Трудный путь домой (гл. Технология советского строительства и др.) (30.06.2019)

 

А. Шварцкопф

 

Технология советского строительства

 

Так как первый корпус был рядом с нашим домом, то опорным пунктом была наша квартира. Мы заранее приобрели розы, у нас положили их в ванну, и после защиты дипломных проектов (защищались два дипломанта один за другим, и потом заседала комиссия и объявляла результат) мы вручали каждому букет цветов. Вся наша компания защитила свои дипломные работы. Большинство защитило на отлично. Это было 19 июня 1964 года. С нас свалилась огромная нагрузка. Работать и учиться одновременно очень тяжело. Особенно тяжело было на первых трёх курсах, пока проходили общие предметы: сопромат, общую химию, физику, начертательную геометрию, теоретическую механику, высшую математику, теорию вероятности и относительности и другие. Позднее, в день защиты, 10 лет подряд мы встречались и отмечали эту дату.

После окончания института меня назначали прорабом генподрядного участка, а через 11 месяцев начальником участка. (Эта должность называлась старший прораб участка).

Шли годы, незаметно пролетели дни учёбы в институте, росла и семья. В апреле 1966 года родилась дочь Ольга. В 2-х комнатной квартирке на 32 кв. м стало немного тесновато. Стал добиваться новой квартиры. Дом, в котором мы жили, строило Геологоуправление для своих сотрудников. При расширении жилой площади надо было получить разрешение от владельца дома, т.е. Геолого-управления. Но кто же хочет отдать жильё в другое ведомство? В это время я работал уже в строительном тресте. Не буду описывать те трудности, которые мне выпали, до тех пор, пока разрешили заселить старую квартиру работниками треста, а иначе бы мне не дали новую квартиру. Квартиру разрешили заселить - новую на расширение получить было проще, когда ты сдавал свою старую для заселения своих сотрудников.

30 декабря 1966 года перехали в новую 3-х комнатную квартиру по ул. Ушанова № 79, кв. 66. Жилая площадь 48 кв. м. Дом был крупнопанельный. Холод на улице был до - 40 град. по С - в квартире +12. Дом не был подготовлен к жизни в таких экстремальных условиях: окна не утеплены ватой и не заклеены, как мы все делали, дополнительных секций к отопительным батареям не было смонтировано, подключенные электрообогреватели не помогали. Надел меховую шубу, взял Ольгу к себе и ходил по комнате. Ей было 8 месяцев - не хотела мириться с холодом. Спали все одетые. Так мы встречали Новый 1967 год.

Квартира наша была в 3-ем микрорайоне города.

В 1968 году приобрели автомашину и надо было строить гараж для стоянки. Все гаражи разрешали строить только за городом. Чтобы забрать или поставить машину, надо было ехать на городском транспорте, потом идти пешком до стоянки автомашин. Гаражи закрывались на два, четыре замка, ещё потайные были, иначе машину украдут. Около дома ставить машину было равнозначно тому, что завтра её у тебя не будет. Гаражный кооператив, куда позднее приняли меня, состоял в основном из геологов. На целое лето они уезжали на работу в экспедиции, и машины оставались дома, а зимой ими пользовались. Другие автолюбители, наоборот, ездили летом, а зимой, за редким исключением, не пользовались личным транспортом.

Меня приняли в этот кооператив как специалиста по строительству гаража. Мы стали добиваться разрешения на выделение места (конечно, через многих знакомых и больших чинов) для постройки подземного гаража на заброшенном пустыре в центре города, где ставили автомашины в стальных контейнерах. Добились! Начали строить первый в городе подземный гараж.

Кладку, конечно, доверили мне, как строителю. Такой гараж стоил в то время дороже, чем сама автомашина: в центре города, свет, водопровод, отопление и канализация. Добраться можно было любым видом транспорта и пешком тоже.

Самое трудное было достать кирпич и железобетонные плиты перекрытия. Магазинов для продажи строительных материалов частным лицам в то время не было, а предприятиям запрещалось отпускать лимитированные материалы на сторону. Правительство знало об этой проблеме, но вместо того, чтобы в плановом порядке на государственном уровне разрешить в общем-то этот несложный вопрос и поддержать инициативы своих трудящихся на новое добротное строительство, организовало запреты на продажу лимитированных материалов строительным организациям и всякого рода проверки и преследования инициаторов частных строительств, усматривая в каждом из них не без оснований потенциального преступника. Но не было таких законов и административных директив, которые нельзя бы обойти. Каждый находил свой путь и решал сам по себе проблему приобретения стройматериалов.

Приходилось только удивляться непредприимчивости государства. Потребность населения в стройматериалах была огромной - строили частные дома, садовые домики, гаражи и др., а легально купить материал было негде, и никто не планировал этот вопрос решать. Но люди доставали нелегально стройматериалы, а государство лишалось огромных сумм. А организация легальной торговли строительными материалами могла стать огромной ветвью государственной торговли и остановило бы миллионы мелких воришек и «несунов с призводства с чистой совестью».

Входная дверь в гараж закрывалась на замки, к которым у каждого владельца были ключи. Был большой навесной замок у двери и секретный внутренний со специальным ключом. Умельцы выдумывали различные варианты, а воры моментально открывали секреты ключей и приспосабливались. Наш гараж был в центре города, и совсем рядом было управление внутренних дел. Однако приходилось закрывать гаражи многоразово. Каждый владелец выдумывал свои хитроумные секреты для запора своего бокса. Внутренний проезд в боксы имел в ширину 550 см, а стоянки машин размером 262 х 550 см располагались с двух сторон. Каждый гараж владельца закрывался стальными складывающимися воротами и, как я уже писал, запирался несколькими секретными замками. У каждого владельца гаража был ещё погреб и смотровая яма. Наш гараж имел № 5, с левой стороны.

Строителям было трудно построить что-либо для собственных нужд: деньги на эти цели не выделялись. Хозяйственные цехи и склады мы умудрялись строить за счёт подсобных объектов к строящимся зданиям. Всё приходилось строить тайком, а если бы ты построил хорошую контору, то тебя бы затаскали контролёры. И управленческому аппарату приходилось работать в затрапезном здании.

«Культбытстрой» было генподрядным управлением по выполнению строительства культурно-бытовых объектов в городе. Позднее и другие строительные управления привлекались к строительству таких объектов. Первоначально управление выполняло все строительные, кроме специальных монтажных работ. За тридцать лет работы в городе строительные организации то объединялись в один большой трест, затем делились на разные тресты, то создавались совнархозы, то снова создавались главки и подчинялись министерствам. Реорганизационный зуд проникал и в тресты. Стали создавать специализированные управления.

Возведение фундаментов зданий, строительство коммуникаций и благоустройство отдали в специализированное управление «Спецстрой», столярные и малярные работы были поручены «Отделстрою», сантехнические, электромонтажные, изоляционные, телефонизация и радиофикация, монтаж торгового оборудования и другие работы выполняли внешние субподрядные специализированные организации: «Казсантехмонтаж», «Казэлектромонтаж», «Монтажное управление по монтажу проводок слабых токов», «Казторгмонтаж» и др. Все выше названные специализированные субподрядные организации заключали с генподряным управлением годовые договоры на выполнение своих работ.

Генподрядное управление получало от «Спецстроя» фундамент и возводило здание дальше: делали кирпичную кладку, монтаж перегородок, выполняли все бетонные и монтажные работы, кровлю, монтаж оконных блоков, штукатурные и плиточные работы. До выполнения штукатурных работ приглашались монтажные организации для выполнения скрытых работ. Каждое здание возводилось из штучных кирпичей. Это сколько миллионов штук в год надо было руками перебрать, чтобы выросло здание. еВ управлении было две бригады каменщиков по 30-40 человек в каждой. Позднее численность в бригадах стала меньше. Кирпичной кладкой занимались знаменитые бригады Андрея Абрамовича Борна и Валентина Ароновича Фризена. Позднее, когда Фризен ушёл работать в ДСК, его бригаду возглавил Николай Иванович Раченков. Кирпичная кладка велась круглый год. Только зимой при температуре минус 40 градусов по С и ни-же кладка не производилась, но такая температура была не так часто, и только ночью и по утрам, а с восходом солнца температура повышалась. За зиму, может быть, было 2-3 дня, когда каменщики не работали. Кирпичная кладка, выполненная в зимний период, намного крепче, чем та, которая выполнена в жаркие дни лета. Применялся раствор на одну-две ступени выше по добавлению цемента, чем летом. Раствор готовился на тёплой воде на растворных узлах треста и дополнительно подогревался на строительной площадке в специальных подогревательных станциях, сконструированных механической службой управления. Производилось дополнительное армирование кирпичной кладки, и сама кладка предусматривалась другая по системе перевязки: вместо американской шестирядной применялась в этот период русская цепная перевязка. Но во время оттаивания кирпичной кладки в весенний период приходилось применять дополнительные меры по усилению устойчивости несущих конструкций стен от разрушения: ставились деревянные стойки в оконные проёмы, под несущие балки, ригеля и т.д.

Наши здания, как правило, штукатурились внутри и снаружи. (Большинство фасадов зданий выполнялись высококачественной каменной штукатуркой). В последние годы фасады зданий (125 мм, в полкирпича) выполнялись из силикатного кирпича Семипалатинского кирпичного завода, а остальная часть наружной стены, внутренние стены и перегородки продолжали выкладывать из красного кирпича местного завода. Некоторые фасады облицовывались во время кирпичной кладки специальными бетонными облицовочными плитами. (кинотеатр «Юбилейный», «малосемейное общежитие Казлеса и др.). Некоторые фасады во время кирпичной кладки украшались орнаментами и рисунками. Они выполнялись из особых кирпичей, которые производил по нашим заявкам Керамический цех Усть-Каменогорского кирпичного завода. Выполняли эту работу лучшие каменщики бригад. (Пожарное депо, ДОСААФ, Школа на 1280 учащихся.) Выполнялись и сложные карнизы, пилястры, тяги, рельефные украшения. (Кинотеатры, Дом культуры металлургов и др).

Бетонные, кровельные работы и подготовку под полы выполняли бригады бетонщиков Николая Волколупова и Анатолия Лукина. Штукатурные работы выполнялись бригадами штукатуров (Егора Китаева и Оразовой), плиточные работы делала бригада Валентины Дзюбан. Я назвал несколько бригад последних лет. В управлении было два генподрядных участка, выполнявших общестроительные работы (кирпичная кладка, бетонные и кровельные работы, монтаж оконных блоков, ст. прорабы Виктор Григорьевич Дегтярёв и Александр Николаевич Чудинов), и два участка отделочных работ (штукатурные, плиточные и малярные, при ремонте зданий, ст. прорабы Анатолий Кирилович Гераськов и Николай Иванович Молотков. На каждом участке работало несколько про-рабов и мастеров, которые были закреплены непосредственно за конкретными объектами).

После окончания своих работ объекты передавались под отделочные работы специализированным управлениям. Но, как правило, передача проводилось поэтажно. Управление получало проектно-сметную документацию от технического отдела треста, а план работ на следующий год от планового отдела треста. Заказчики были различные, но основными заказчиками были гор - и обл- исполкомы через свои управления капитального строительства (УКС). Как правило, жилые дома для работников обкома и горкома партии строились нашим управлением, и по ним к нам были особенные требования по качеству работ. Все заявки по снабжению конструкциями, изделиями и специальными материалами (оконные блоки, железобетонные и стальные конструкции, кровельные материалы, облицовочная плитка и др.) на следующий год подавались к концу сентября текущего года в УПТК (Управление производственно-технологической комплектации) треста. Там они проверялись, утверждались и составлялись графики по обеспечению ими объектов. Если какие-то изделия не были утверждены, то получить их потом было практически невозможно. Только хороший личный контакт с начальником этого управления или приказ вышестоящего руководства могли спасти ситуацию.

Хозяйство было плановое, многоступенчатое и очень сложное. В последние годы моей работы начальником управления общее число всех работников, включая инженерно-технических работников и аппарат управления, составляло около 300 человек. Руководил всеми строительными процессами аппарат управления: начальник, главный инженер, плановый и производственно-технический отдел. Были отделы труда и заработной платы, кадров и бухгалтерия. При управлении были службы главного механика и главного энергетика, которые обеспечивали строительный процесс мелкими механизмами, приспособлениями (только бригад нашего управления) и снабжали электричеством и водой всех участников стройки.

Защитив диплом и получив квалификацию инженера-строителя, приходилось как профессионалу следить и изучать техническую литературу по своей и смежным профессиям, чтобы быть всегда в курсе развития новейших технологий, техники и организации производства в строительной отрасли. При горкоме партии был оганизован Усть-Каменогорский народный университет технического прогресса. Обучение было вечернее. Вот туда я в 1970 г. поступил и проучился два года.

Если ты учился в каком-нибудь вечернем университете, то тебя освобождали от политзаний. Это также повлияло на моё решение пойти учиться, всё что-то новое почерпнёшь и не придётся слушать уже всё знакомое по политическим вопросам.

Но мы были заняты не только одной работой. Приходилось организовывать и участвовать в общественной работе. В те годы усердно начали бороться с вредными привычками, мелкими преступлениями и всем тем, что, по представлению партии коммунистов, считалось недостойным советского человека: пьянка, драки, ограбления по вечерам на улицах и т.д. Были созданы народные дружины, которые совместно с милицией должны были обеспечивать соблюдение общественного порядка на улицах и в местах массовых мероприятий.

Каждое управление обязано было иметь такие дружины и, согласно графику, дежурить по вечерам в городе. За постоянное участие в дежурстве давали дополнительный отпуск до 3-х дней. Рабочим предоставлялся в то время основной отпуск 12 рабочих дней, а ИТР 24. Рабочие и ИТР из этих соображений шли на дежурство, хотя и не очень охотно. Руководителю предприятия или организации приходилось следить и отчитываться в случае срыва графика дежурства. Первоначально никаких законов по защите дружинников не было, но позднее предусмотрели это. Я принимал постоянное участие в дежурстве. Все дружинники, идя на дежурство, обязаны были носить красные нарукавные повязки и иметь при себе удостоверение дружинника. Активных участников награждали грамотами.

Эту Почётную Грамоту я взял для примера. Такими грамотами награждалось огромное количество людей, отличившихся в службе, учёбе, труде. Многие граждане привыкли к этому и не придавали большое значение – у меня их было тоже много за время службы в армии, работы.. Часто при вручениях были слышны реплики: «Лучше бы дали деньги».

Два раза в год: на 1 мая и 7 ноября проводились городские демонстрации. Это было самое ответственное время для руководителя предприятий. Не хотели люди идти на эти демонстрации, но руководству приходилось прикладывать большие усилия, чтобы обеспечить явку. Шли на разные ухищрения: давали дополнительный отпуск (так называемые отгулы), платили премию из фонда мастера и т.д.

Как правило, после демонстраций собирались с друзьями на празднование. Было принято проводить Новый год, дни рождения и другие праздники в компаниях. И они обычно были постоянными. Считалось неприличным менять состав компании.

Наша семья праздновала совместно с семьёй Бевза Германа Петровича, Гераськова Анатолия Кириловича и другими.

Герман был мой лучший товарищ по работе и друг. Вместе с ним мы начали работать ещё бригадирами в тресте «Алтайсвинецстрой»: я бригадиром плотников, а он бригадиром маляров. Позднее работали мастерами. Я работал в генподрядном управлении «Культбытстрой», а Герман в субподрядном управлении «Отделстрой». Возводили одни и те же объекты. С годами продолжали работать вместе в одних и тех же управлениях: то он работает главным инженером управления, а я начальником производственно-технического отдела, то я работаю начальником управления, а он у меня главным инженером.

В семидесятые годы началась кампания против стиляг. Это была борьба против молодых людей, которые не хотели подчиняться принятым нормам поведения в обществе - выборе одежды, причёсок, музыки, поведении молодых людей на танцплощадках и т.д. Порой эта борьба доходила до абсурда. Например, подвыпившего или пьяного человека забирали в вытрезвитель и подстригали наголо (девочек и женщин тоже), брали штраф за ночлег и сообщали на место работы, а там человека, как правило, снимали с очереди на квартиру и других очередей, лишали выплаты премии и т.д. Девочкам, пойманным на улице в брючках, в обтяжку, резали брюки. Помню суд в Центральном доме культуры, где судили девочек за плохое поведение. Девочки встречались в компаниях с мальчиками и, конечно, как молодые люди могли допустить какие-то промахи. Были настоящие судьи, обвинители, только адвокатов не было. Все возмущались, кричали обидные слова, а одна старая дама сочувственно спросила, почему девочка (ей было уже больше 17 лет) так рано начала жить с парнями? Все замерли, что ответит она. Девочка стоит на сцене, вызывающе крутит носком ботинка и говорит: «Если бы знала, что так хорошо это, начала бы ещё раньше». Она, я уверен, сказала это назло этой старой даме. Но зал взорвался, возмущениям не было конца. После была большая статья «Стиляги» в об-ластной газете «Рудный Алтай», в которой в пух и прах расписали поведение этих молодых людей. А что сделали эти люди криминального? Ничего. Просто они одевались по-другому, подстригались непривычно модно, танцевали западные танцы и вели образ жизни, который придёт позднее и его примут все. Но то было время, когда ты должен был вести себя так, как все, не высовываться - партия этого не допускала.

Хорошим делом, я считаю, было проведение ежегодных дней уборки города.

Приурочили это мероприятие ко дню рождения Ленина. Он родился 22 апре-ля 1870 года. Назывались эти кампании «Ленинские субботники». Выделялся транспорт для вывозки мусора. На уборке территорий работали все и бесплатно. Это был настоящий праздник труда.

На субботнике работали физически все: даже дети в детских садах, ученики школ, студенты учебных заведений, работники больниц, учреждений, предприятий, воины, милиция и администрация города. Действительно, город становился чистым после зимы. Убирали и пациенты в больницах и на курортах.

 

Красоты Алтая и Восточно-Казахстанской области

 

Работая начальником ремонтного управления в «Алтайэнерго», мне пришлось заниматься объектами технической и исторической уникальности - торкретированием ведущего водовода к турбинам Усть-Каменогорской ГЭС и деревянного водовода d= 2,3 м к Ульбинской ГЭС, построенного ещё англичанами. Но тогда я не обращал внимания на историческую ценность этих объектов, для меня это была рядовая работа.

Приехал я в город, когда он только усиленно начал строиться, был ещё почти весь деревянный. За те тридцать лет моей работы на строительстве Усть-Каменогорск превратился в прекрасный современный город электриков, металлургов, промышленников, машиностроителей с числом жителей более 300.000 человек. Мы росли вместе с городом и в рабочих буднях не замечали этого роста. Для нас это считалось естественным явлением. Поэтому я должен сказать хотя бы немного об исторических вехах города и области, только несколько штрихов.

После присоединения казахского ханства к России границы начинают укрепляться, строятся оборонительные линии. В 1716 году близ развалин средневекового монастыря из семи палат, построенного во второй половине XVI века, закладывается крепость Семипалатинская. В 1720 году начинается строительство Усть-Каменогорской крепости. Эти крепости и укрепления сыграли значительную роль в ограждении степей от джунгарского нашествия.

В 1747 году по указу сената всё правобережье Иртыша, все рудники были изъяты в личную собственность царского двора, а остальные земли вошли в состав Западно-Сибирского генерал-губернаторства. Для работы на рудниках сгоняли крепостных крестьян. Труд здесь был хуже каторги. И бежали смелые и решительные вверх по Иртышу «в камень». Знали, что расправа будет жестокой, и всё равно бежали. Более полувека жила по своим законам «республика беглых», прозванных «алтайскими каменщиками», пока правительство не приняло их в российское подданство на правах «инородцев».

Города Семипалатинск и Усть-Каменогорск становятся крупными торговыми центрами. По обширности и разнообразию торговли они занимают одно из ведущих мест среди городов Западной Сибири, становятся связующим звеном в торговле Казахской степи с Россией, Средней Азией и Китаем, а также между городским и сельским населением, между различными районами верхиртышского региона. С 30-х годов XIX века в Прииртышье бурно развивается золотопромышленность. В городах появляются предприятия по переработке сельскохозяйственной продукции, формируется рабочий класс, зарождаются капиталистические отношения.

История Восточного Казахстана богата своими событиями. Его жители принимали участиe во всех событиях по развитию этого края. Но на этом я не хотел бы останавливаться - всё, что происходило с людьми в те годы в СССР, не прошло и мимо Восточного Казахстана. А вот о красоте горных хребтов с их покрытыми белыми шапками снегов, о прекрасных цветущих долинах я должен сказать немного. Когда едешь со стороны Таврического района к городу Усть-Каменогорск, перед глазами открывается сказочное зрелище - резкий переход из горячей пустыни левобережья Иртыша в совершенно другую альпийскую местность. Город и получил свое название, потому что расположен внизу горных хребтов. Они его прижали к полноводной реке Иртыш. Горы покрыты зелёной растительностью. В природно-климатическом отношении Восточно-Ка-захстанская область — уникальнейший регион Евразии. В ней соседствуют степной, пустынный и горнотаёжный ландшафты, присутствуют более половины флоры и фауны всей республики. Здесь сходятся горные хребты Алтая и Саур-Тарбагатая. Казахи считают, что по долинам рек Нарыма и Бухтармы проходит так называемая «Золотая ось земли».

Вдоль границ с Россией вытянулись горные цепи Листвяга и Холзун, над ними господствует красавица Белуха (4506 м). От них отходят Ивановский и Ульбинский хребты. Большая часть их покрыта густыми таёжными лесами, в которых мне приходилось не раз бывать (шишковал и в лесах около г. Лениногорска, и с. Урыль). Вершины гор покрыты нетающими снегами и ледниками. Горные цепи расположены на линии водораздела северного полушария. С одной стороны от них текут реки в сторону Индийского, с другой - Северного Ледовитого океанов.

Высокогорные снежные ландшафты придают особое очарование краю. Всё пространство покрыто пёстрым ковром ярко цветущих ароматных трав. Маленькие ручейки собираются в речки, бурлящие воды которых бешено мчатся по камням и порогам, оглашая рокотом тесные ущелья. (Реки Уба, Громатуха, Ульба и др.). Холодом веет от белой пены воды. В солнечный день разноцветье радуг висит над ревущими водопадами. Небеса над студёными вершинами чисты и величественны.

Сколько очарований таит в себе сочетание зелёной и голубой стихии с поэзией могучего камня, который выглядит как гранитные скульптуры, созданные природой. Можешь часами смотреть на эту красоту и каждый раз видишь вокруг какую-то новую фигуру.

Есть какая-то таинственная, притягательная сила у гранитных скульптур, созданных матушкой Природой. Вблизи - это осколки гранитных скал, бесформенные и нелепые глыбы. Но стоит только отойти чуть в сторону и напрячь воображение, как камень «оживает». С теми, кто умеет слушать их, камни откровенны и могут поведать о многом. Человеческая фантазия подарила здешним местам обилие легенд, сказок, преданий и рассказов.

Всё, что я описал ранее о природе Алтайского края, соответствует и Восточно-Казахстанской области: юг Алтая и юг Востока Казахстана - единая природная система. Горные системы разделены широкими межгорными впадинами. Крупнейшие из них - Зайсанская и Алакольская - обрамлены горами, покрытыми лиственными лесами, каменистыми осыпями, скалами, альпийскими лугами и тундрами, выше которых - только снега и льды. На запад отходит могучий горный массив Тарбагатай, покрытый реликтовыми зарослями яблони и осино-берёзовыми поймами. Южная граница области оканчивается Алакольской котловиной с бессточными озёрами Алаколь, Сасыкколь и др.

Как я уже писал, Восточный Кахахстан - край лесов. Нередко это непроходимые заросли, образующие сплошную колючую стену, где деревья и травы густо перевиты друг с другом. Лежащее плотной кошмой смешанное разнотравье, обилие ягод, грибов, кедровых орехов, промышленных зверей и птиц привлекают сюда местных жителей. Тем не менее до сих пор можно найти места, где редко или совсем ещё не ступала нога человека.

Весной леса нарядны и нежны: тёмнохвойные лапы елей выгоняют новые побеги, появляются хрупкие молодые шишки, от малейшего дуновения ветерка рассыпается золотистая пороша пыльцы.

Зима устилает бор белоснежным полотном. И стоят стройные деревья по колено в снегу, покачивая заиндевевшими шапками. Любая веточка, каждая хвоинка чётко выписываются на белом фоне. Всё дышит морозным снегом..

Вечность и величие степей и пустынь, долины с причудливыми изгибами рек и ручьев, шум бурных рек придают краю неповторимую прелесть. Увидев эти красоты, в памяти оставляешь на всю жизнь удивительные краски лесов, горных хребтов и степных горизонтов.

Проезжая по Восточному Казахстану, ты можешь в течение нескольких часов побывать в высокогорных ландшафтах, где веет холодом, затем спуститься в долину с ковром ярко цветущих ароматных трав, а далее попасть и в горячую, знойную степь. И всё это в течение нескольких часов. Разве это не чудо? Где можно ещё найти такое место?

Надо отметить, там, где не ступала человеческая нога, природа прекрасна в своем первородном виде. Но чем ближе приближаешься к селу, тем безобразнее становится: грязь, мусор, брошенное добро человеческого бытия. Не ценит человек природу. Я задавался много раз вопросом: почему это так? И ответа не придумал.

Богата фауна края. В общей сложности здесь обитают более 300 видов различных птиц, около 60 видов млекопитающих.

Хозяин лесов - бурый медведь. Сохранились марал, лось, косуля, кабарга, волк, рысь, соболь, росомаха, колонок. Из грызунов - летяга, бурундук, белка. У озер гнездятся серая утка, свиязь, чирок, кряква. В глухих уголках водятся глухари, рябчики, дятлы, дрозды. Здесь селятся орлан и рыбоядный орёл, серо-серебристая чайка, черноголовый хохотун, кулик.

В озере Маркаколь водятся ускуч, ленок, причём в таких количествах, что в период нереста в устьях впадающих в озеро речек можно ловить рыбу руками.

Мне не приходилось рыбачить в этих прекрасных местах, а Фае посчастливилось быть там. Во всех уголках Восточного Казахстана были заготовительные конторы, которые входили во владения Фаи. Вот однажды её пригласили ловить эту рыбу и, точно, ловили её руками.

Многие виды обитающих в крае животных и птиц занесены в Красную книгу. Для сохранения уникальной природы в области создано 2 Госудаственных заповедника, 6 заказников. Среди них — Маркакольский, Западно-Алтайский и Тарбагатайский заповедники, Алькакольский и Кулунджинский заказники.

 

 

 

 

↑ 351