Моббинг (30.09.2020)

 

Валентина Штро-Фельхле

 

Они работали в одной средней школе - Валентина Тимофеевна и Валентина Андреевна. Тимофеевна была на год старше, не замужем, но выглядела оформившейся зрелой женщиной, про таких говорят: баба. Андреевна была замужем, но хрупкая и тоненькая, выглядела на восемь лет моложе своего возраста - девчонка. С прекрасной фигурой, она притягивала взгляды мужчин. Но ей, кроме мужа, никто не был нужен, на взгляды не реагировала, хотела быть просто счастливой. Тимофеевна, битая жизнью женщина, была разборчива и хотела выгодного брака, когда жизнь устроена и обеспечена.

В райцентре главным врачом районной поликлиники работал терапевт Василий Васильевич, умный, интеллигентный и самое главное - классный специалист. Люди не могли им нахвалиться. Каждый старался попасть к нему на приём в дни, когда принимал именно он. Это было то, что надо. Василий Васильевич сильно хромал и, может быть, поэтому был не женат. Тимофеевна зачастила к нему.

Цели своей она добилась и однажды у них произошло то, что рано или поздно происходит между мужчиной и женщиной. Она забеременела, и он предложил ей замужество. Они зарегистрировались. Оказалось, обе Валентины были беременны и, когда Андреевна сидела в клинике на приём к гинекологу, Василь Васильевич мельком бросил на неё взгляд. Дома за ужином он разговаривал с женой о женщинах-коллегах и заметил: "Посмотри, Андреевна тоже беременна, но как выглядит... Жрать надо меньше!" Такое простить Тимофеевна могла мужу, но не Андреевне: "Я за это на тебе при случае отыграюсь, тёзка!"

Прошло несколько лет. Андреевна работала методистом фильмотеки в райОНО и преподавала в училище. В районном отделе народного образования сменился заведующий, ею стала Тимофеевна. Не зная о её разговоре с мужем, Андреевна обращалась к ней, как всегда, вежливо и уважительно, чего нельзя было сказать о Тимофеевне.

Резкая и недоброжелательная, она перестала отвечать на приветствия. Андреевна не понимала, в чём дело, но не обращала на это внимание: мало ли... настроения нет. У Андреевны были свои проблемы: бесконечные планы, контроль за тетрадями, школами, к тому же – остеохандроз замучил. Никакая гимнастика не помогала. Ортопед выписал ей больничный и назначил прогревание и массаж. Всю неделю каждый день Андреевна ходила в клинику на процедуры.

После лечения выложила больничный в отделе кадров на стол и начала разгребать «завалы», что накопились за время болезни. И тут закрутилось... На неё поступили жалобы: одна в парторганизацию с предложением исключить Андреевну за прогулы из партии, другая в профсоюз РОНО – Андреевна, мол, халатная, неряшливая, недисциплинированная, прогульщица и прочее и прочее. Андреевна была в шоке: её обсуждали на одном, на втором, третьем собрании... Она не знала, как реагировать, душа возмущалась. Однажды решила возразить: «Это всё неправда. Больничный я сдала в бухгалтерию. У меня нет и не было прогулов!"

Тимофеевна крикнула:

- Больничный не действителен. Она любовница главврача!

- Как Вы можете? Он же Ваш муж! А больничный мне выдал ортопед, - возразила она.

- Вот-вот, мой муж, и поэтому я таких здесь не потерплю! И собрание вынесло решение – уволить. Решение об исключении партийное собрание направило в райком. Андреевну удивляло, что коллектив слепо и молча поддержал заведующую, её манеры деспота.

В стране начиналась "Перестройка" - было не до честности, порядочности, справедливости, законности. Таких связей, как у Тимофеевны, у Андреевны не было, заступиться за неё некому было, и районный суд принял решение не в её пользу. "Приятная во всех отношениях» Тимофеевна успела также сообщить мужу Андреевны (он к тому времени работал в другом районе), что его жена "легкомысленная и развратная", лезет к её мужу-врачу.

Муж Валентины Андреевны перестал приезжать домой - не звонил, забыл жену и детей. Сын был в армии, а дочери, у которой с детьми не было денег даже на хлеб, отец не передал ни разу ни рубля.

"Новые русские" присваивали государственное добро, а бедные – хоть помирай. Без вины виноватая решила: "Если тебя толкнули и ты упала, найди в себе силы подняться. Это ВАЖНО!" Она взяла дочь и уехала в город. В горОНО подала заявление, что согласна весь летний сезон работать воспитателем в пионерском лагере, и её вместе с дочерью направили в "Лесную сказку". На два месяца они были обеспечены жильём, питанием, зарплатой. Валентина успокоилась: "А там видно будет!" Хорошо себя зарекомендовав, она была принята преподавателем в городскую школу. Кое-кто завидовал: из деревни в городе принимали неохотно и не каждого.

Нет худа без добра! Оставалось решить вопрос с жильём. Она молилась, чтобы Бог дал ей здоровья и сил всё выдержать, главной целью было не умереть с голода и дать дочери образование. Обугленная душа и сознание приказывали работать без веры в справедливость и добро. Вера в Человека и правовую законность были потеряны. Однако, надо было жить... Просто ЖИТЬ!

23.06.2020

 

 

 

 

↑ 198