В Сибири (28.02.2012)

 

Н. Третьякова

 

Мой младший брат родился в Прокопьевске Кемеровской области 21 декабря 1946года. Позже мама рассказывала, что когда она пошла в ЗАГС регистрировать сына, её направили в спецкомендатуру, чтобы она принесла справку о внесении ребёнка в список депортированных. Мама отправилась к чиновнику комендатуры. Он подвинул к маме бланк, в котором уже было всё напечатано:«Я, Мейдер Амалия, урож-дённая Патц, прошу занести моего сына Александра Мейдера, рождённого 21 декабря 1946 года, в список спецпереселенцев».

Мама должна была расписаться. Слёзы не смогла сдержать - значит, и наши дети зачислены «врагами». Но чуть позже последовал ещё один удар! Срочно всех российских немцев в ноябре 1948 года вызвали в спецкомендатуру. Там был зачитан Указ о вечном поселении российских немцев. Кто покинет место ссылки, говорилось в Указе, тому грозит каторжная работа до 20-ти лет. Вот тут и рухнула надежда на возвращение в место прежнего проживания!

Народ долгие годы был поражён в своих правах. Страна очень тяжело поднималась после разрухи военных лет. В Прокопьевске стали строить двухэтажные дома. Мы с подружкой Валей бегали смотреть на строительство. Это было как чудо в сравнении с бараками. Мы там набирали деревянные кубики для игр и для печки. Уже в 1948 году образованные немцы писали в ЦК и в Верховный Совет СССР обращение по вопросу бесправного положения российских немцев. Таковым был несгибаемый борец за справедливость своего народа Доминик Хольман, наш земляк из Камышина.

Время не стоит на месте, ситуация с депортацией российских немцев разрешалась очень медленно. После смерти Сталина 05.03.1953 г. российские немцы тайком уезжали на свою малую родину. Хоть глазком бы увидеть – приехать и помереть! С такой огромной силой Сарепта звала своих постоянных обитателей. Мои родители осенью 1953 года принимают решение съездить на разведку в Сарепту. Они остановились у папиной сестры Марии. Тут же в дом по улице Красногвардейской, 7 постучали официальные органы и предложили срочно вернуться в Сибирь. Такие были времена! Об этом эпизоде, как родители привезли сарептские яблоки в Прокопьевск, я написала позже стихотворение, впоследствии переложенное на музыку. А вернуться нашей семье домой удалось только весной 1957 года.

 

 

 

 

 

↑ 133