Трудный путь домой (гл. «Раскулачивание) (30.08.2017)

Андрей Шварцкопф

 

Раскулачивание

 

Приступая к теме раскулачивания моих родственников, следует сделать пояснение. Я буду приводить документы по этому вопросу непосредственно по Западно-Сибирскому краю. Но это не значит, что это была инициатива аппара-та края. Нет, и ещё раз нет. Краевые власти были только исполнителями и сво-ими документами дублировали лишь решения и постановления центральных органов власти, конкретно применительно к своему региону.

Механизм разработки и принятия ключевых решений по вопросам спецпере-селенцев имел трёхуровневый характер. Важнейшую роль здесь играла так на-зываемая комиссия Андреева (созданная решением Политбюро ЦК ВКП(б) от 11 марта 1931 г.). На комиссию, включавшую заместителя председателя СНК СССР А. А. Андреева (заместителя председателя СНК), председателя, члена особого совещания ОГПУ Ягоду Г. Г. и члена Политбюро П. Постышева, воз-лагалось «наблюдение и руководство работой по выселению и расселению ку-лаков» в первую очередь в целях рационального использования труда послед-них в различных отраслях экономики. С октября 1931 г. до конца 1932 года её возглавлял Рудзутак. Комиссия заседала регулярно. Красной нитью через засе-дания комиссии Андреева проходило рассмотрение заявок хозяйственных нар-коматов и ведомств на использование труда спецпереселенцев. И вполне ло-гично, что с определённого момента именно потребности экономики и заявки ведомств стали оказывать значительное, возможно, определяющее воздей-ствие не только на территориальное размещение спецпереселенцев, но и на сроки и масштабы кампаний по высылке крестьянских хозяйств в 1931-1932 гг. В качестве рабочего органа Политбюро ЦК ВКП(б) эта комиссия и готовила про-екты решений Политбюро по спецпереселенцам, опираясь при этом на аппарат органов ОГПУ. Пройдя высшую партийную инстанцию, решения проводились и оформлялись «в советском порядке» как постановления СНК или ЦИК СССР. Государственные постановления не публиковались в печати (исключение со-ставляло постановление ЦИК СССР от 3 июля 1931 г. «О восстановлении кулаков в гражданских правах), из них убиралось любое упоминание о реальном создателе документа – комиссии Политбюро.

На краевом уровне решение вопросов высылки, расселения и использования труда «кулацких» хозяйств имело определённую специфику. Здесь некоторым аналогом комиссии Политбюро выступала созданная решением бюро крайкома в августе 1931 г. и действовавшая до осени 1932 г. Межведомственная комиссия по устройству и хозяйственному использованию спецпереселенцев под председательством полномочного представителя ОГПУ по Запсибкраю Л. За-ковского (комиссия Заковского).

Центральная и краевые (областные) комиссии по спецпереселенцам, несмот-ря на свой формально меж(над)ведомственный статус, контролировались и на-правлялись руководством ОГПУ. Роль последнего в системе государственных органов с начала 30-х гг. резко возрастает: помимо обычных функций, очерчен-ных положением об ОГПУ, оно концентрирует в своих руках основную массу лиц, лишённых свободы, и становится тем самым обладателем ценнейшего экономического ресурса – рабочей силы заключённых лагерей и спецпересе-ленцев. Передача весной 1931 г. НКВД РСФСР и других союзных республик в ведение ОГПУ (ГУЛага) сети комендатур со штатами, материальной базой и финансированием стала вехой на пути превращения репрессивного органа в могущественное экономическое ведомство с собственной развитой инфра-структурой.

Борясь за подчинение лиц, лишённых свободы, ОГПУ имело далеко идущие планы, нежели простое снабжение рабочей силой наркоматов и ведомств. В апреле 1930 г. Ягода высказал идею колонизации Севера и освоения колос-сальных природных ресурсов путём создания там из заключённых тюрем и ла-герей, а также сети ссыльных колонизационных посёлков. Потоки принудитель-ной миграции крестьянства направлялись с 1931 года уже более осознанно с учётом целей и задач осуществления экономической (колонизационной) поли-тики, в воплощении которой значение ОГПУ существенно возрастало. Отныне в балансе рабочей силы, требуемой для освоения восточных территорий страны, так называемый спецконтингент играл важную, а в реализации ряда народно-хозяйственных программ и решающую роль.

До апреля 1929 года селяне, согласно директивам ЦК ВКП(б), могли добровольно вступать в колхозы. После апрельского 1929 г. пленума взят курс на быстрейшее решение коллективизации. Труженики села не продавали зерно по дешёвым, придуманным правительством ценам. Государству впервые пришлось закупить зерно за границей. Коллективизация не шла. Тогда большевики потребовали усилить борьбу против сельчан, не вступавших в колхозы. В русских сёлах определить богатых и бедных крестьян было легко. «Кулаки» в их сёлах резко отличались от бедноты. Труднее было в немецких поселениях. Жители их сёл были все зажиточными. Тогда разработали критериум по раскулачиванию. К кулакам стали относить тех сельчан, у которых можно было установить следующие признаки: хозяйство имеет наёмных рабочих, имеется мельница или другие хозяйственные машины с механическим приводом, хозяйство занимается торговлей и др. В процентном отношении кулаков в немецких сёлах было больше по сравнеию с русскими, в частности по Сибири кулаков было у немцев 18 %, а у русских 4,7 %. (В процентном отношении ко всему населению.) Немцы не шли в колхозы, зато увеличились заявления о выезде за границу. Только в одном селе Самарка Алтайского края, в котором жили наши семьи, 172 немецких двора были готовы к выезду за границу. При анализе документов, составленных партийными работниками и службой НКВД, можно сделать вывод о том, что заставило людей, которые сами приехали в Россию и с удовольствием работали на земле, решться вдруг эмигрировать, это:

1. Разрушение веками установленного порядка хозяйствования и ведения сель-ского труда немцев, где семья владеет землёй и обрабатывает её.

2. В колхозы вступали в основном бедняки и русские крестьяне. Немцы сомне-вались в возможности совместной работы старательных и трудолюбивых тру-жеников с ленивыми и недисциплинированными, боялись попасть в подчинение русским руководителям.

3. Протест против запрета религии.

4. Боязнь крушения патриархата. Большевики хотели ликвидировать традиционные семейные отношения. Основная заслуга в разработке нового подхода к семейным отношениям, материнству принадлежала Александре Коллонтай. На место традиционной семьи она предлагала поставить «трудовой коллектив». Подразумевалось, что социальная функция отца отомрёт. Мама рассказывала, как распространялись слухи, что женщина должна спать в колхозе с любым мужчиной.

5. Немцы всё больше видели, что в России у немецкого народа нет будущего.

В Москве к концу года сидели около 15.000 человек и ждали разрешение на выезд, а ещё больше ждали дома.

Руководитель коллективизации в немецком селе Самарка Рубцовского района Клейн так оценил жителей: «В Самарке живут лютеране. По своей натуре это уже кулацкое село. Здесь ни на что не реагируют, кроме экономики и религиозного убеждения... Революционная эпоха ни в какой мере не тронула их». V. Bruhl. Die Deutschen in Sibirien.

27 декабря 1929 года И. Сталин в своём выступлении перед аграриями впер-вые сказал об уничтожении кулаков как класса, «...надо нанести такой удар, чтобы кулаки никогда не встали на ноги». Это предписание вошло в распоря-жение ЦК ВКП(б) от 5 января 1930 года «О темпе коллективизации и помощи государства колхозному строительству». И этим распоряжением запрещалось кулаков принимать в колхозы. Сибирский краевой комитет партии принял в духе распоряжения центрального комитета подобное решение от 2 февраля 1930 го-да, в котором предусматривалось закончить коллективизацию в Рубцовском районе к 1 октября 1931 года.

События, развернувшиеся в западно-сибирской деревне в 1931 г., имели свою логику. Краевые власти, осуществившие в 1930 году экспроприацию и вы-селение в северные районы до 20 тыс. «кулацких» хозяйств, не считали эту за-дачу выполненной и превратили её осуществление в долгосрочную кампанию. Так, уже в первые три месяца 1931 г. из районов сплошной коллективизации была превентивно выселена «наиболее активная и злостная», понимай самая трудолюбивая, работоспособная часть населения, - всего 700 крестьянских се-мей. И хотя даже в этой локальной акции наблюдались так называемые пере-гибы в отношении середняков, на весну 1931 года органами ОГПУ по Западной Сибири намечалась широкомасштабная операция по «внутрикраевому пересе-лению 40 тыс. кулацких хозяйств». 18 марта 1931 года комиссия ЦК ВКП(б), возглавляемая Андреем Андреевым, рассмотрела вопрос о переселении ку-лацких хозяйств в Западно-Сибирский край. Было принято предложение полно-мочного представителя ОГПУ по Западной Сибири Л. Заковского о переселении в северные районы края – Каргасокский, Парабельский, Колпашевский, Чаинский, Кривошеинский, Баксинский, Ново-Кусковский, Зырянский и др. – в течение мая-июля 1931 г. 40.000 кулацких хозяйств. Запсибкрайкому ВКП(б) предлагалось немедленно начать подготовку к выселению кулачества. Опера-ция, одобренная в Москве на уровне Политбюро ЦК ВКП(б), проводилась в рам-ках по высылке и переселению в масштабах страны почти 200 тыс. крестьянских семей. По принятым директивным установкам внутри Западной Сибири де-портация осуществлялась главным образом в направлении с юга на север, в так называемые северные (нарымские) комендатуры Сиблага.

 

Постановление Президиума Западно-Сибирского Крайисполкома о пере-даче комендантского управления ЗСКИКа по спецпереселенцам в распоря-жение полномочного представительства ОГПУ по Западно-Сибирскому краю.

9 апреля 1931 года

секретно

Слушали: о Комендантском управление ЗСКИКа по спецпереселенцам с 1 ап-реля с. г. передать в распоряжение Полномочного Представительства ОГПУ по Запсибкраю, обязав т. Заковского* отчитываться в хозяйственной деятельности комендантского управления перед крайисполкомом.

Зам. Председателя Запсибкрайисполкома И. Зайцев

Секретарь Запсибкрайисполкома С. Быстров

ГАНО, ф. 47, оп.5, д. 121, л. 21

Подлинник

*Заковский - Штубис Леонид (Генрих) Михайлович (Эрнестович) род. 1894 г. усадьба Рудбарши Курляндская губ. в семье лесника. Латыш. Образование 2 класса. Исключён в 1909 году. В органах ВЧК-ОГПУ-НКВД с 1918 г. по апрель 1938 года. Полпред ОГПУ по Западно-Сибирскому краю. Арестован 30.04.38, приговорён к ВМН и расстрелян.

Постановление бюро Западно-Сибирского крайкома ВКП(б) о ликвидации кулачества как класса.

27 апреля 1931 г.

совершенно секретно

(В сокращённом виде. Полный текст см. Спецпереселенцы в Западной Си-бири. Весна 1931 — начало 1933 г. Стр. 98-101. Архив автора.)

В целях укрепления существующих колхозов и пресечения вредительской антиколхозной работы кулачества бюро Западно-Сибирского крайкома ВКП(б) постановляет:

(Комментарии автора. Большевики всегда врали, пример тому - вступление к данному постановлению. Не укрепление существующих колхозов и пресечение вредительской антиколхозной работы кулачества была причина, (никто не вредил), а то, что коммунистам-большевикам требовались люди для освоения чернозёмных массивов севера, а также рабочая сила на лесных разработках.)

Провести в период с 20 мая по 10 июня с. г. экспроприацию и выселение кулацких хозяйств, исходя из ориентировочного расчёта 40 тысяч хозяйств.

Экспроприации и выселению подвергнуть все твёрдо установленные кулацкие хозяйства и кулаков-одиночек из сельских и городских местностей края, а также кулаков, проникших в колхозы, совхозы, промпредприятия и советско-кооперативные учреждения.

У выселяемых кулацких хозяйств конфискуется всё недвижимое имущество: продуктивный и рабочий скот, сложный и простой селькохозяйственный инвентарь, предприятия, сырьё, полуфабрикаты, хлеб, семена, ценности и вклады. Категорически не допускать случаев мародёрства и издевательства (раздевание, отбирания белья, необходимой одежды, присвоение вещей и т.п.). Поручить т. Заковскому и И. Зайцеву составить перечень минимума земледельческих и других орудий производства, подлежащих оставлению в кулацких хозяйствах.

Весь оставленный кулаком рабочий скот и земледельческий инвентарь на момент отправления кулаков к месту выселения обезличивается и передаётся через органы ОГПУ в колхозы на время сева. По окончании сева колхозы возвращают ОГПУ переданный им скот и инвентарь для от-правки его выселенным кулакам в места их расселения. (Комментарии автора. Ничего не вернули. Из архивной справки в семье деда было: лошадей - 7, голов крупнорогатого скота - 22, овец и коз – 41 и т. д. Верно, из отправленного из Алтайского края в Сибирь скота дед сумел купить лошадь и корову и тем самым спас своих умирающих внуков от смерти.

Считать необходимым за счёт общего количества экспроприированного имущества и ценностей снабдить выселяемых 2-месячным запасом про-довольствия (мука, крупа, соль). Остальную часть конфискованного имущества оценить и передать колхозам в неделимые фонды...

Проведение мероприятий по экспроприации и выселению кулачества должно всецело опираться на активное участие и поддержку широких масс колхозников, батраков... и сопровождаться энергичной подлинно большевистской массовой работой по дальнейшему вовлечению широких слоёв батрачества, бедноты и середняков в колхозы.

(Комментарий автора. Элементарный пример: кто не вступит в колхозы, будет сослан в Сибирь - подлинно «большевистская массовая работа»...)

Организацию и практическое проведение операции по выселению кула-чества возложить на органы ОГПУ... Распредотделу мобилизовать в рас-поряжение т. Заковского 200 работников из запаса ОГПУ.

Поручить распредотделу мобилизовать потребное количество товарищей из красного актива для посылки их в каждый район уполномоченными по экспроприации и выселению кулачества.

(Комментарий автора. В село Самарка был направлен австрийский коммунист Реглинг. Он помогал местным церберам в раскулачивании. Позднее, в 1938 году, его тоже расстреляют. Это, как правило, была международная банда нищих, голодных, безбожных бандитов, у которых не было ничего святого за душой).

Выселение кулацких хозяйств произвести в мало обжитые и необжитые северные районы края: Каргасокский, Чаинский, Колпашевский, Зырянский, Сусловский, Ново-Кусковский. Намеченные в указанных районах участки расселения утвердить. (см. приложение. Документ в деле отсутствует. Так в тексте). Обязать т. Заковского и РК перечисленных выше районов при расселении кулацких хозяйств не допускать ущемления интересов туземного населения.

(Комментарии автора. По притокам р. Обь жили остяки, ненцы, кержаки и др.. Согласно официальным данным, старожильческое население северных территорий края (Нарым) в начале 30-х гг. составляло около 120.000 человек. Численность спецпереселенцев, депортированных в эти районы в 1930-1931 гг., достигла максимума в сентябре 1931 г. – 15.000 человек. ГАНО, ф. 47, оп. 5, д.137, л.

Для элементарного освоения участков вселения считать необходимым отпуск по централизованному снабжению по нарядам крайснаба продо-вольствия из расчёта, представленного комиссией...

Немедленно возбудить ходатайство перед ЦК ВКП(б) о даче нарядов для Западной Сибири на потребное количество фуражных и семенных фондов из централизованного снабжения...

Поручить (коммунистической) фракции крайисполкома оформить настоящее решение в советском порядке, разослав его на места в период проведения операции.

ГАНО, ф. 47, оп. 5, д. 121, л.36-37об. Заверенная копия.

 

Как было принято у большевиков, секретные постановления и решения цен-тральных органов власти дублировались и конкретизировались местными ор-ганами власти применительно к своему району действия, но в принципе пол-ностью оставаясь идентичным. Таким было и это Постановление президиума Западно-Сибирского крайисполкома.

Пришли «товарищи», так в обиходе называли тех людей, которые раскулачи-вали: это были люди, которые не любили работать и, как правило, были бедны-ми. Часть имущества раскулаченных получали они за «работу», а остальное шло в колхоз; они, конечно, старались от души. Мужчины зажиточных семей, которые стояли в списке на выселение, были уже арестованы. Их семьи теперь выгоняли на улицу.

 

Брат деда, Иоган Шварцкопф, погиб в Первой мировой войне. Его жена снова вышла замуж, жила у мужа, и дом стоял пустой. Мама с детьми, а их было во-семь: от 13 лет до нескольких месяцев, хотела вселиться в этот дом, но 25-ты-сячник, так звали коммунистов-помощников по раскулачиванию, которых на-правили из промышленных центров страны: Москвы, Ленинграда и других круп-ных городов, австрийский коммунист Реглинг занял этот огромный дом вдвоём с женой.

Всё имущество осталось в доме, даже все запасы питания, сделанные на зи-му, не разрешили забрать. Мама рассказывала, что ночью она тайком ходила в погреб и приносила овощи для семьи. Жена (вероятно, сожительница) австрийского коммуниста Реглинга, жившая рядом в доме брата деда Иогана, стала жаловаться, что у неё воруют продукты из погреба. Реглинг сказал ей: «Ты эти продукты туда складировала? Что жалуешься? Чем мать будет кормить такую ораву детей?» К маме не применили никаких мер. Вероятно, у Реглинга ещё что-то человеческое, австрийское осталось в характере.

Коммунисты-интернационалисты помогали чёрному делу своих единомыш-ленников - русских грабителей и насильников. Дом деда и родителей был боль-шой, и в нём разместили сельский совет. В раскулачивании активное участие принимал председатель сельсовета Линд (вероятно, наш родственник) и его помощник Вагнер.

Из рассказа мамы: «Когда нас погрузили на подводы в с. Самарка, предсе-датель сельсовета Я. Линд зазвал всех возчиков и предупредил, что если кто-нибудь из них снимет груз с подводы или заберёт что-нибудь у ссыльных, то расстреляет их этим, показал на лежащий на столе наган, оружием». Все раскулаченные семьи привезли на подводах на ст. Локоть, где соединились с ранее арестованными главами семей. Вещи и продукты, забранные с собой, спасли позднее многим семьям жизнь, а инвентарь и иструмент помог при обустройстве Сибири.

Мама, вспоминая эти события, всегда считала, что председатель сельсовета по-человечески отнёсся к семьям раскулаченных. Мама ведь не знала о поста-новлении крайкома партии и крайисполкома, где указывалось о строжайшей ответственности за грабёж. 30-й год показал, что ограбленные при ссылке люди умирали от голода и холода. Вот почему «церберы» были «добры» и прика-зывали соблюдать законность при ссылке.

В архивной «Папке» мамы, выданной мне в г. Томске летом 2007 года, я нашёл анкету на отца, где указано, что отец бежал 28.10.1930 года из места ссылки Кузнецскстроя. Причина побега: отсутствие зимней одежды. 9 декабря 1930 года он был задержан Локтевскими работниками ГПУ и направлен в Томский распредлагерь. Ссыльных из Самарки погрузили в вагоны и повезли до г. Том-ска.

 

↑ 877