Деревенский семейный ансамбль (31.03.2019)

 

 

Г. Лауэр

 

В далёком 1941 году высылали российских немцев из родных обжитых мест в далёкие и холодные чужие края. Попала наша семья в южную часть Казахстана. Пришлось срочно учить русский язык, который объединял все народы.

Жизнь диктует свои законы. Дети становились взрослыми, создавали новые семьи.

Регина и Александр, дети немцев из Ростова, полюбили друг друга. Сближала их любовь к музыке. Отличный гармонист, он играл на многих музыкальных инструментах. Она голосистая певунья - играла на ложках и гитаре. В трудные послевоенные годы далеко не в каждом доме было радио, дуэт самоучек полюбили, и односельчане нередко приглашали их на свадьбы и всевозможные торжества. Вначале у Александра была гармошка, затем приобрел баян.

Он - тракторист, комбайнёр, отличный слесарь-моторист. Она - санитарка в больнице, что находилась неподалёку от дома. Вскоре у молодой пары появился первенец Вова, а через два года дочурка Луиза.

Сынок, едва научившись ходить, пытался на палочках издавать какие-то ритмы. Пятилетний, он нажимал на клавиши и растягивал меха, насколько хватало силёнок. Дальше – больше и лучше. Выполняя домашние дела, мама напевала песенки, а сынок, всем на удивление, всё увереннее подыгрывал ей на слух. И вскоре мама начала петь под музыку сына. Как-то зашла соседка, услышала их дуэт и удивилась:

– А кто это баяном балуется? Саша на работе, а музыка играет...

– Так это Вовчик!

– За баяном-то не видно, а уже играет! – воскликнула соседка.

– Мы сами удивляемся и радуемся его способностям.

Дочурка Луиза была на два года моложе, но, бегая по комнате, звучно пела вместе с мамой. Дочь подрастала, и мама начала учить её петь первым голосом, а сама пела вторым. Получалось красивей. Луиза любила петь под музыку брата.

Гордый отец начал брать восьмилетнего сына на свадьбы – отец с гармошкой, сынок с баяном. Деревенский дуэт был редкостью. Зимними вечерами отец брал в руки гармошку, сынок садился за баян, мама подыгрывала на ложках. Звучала музыка и, конечно, вчетвером пели. Иногда папа просил дочурку петь его любимые песни. Души родителей наполнялись радостью, что помогало в преодолении трудностей.

Песня за песней медленно, но верно расширял репертуар мальчонки-самоучки. Завели тетрадь для песен. Однажды Вова с сестрой в чём-то провинились. Мама закрыла их в летней кухне и - бегом на работу. Молча сидели они недолго, первым нарушил молчание Вова:

– Луиза, давай петь.

– Давай! А что?

– По долинам и по взгорьям.

– Лучше Катюшу.

Недолго думая, запели. Лиха беда начало. После первой спели вторую, третью… Пели громко и от души. Луиза вспомнила, что пела с мамой в два голоса и начала пробовать вторым - братишка первым. Время пролетало незаметно.

Изболелась душа у мамы: детей закрыла, одних. Прибежала, услышала пение, и в душе появилась такая радость, что даже слезу пустила.

Играя в детские игры, дети успевали не только бегать, но и петь. Помогая маме в домашних делах, пели втроём - получалось особенно хорошо. Так постепенно создавался детский дуэт. Маме постоянно не хватало времени – хорошо, что больница рядом с домом, при малейшей возможности бегала присмотреть за детьми.

Время бежит, дни и годы пролетают незаметно. Через два года после Луизы появилась Марийка, ещё через два года – Юра, а через шесть лет ещё и чудо-братик Лёня родился. С увеличением семьи приобретались новые инструменты. Все дети обладали музыкальным слухом и, подражая отцу, овладевали музыкальными инструментами. Девочки больше пели, но овладевали гитарой и даже баяном. Отец частенько говорил:

– Инструмент, на котором вы играете, надо полюбить и относиться к нему бережно. Любой инструмент, даже самый простой, должен передавать настроение исполнителя. Неважно - грустно тебе или весело, главное - не быть равнодушным. Всё, что исходит от сердца, звучит красиво.

– То же самое происходит и с пением, – поддержала мама отца.

Семью в семь человек прокормить сложно, поддерживала корова-кормилица, поросята и, конечно, птица: куры, утки. На приусадебном участке - овощи, картошка, малина, смородина, фруктовые деревья. Детей с малых лет приучали к труду. Работы непочатый край, зато свежие продукты. Осенью делали колбасу, коптили окорока, квасили капусту с яблоками, засаливали арбузы, варили варенье, закатывали в банки салаты.

В больших семьях старшие обычно присматривают за младшими. Мальчишки управлялись в стайке, а девочки помогали маме в доме. Все пятеро уродились музыкантами и певцами. И росли не по дням, а по часам. В тёплые летние дни подметали двор, освежали воздух водой из лейки, чтобы не было пыли и дышалось легче. Сооружали сцену из стульев, табуреток. Под звуки доморощенного оркестра: баян, гармошку, балалайку, гитару, ложки, барабан и бубен – пелось особенно дружно и весело. С ближайшей округи собирались соседи. Многие подпевали, а кто и в пляс пускался.

После восьмого класса Володя поступил в железнодорожное училище. Разочаровался и пошёл работать. На следующий год поступил в культ-просвет училище на инструментальное отделение. После окончания служил в армии и там организовал оркестр, чем заслужил почёт и уважение. Во время его армейского отпуска в колхозном клубе устроили концерт. Младшему Лёне исполнилось в то время семь лет, но пел он отлично. Солировал. На бис спел «С чего начинается родина» и песню про маму. Многие утирали слёзы от избытка чувств.

С отличием окончив музучилище, Оля поступила в институт на дирижёра хорового пения, на этот же факультет поступила Луиза.

Мария поступила в кулинарный техникум. На выходные дети приезжали домой. Для семьи было праздником, когда стихийно возникали концерты. В этом семейном ансамбле роль конферансье выпала Юре. Умелый рассказчик стихов, анекдотов, он был балагур и весельчак. Не отставала от Юры и Марийка, исполняя, как из рога изобилия, частушки с крепкими народными словцами.

Юмор, наверное, самый сложный жанр. Песня может настроить на грустное или весёлое, вызвать улыбку или слезу. Талант юмориста в том, что он забывает о своих невзгодах, поднимает настроение, и люди самозабвенно смеются до слёз, до боли в животе. Юра играл также на балалайке, его любили чеченцы. Они пели свои национальные песни, а он на балалайке умудрялся им аккомпанировать.

 

***

Человек предполагает, а Бог располагает...

Луиза проучилась в институте всего два года. Вышла замуж и уехали с мужем на Украину. Вскоре у неё родилась девочка, но семейная жизнь не сложилась: бурные скандалы, унижения и рукоприкладство. В чужом краю оказалась она никому не нужной. Плача в подушку, вспоминала родителей, сестру и братьев.

Но трудности, как правило, закаляют... Для того, чтобы получился хороший клинок или сабля, железо нагревают до определённой температуры, затем ударами молотка и кувалды куют и закаляют, окуная в воду. Чтобы получить нужную форму, такую процедуру повторяют не раз. Хороший клинок должен быть острым, обладать свойством гнуться, но не ломаться. Так и настоящего человека жизненные невзгоды учат преодолевать трудности.

Смогла справиться с ними и молодая мама. Вернулась Луиза с доченькой в родной родительский дом, под ласковое, тёплое мамино крыло. Мамина ласка, всё понимающие родные оказались лучшим лекарством. И стала она Луизой Александровной в общеобразовательной школе. Преподавала пение. Сказались способности музыканта и руководителя. Сумела организовать хор учеников и хор преподавателей. Желающих петь было столько, что пришлось прибегнуть к жёсткому отбору.

Кроме школы, подрабатывала в клубе и детском садике. Умудрялась аккомпанировать на баяне. Совмещать дирижёра и игру довольно сложно - вместо рук, приходилось дирижировать мимикой, киванием головы и всем телом. Талант руководителя - почувствовать в обыденном человеке дар, о котором он и не подозревал. В многонациональном коллективе, кроме русских песен, пели на казахском и немецком. Чеченцы плясали лезгинку. Приносили из дому национальные инструменты. И хор прославился на весь район. Слава о ней, как дирижёре хорового пения, докатилась до областного города.

Молодая женщина, всегда аккуратно одетая, в тщательно подогнанном по фигуре платье, среднего роста, с великолепной фигурой, огоньками в серых глазах притягивала ещё и улыбкой. Проработав четыре года, она переехала с дочкой в город Джамбул. Поселилась у родственников. Приняли Луизу Александровну директором и дирижёром хора трёх воинских частей. Участниками хора оказались не только рядовые солдаты, но и бывалые офицеры с жёнами.

Приезжали в воинский клуб с концертами известные артисты из Москвы. Многие восхищались, что в провинциальном клубе не только прекрасный хор, но и солисты. Её приглашали в Москву, обещали трудоустроить и всесоюзную известность. К сожалению, Луиза Александровна не смогла преодолеть страх переезда. Как руководитель-дирижёр, получила медаль «Лауреат всесоюзного конкурса» и бесплатную путёвку на круизный пароход по Волге.

Проработала Луиза 14 лет, пока не расформировали воинскую часть. Её приглашали переехать, но она не согласилась: к тому времени у неё был муж и трое детей – рисковать не хотела. Как из небытия, надвигались страшные годы распада Советского Союза. Пришлось переехать в город Чу – в пригород, где жили родители. В лихие годы сплошной безработицы, коррупции и бандитизма выживали за счёт огородов и домашних животных.

В 1996 году Луиза Александровна переехала в Германию без диплома о высшем образовании и знания немецкого. И пришлось бывшей директрисе-дирижёру работать на фабрике разнорабочей. Но она и здесь, на стороне далёкой, быстро освоилась. Уговорили Луизу при евангелической церкви организовать небольшой концерт хотя бы человек на пять. Начинать что-то новое всегда трудно, тем более в другом государстве.

Со временем она организовала прекрасный хор в 45 человек. Прославился хор не только в её городе, но и в близлежащих. Пели забытые в Германии, но сохранившиеся среди российских немцев старинные народные песни. Пели и современные русские, и современные немецкие. Местные жители принимали их с восторгом.

К сожалению, в 2008 году в возрасте 48 лет умерла у Луизы сестра Мария. Через год умер горячо любимый муж. После такой трагедии Луиза петь не могла. Организованный ею хор вскоре распался. Переживать невосполнимую утрату помогали дети, мама и родственники. Часто навещали подруги из хора.

Через год начала потихоньку песни напевать с подругами, медленно, но верно возвращаясь к обыденной жизни. Репетировали в её квартире. Настало время, когда петь в комнате становилось всё сложнее. В доме находилось подвальное помещение для занятий спортом. Возрождающейся группе разрешили репетировать в спортзале с условием, что организуют концерт для жителей дома.

На фабрике, где Луиза работала, обратили внимание на хорошее знание немецкого и организаторские способности. Предложили трёхмесячные курсы. После удачного окончания учёбы её назначили начальником смены.

Дети выросли, дочки вышли замуж, сын женился. Дети подарили внуков.

Сегодня Луиза живёт в прекрасной квартире со старенькой мамой. Жизнь продолжается – в ней не только борьба с невзгодами, но и радости. Так зачастую бывает, вначале мама обихаживает детей, а потом дети ухаживают за мамой. Вечерами сидит дочка рядом с мамой. Смотрят передачи и ведут бесконечные разговоры о прошлом и настоящем. Все ближайшие родственники обжились в Германии, но прожитые в Союзе годы забыть невозможно.

Средний брат Луизы, юморист Юра, не захотел ехать в Германию. Ему неплохо живётся в Калининграде. Он приезжает к ним, они наведываются к нему.

 

 

 

 

↑ 473