Неприкаянность (31.01.2021)

 

 

И. Крекер

 

День не предвещает ничего необычного. Середина мая… суббота, пасмурно, небо хмурится, моросит дождь. Одной из первых я пришла на работу: в отделении ещё тихо, спокойно. Несмотря на многочисленные двери по одну и другую сторону коридора, ощущение приятной домашней обстановки, уютного тепла.

Завтра католическая Святая Троица. Знают ли об этом обитатели нашего особенного дома при психиатрии? Вероятно, да. Обстановка праздничная: льётся тихая, просветляющая, убаюкивающая музыка. Почему-то вокруг много белых цветов, такие же белоснежные скатерти на столах в столовой.

Солнышко пробивается через облака и вечнозелёные кроны деревьев, освещает каждый уголок отделения. Коридоры пусты, обитатели ещё спят, но, думается, их сонные души незримо парят в тёплом свечении первых лучей, робко заглядывающих в многочисленные окна.

Что же происходит за дверями комнат этого необычного дома? Что мне предстоит пережить, передумать, прочувствовать? После короткой планёрки совершаю обход комнат жильцов, с которыми предстоит провести первую половину дня. В каждой из них своя реальность, своя непривычная для чужого взгляда обстановка, свой потерянный рай несостоявшихся радостей и печальной трудной судьбы.

Представьте себе 70-летнюю женщину приятной наружности. Русоволосая красавица… Высокая, стройная, со следами интеллигентности на лице, она покоряет сиянием больших, всегда широко распахнутых голубых глаз. Её можно было бы назвать человеком особой крупной крепкой породы, если бы не туманность во взгляде, беспомощность в чувствах и движениях и какая-то неприкаянность, внутренняя неподвижность, медлительность и нескончаемая неуверенность в разговоре с собеседником.

Когда новая пациентка появилась впервые в отделении, я перепутала её с ревизоршей того дня. Такой броской красоты я давно не наблюдала. Одно, что сразу насторожило, –неподвижность, окаменелость лица и всей фигуры.

Глаза живут отдельно от лица, руки сами по себе существуют, а ноги… Она прикована к креслу-коляске. Женщина может сама медленно передвигаться в своей «карете» и униженно умолять каждого встречного выполнить её многочисленные желания, которые каждый день обрастают новыми страхами, вскриками, агрессивными выпадами, надуманными капризами, странными мыслями и неосознанными стремлениями.

Материнский инстинкт самки живёт в ней, побуждая опекать таких же, как она неприкаянных, таких же наказанных почему-то Богом и окружающим жестоким миром, приведшим её и их в конечном счёте к такому жутко-ненормальному существованию, которое продолжается уже давно и будет в земном мире вечно.

Что же за психические заболевания привели её в нашу «обитель»? Неприкаянность или людское равнодушие, инфантильность или отсутствие любви и тепла, одиночество или разочарование? Эта славная 70-летняя женщина могла бы прожить жизнь совсем иначе, но не получилось, потому, наверное, что она вовремя не поняла, в каком направлении ей плыть, грести в этом мире несправедливости и непредсказуемого хаоса, душевной пустоты и людского безразличия.

Всё начиналось, как у всех, может, и лучше. Правда, родилась она в сороковом. Везде уже полыхали зарницы войны, но их семью как-то она ещё напрямую не коснулась. Женщина помнит отца и мать, глубоко любящих друг друга. Им было уже за тридцать, когда девочка появилась на свет. Мама прожила недолго. Смерть забрала её рано, добрую, милую. Так как на матери лежало всё домашнее хозяйство, отец тогда содержал булочную, трудно пришлось семье после её ухода.

Правда, была у девочки ещё одна опора, старшая сестра, очень рассудительная, не по годам умная и хозяйственная девочка, позднее – прекрасная мать и верная жена. Моей героине всегда недоставало её умения найти выход из трудных ситуаций и метаморфоз, преподносимых жизнью. Любимая сестра тоже рано ушла из жизни, оставив о себе память в детях. Племянники скрашивали жизнь нашей одинокой пациентки. Она поддерживает с ними контакт и сейчас: через письма, телефонные разговоры, нечастые посещения.

Стремление к знанием помогло моей героине успешно закончить восьмилетку, потом – трёхгодичный торговый техникум, получить образование товароведа.

К этому времени ей исполнилось сорок. Знакомые родителей пригласили её переехать к ним, в город на юге Германии. После недолгих раздумий женщина поменяла глубинку на один из больших городов страны. К этому времени её уже ничто не держало в родном городе, если не считать могил, часто посещаемых ею в память о родных.

Женщина так и не вышла замуж. Как-то не получилось. Партнёры по жизни у неё были. С одним из них она прожила несколько лет под одной крышей в коммунальной квартире. Она вспоминает эти годы, как самые счастливые. Почему они не соединили тогда свои судьбы ? Что помешало принять это решение? Кто виноват в том, что никто из них не взял инициативу на себя, не сделал первым предложение скрепить союз перед Богом и перед людьми? Что остановило их тогда? Вероятно, всё та же неприкаянность, слабоволие, неумение решать практические вопросы…

Может, они думали, что жизнь долгая, вечная, что всё ещё впереди… Когда-нибудь можно будет всё наверстать… Принять главное решение… может, хотелось для себя пожить… верилось в какое-то другое, большее счастье??? На эти многочисленные вопросы моя пациентка уже не может дать осознанные ответы. Мысли путаются. Глаза наполнены грустью воспоминаний.

Тревога переполняет мою душу от непонимания причин и безжалостности судьбы к моменту, мигу Счастья, дарованному этой красивой женщине и исчезнувшему в просторах вселенной. Ведь была любовь с её духовными озарениями и розовыми закатами. Одинокая слеза покатилась по её лицу, сидела она напротив меня моложавой, не способной дать ответа на важный вопрос, касающийся её прошлой жизни, но понимающей, что счастье было так возможно. По лицу моей героини льются слезы любви, обиды, умершей надежды, потерянного и невозвращённого Рая.

Кстати, я, как медсестра, имела случай познакомиться с предметом любви моей подопечной. Мы отыскали его в одном из домов престарелых в многотысячном городе, который был прежде обоюдным местом их проживания.

На вид он тоже оказался человеком приятной интеллигентной наружности. Жизнь его проходит тоже в доме престарелых в мире воспоминаний и книг, среди ненужных никому людей, покой которых охраняется государством.

Да, никто не знает, что за плечами в мыслях этого человека. Вероятнее всего, тоже горечь несбывшихся надежд, пустота, одиночество, размышления о быстро пришедшей старости. Он – по ту сторону реальности. При встрече – очень мило улыбнулся этой женщине. Лицо его исказилось от внутреннего волнения и, может быть, неясно промелькнувшего вопроса: Почему мы не вместе? Стоит ли того одиночество, чтобы ему преклонялись, чтобы перед ним вставали на колени, и потом гордо доживали среди комфорта и чужих взоров в последние, так медленно бегущие, никому не в радость годы?

Так остались они каждый сам по себе и в себе, застывшие в своей безжизненной пустоте, душевно немощные и неприкаянные.

После того, как она приобрела себе друга – собаку особой породы, ей пришлось переехать, выехать из той, назовём её, коммунальной квартиры, в которой прошли её самые счастливые годы жизни. Пёс, хоть и был добр и хорош, но он не смог заменить ей собеседника и родственную душу.

Вскоре любимый перестал её навещать. Она, проработав до шестидесяти лет, вышла на пенсию. С того времени прервалась и её связь с внешним миром. Начались ностальгические старческие переливы. Депрессия – подруга пустоты и одиночества – не заставила себя долго ждать. Произошёл кризис зрелого возраста, закончившийся неизлечимой психической болезнью, отложившей печать на физическом состоянии женщины. Процесс уничтожения духовности произошёл быстрее и безболезненнее, чем этого можно было ожидать.

Рецепт продления жизни этой славной женщины – в её душевном спокойствии, которое поддерживается искусственно с помощью шприцев и медикаментов, позволяющих создавать иллюзию жизни.

В который раз прихожу к мысли, что поступь жизни не изменить: она пролетает как облака над головой, как снежинки, тающие в пространстве, как слезинки – валентинки, исчезающие в небытие.

За своё счастье, думается, нужно, не отступая, бороться и не бояться бороться. Пусть даже за один счастливый день или за пару часов любви. Может случиться, что даже одна единственная встреча с любимым осветит земной путь в другие тона. Это немелочи жизни. Это главное – быть спокойным и ощущать внутреннюю силу, правильность мыслей и поступков, которые в конечном итоге будут основными при принятии жизненных решений.

Главное – научиться жить своей жизнью!

Мы имеем возможность полнокровно жить… жить так, как мы этого хотим. Нравственное воспитание, полученное в своё время в детстве и юности, сделало многих из нас инфантильными и настолько правильными, ответственными, что очень трудно переступить через свою «правоту» и самих себя.

Совсем недавно я поняла, что времени немного осталось. Все эти обязанности перед страной, ближними, долг, необходимость – всё это придумано за нас, запрограммировано в нас, чтобы мы разучились думать, повторяли бы прописные шаблонные истины и следовали им.

Сознательно было кем-то решено нас продержать в узде, задушить свободу мысли и главное – свободу чувств. Мыслить мы ещё кое-как научились, а вот чувствовать, действовать, опираясь на чувства… Это жутко сознавать… Счастья не испытать и в забвении остаться… А что тогда главное?

Каждый день я вижу перед собой наглядное подтверждение деградации людей и превращения их в бессловесные существа без настоящего и будущего. Что будет со мной, если я сложу крылышки в мои шестьдесят и решу, что жизнь заканчивается, так как виден горизонт старости?

К счастью, хоть и не видится ничего потрясающего, но глаза мои светятся. В последний год искусственно создаю иллюзию счастливой души. Жить стало легче с подобного рода позитивной философией, появилась какая-то уверенность в завтрашнем дне и даже благодаря друзьям, их родственным душам, вера в расплёсканность бытия.

Такова реальность. Пятьдесят, шестьдесят … Это только часть пути, это только цифры. Всё ещё впереди. Нужно только в это верить! Вера горы сдвигает.

Надо научиться начинать каждый день с чтения Библии. Там ответы на все вопросы. Нужно только уметь их услышать.

Завтра мы с жильцами будем праздновать Праздник Святой Троицы. Наверное, не случайны эти мысли накануне праздника. Спасибо тебе, читатель, что нашёл время выслушать меня.

 

 

 

 

↑ 170