем людям

После жуткой войны.

А тем более немцам –

С грузом ложной вины.

Но трудились со всеми,

Испытанья прошли,

Вопреки всем невзгодам

Место в жизни нашли.

В Молдавии, где мы жили много лет после спецпоселения, надежду на восстановление Республики немцев Поволжья породил в народе «Видергебурт». Создавая Немецкую общину Республики Молдова, я, как председатель, обратилась к собравшимся со стихами :

К немцам Молдовы

В нашей общине сегодня

Собрались мы, друзья,

Обрести чтоб единство,

Быть сплочённым всегда.

Долго немцев гнобили

На советской земле,

Но прошли все невзгоды,

Вера спасла нас в беде.

Сколько мёртвых в Сибири

И в ГУЛАГа лагерях!

Так поклонимся жертвам,

Жили чтобы в сердцах.

Пусть воскреснут надежды

Тех, кто долго страдал.

Пусть народ возродится –

Полстолетья он ждал!

Ради цели сплотимся -

Родину чтоб обрести,

А язык и обряды

Внукам, правнукам спасти.

31 марта 1992г.

 

г. Фрайбург

 

 

 

 

↑ 145