На озеро Иссык Куль (31.05.2019)

(очерк)

 

Георг Лауэр

 

Работа на автобусе предполагает различные маршруты. Бывали поездки по сельскохозяйственным нуждам, бывали и по заказу – с артистами, спортсменами.

Однажды на огромное озеро Иссык-Куль, в котором солёная морская вода, – возможно, поэтому его часто называют морем – пришлось везти студентов географического факультета города Смоленска. Дорога дальняя, ехать два дня – без напарника не обойтись.

Свободных мест в автобусе много, и я поговорил с напарником, будет ли он против, если возьму с собой сыновей. Они были в возрасте, когда верх берут желания, а не возможности: старшему, Андрею, – 14; младшему, Павлику, – 12. Их восторгу и радости, казалось, не будет конца - им быстро удалось уговорить маму согласиться на путешествие.

Выехали из Иссыка в восемь утра. Вначале переехали приток реки Или, хорошо известную Тургенку. Следующий приток, многоводная река Чилик, совпадала с названием районного центра. За нею следовал самый многоводный приток в Алма-Атинской области – река Чарын. На противоположном берегу Чарына дорога резко пошла в гору – начинался Кегенский перевал, самое высокое место которого называется «Марусина гора». Старики рассказывали, что в былые времена автомобильное движение здесь было редким – дорога была хуже, подъёмы круче.

Грузовик с трудом преодолел подъём на «Марусю» - сохранилась легенда, почему гору назвали «Марусиной горой». Поднималась машина всё выше и выше, и оказалась она на самом высоком, обдуваемом ветрами месте, а за рулём Маруся - одна. Дело было зимой, мороз - минус 30°. От перегрузки заглох мотор - он никак не заводился. Маруся не дождалась помощи и замёрзла. В память о ней осталось название горы.

Но время изменилось: дорога стала прекрасной, автомобили – надёжней. Поднимались на низкой передаче, двигатель натужно гудел. В автобусе стояла тишина. Для студентов с равнинной части России езда по горам была непривычной – они испытывали восторг и одновременно напряжение. Но молодёжь долго молчать не может, вскоре она снова весело запела. Ближняя вершина от Алма-Аты – шеститысячник или Талгарский пик. Снежные вершины видны там круглый год. От нашего городка до озера Иссык 14 километров, а от озера Иссык до озера Иссык-Куль (название почти одинаковое!) лежит туристическая тропа длиною в 70 километров. Ехать нам 340 километров – до восточного побережья озера Иссык-Куль.

От Марусиной горы до населённого пункта Кегень ехать под гору. От Кегеня до границы с Киргизией и далее до самого озера тянутся живописные горные долины и ущелья с незначительными, по сравнению с Кегенским перевалом, подъёмами и спусками. Прибыли в посёлок Тюп на самый восточный берег Иссык-Куля. Проехали без приключений. В том месте, где мы остановились, небольшая речка с пресной водой впадала в озеро и смешивалась с солёной водой.

После изнурительной, хотя и интересной поездки, захотелось искупаться. Течение реки усиливалось перед крутым спуском. Прелесть купания заключалась в том, что, спускаясь в бурный, прохладный поток с пресной водой, мы без всяких усилий неслись в тёплое прибрежное озеро с солёной водой. Периодически выходили на берег, ложились на прогретый песок и подставляли остывшее тело ласковому солнышку.

В тот же вечер выехали в областной центр – город Пржевальск (ныне Каракол). Место для сна студентам и сыновьям выделили на полу в каком-то старом здании. Каждому дали матрац, одеяло и подушку. Мы с напарником ночевали в автобусе.

В сумерки я решил с сыновьями прогуляться перед сном по незнакомому городу.

Он напоминал посёлок городского типа. В центре, где мы остановились, находилось административное здание и ресторан с магазином. Прекрасные цветники и зелёные насаждения. Улицы совершенно прямые, широкие и длинные. Основная достопримечательность - вдоль всей тихой улицы с двух сторон возвышались, точно часовые, стройные серебристые тополи. Ни машин, ни трамваев, ни автобусов. Чистейший горный воздух и непривычная тишина.

Рассказал детям, что ещё холостым на маленьком автобусе (Коробочка) вёз отдыхающих на это озеро в Чолпон-ату. Расположено это курортное место по северному берегу озера - от нашего 112км. В те годы ещё не было дороги, по которой мы приехали в этот раз. В те годы до озера можно было проехать только через столицу Казахстана Алма-Ату. Надо было проехать Курдайский перевал и столицу Киргизии Фрунзе – ныне Бишкек. Расстояние от Иссыка до западного берега Иссык-Куля 410 километров, затем по берегу до курорта, куда я вёз отдыхающих, ещё 80 км. А оттуда до нашего Тюпа ещё 112км. Вот такие разницы в расстояниях могут быть в горах. В Кегене, который проезжали, в Казахстан на ярмарку приезжали до революции из Китая, Киргизии и Узбекистана. Казалось, незначительная прогулка, но запомнилась она по взаимопониманию, по ощущению родственной близости.

На другой день после завтрака поехали к памятнику Николая Михайловича Пржевальского – для того и приехали студенты, чтобы ознакомиться с музеем и памятником великого земляка из Смоленска.

Величественный памятник открыт в 1894 году, и стоит он на самом высоком месте в красивом парке - на скале из серых глыб тянь-шаньского гранита. Скала увенчана силуэтом приземляющегося орла – символом ума и бесстрашия. Размах крыльев – 2,5 метра. В его клюве оливковая ветвь – эмблема мирного освоения науки. В когтях ¬полуразвёрнутая бронзовая карта центральной Азии с маршрутами учёного. На лицевой стороне скалы – крест, под ним величественный барельеф с профилем Пржевальского – точная копия золотой медали Российской Императорской Академии Наук, которой за два года до смерти был удостоен великий учёный. Возле памятника – гранитная плита с могилой знаменитого путешественника. В нескольких шагах от могилы – мемориальный музей. В нём походные принадлежности, личные вещи, книги, много фотографий. В этом же парке сохранился домик, в котором скончался Н.М. Пржевальский.

Затем поехали к скалам Джеты Огуз (в переводе с кыргызского семь быков) и к горе Разрубленное Сердце и прослушали интересную легенду.

В давние времена жили здесь два хана – добрый и злой. Влюбился злой хан в молодую жену доброго хана и похитил её. Добрый возмутился и потребовал вернуть жену, но – напрасно... И вспыхнула между ханами война. Тогда злой решил вернуть, но – мёртвой. И в горах устроили поминальное пиршество. Собралось множество людей. По такому случаю зарезали семь красных быков. После пиршества кинжал злого хана убил девушку ударом в сердце. Кровь из смертельной раны брызнула на скалы, впиталась, и стали они красными. Шкуры быков превратились в семь красных скал. Одна отдельно стоящая гора раскололась на две части. Форма горы напоминает разрубленное сердце. И взволнованные студенты притихли.

Молчание, однако, длилось недолго. По дороге домой неунывающие студенты вновь запели, пение прерывалось задорными шутками и впечатлением от увиденного.

 

 

 

 

 

↑ 589