Инициативник (воспоминание) (31.07.2017)

(воспоминание)

Владимир Кайков

 

Незаметно пролетела завершающая сессия выпускных экзаменов на филфаке, позади остались госэкзамены, и вот вся группа, волнуясь и нервничая, как на том экзамене, стояла в очереди в небольшую комнату деканата, в которой заседала распределительная комиссия.

Кирилл с женой решили, что выберут Железногорский район. Во-первых, не очень далеко от областного центра, во-вторых, до самого райцентра можно добраться на попутном поезде либо электричке. И, наконец, самое существенное было в том, что недалеко от райцентра в школе работал директором его одноклассник, с которым их призвали в армию в одно и то же время. Кроме того, председателем колхоза работал знаменитый на всю область человек – Герой Социалистического Труда Регеда.

Когда их с женой очередь почти подошла, чей-то женский голос окликнул его: Кирилл?

- Юлия Андреевна? - узнал выпускник бывшую учительницу русского языка. - Вы что, тоже выпускница?

- У меня же все время было незаконченное высшее, которое давал ранее учительский институт. И вот теперь, на старости лет, пришлось доучиваться.

- Шутите, Юлия Андреевна! Помнится, вы лет на пять старше меня.

- Ну, тебя, может, и на пять, а вот с супругой твоей на все десять.

- Откуда вы знаете?

- Я ее хотя и не учила, но заметно, что она лет на пять тебя моложе, Кирилл. Стоите на распределение?

- Да. Собираемся в Железногорский район, там ведь Толя Афанасьев в Покровке работает в средней школе.

- Там школа небольшая, вряд ли им нужны будут сразу два молодых учителя. А к себе на родину не хотите?

- Да я бы не против, да вот жена говорит, что недалеко от Железногорска живут ее родители, да и ей, рожденной и выросшей в Степном районе, трудно будет привыкать к северному гнусу и мошке с комарами.

- Но ведь жить-то не с ними, а с людьми!

- Синельниковы! – выглянула из-за двери секретарь декана, - ваша очередь!

- Извините, Юлия Андреевна!

- Ни пуха!

- К черту!

…. Через два дня Синельниковы были уже на приеме у заведующего Железногорским районо.

- Садитесь, располагайтесь, молодые люди, - благожелательно предложил заведующий. - Выпускники? Факультет?

- Русский и литература и , - глянул Кирилл на жену, - немецкий язык и литература.

- И куда же вы бы хотели устроиться? Или все равно? Кстати, вы по желанию в наш район или вас распределили?

- Естественно, по желанию.

- Уже интересно. Значит, вы осознанно выбрали не только наш район, но и какую-то школу?

- Хотелось бы в Покровскую среднюю школу.

- Вот прямо как! И есть весомая причина?

- Там работает мой бывший одноклассник, Анатолий Иванович Афанасьев.

- Понятно. К сожалению, пока школе нужен только учитель немецкого языка. В армии служил?

- Так точно!

- С этого учебного года во всех школах Союза вновь вводится такой предмет как начальная военная подготовка. Это я к тому, что будут нужны военруки. В том числе и в Покровской школе. К сожалению, исходя от классов-комплектов, в Покровке только наполовину ставки военрука, других же часов не ожидается. Поэтому я предлагаю вам, молодые люди, Большеполянскую среднюю школу. Полная нагрузка немецкого языка, ставка руссковеда и полставки военрука. От Покровки это в 20 км. Так что с другом будете общаться чаще, чем из других сел, которые значительно дальше от райцентра. Устраивает такая перспектива?

- Вполне устраивает, - почти одновременно ответили молодые учителя.

Так Синельниковы оказались в средней лесной и озерной полосе почти на границе с Тюменской областью.

Встретил их директор, Григорий Иванович Шмыга, полноватый и доброжелательный мужчина средних лет. Все получилось так, как и нарисовал их профессиональное будущее завроно Скоробогатов. Юлии досталось 22 часа немецкого языка, а Кириллу 17 – литературы и полставки военрука.

Получив согласие на такую нагрузку, Григорий Иванович поставил перед новоявленными учителями такие задачи.

- Тебе, Кирилл Андреевич, придется завтра же съездить в райвоенкомат, а потом вместе с Вагнером Юрием Ивановичем (это наш завхоз) отправиться в командировку в облвоенкомат за учебными пособиями и учебными автоматами Калашникова. А вам, Юлия Николаевна необходимо провести инвентаризацию кабинета немецкого языка, то есть, проверить недостающие учебные пособия и сделать заявку на них. Все понятно?

- Так точно, товарищ директор! – полушутливо ответил Кирилл.- Разрешите выполнять?

- Сначала устройтесь. Уже смотрели квартиру?

- Но у нас почти нет вещей, - робко заявила Юлия.

- Кровать, стол и стулья вам завезет наш завхоз. Остальное будете завозить и приобретать по мере получения вознаграждения.

На следующий день Синельников представился райвоенкому, который, лишь услыхав фамилию Кирилла, сразу же внимательно посмотрел на него.

- А что - похож!

- Простите, не понял, товарищ подполковник!

- У тебя есть брат Николай Афанасьевич Синельников?

- Был.

- То есть?

- Несколько лет назад умер от туберкулеза. Сказалась длительная работа на шахтах.

- Очень жаль. Попозже обязательно встретимся, и ты подробно расскажешь мне о всей его гражданской жизни. Мы с ним вместе начинали служить в ГДР, вместе закончили военное училище.

- Словом так, Кирилл Андреевич, знаю, Григорий Иванович тебе уже рассказал, что завтра необходимо ехать в облвоенкомат и получить там два учебных автомата и учебники. Надеюсь, ваш завхоз является членом охотничьего общества?

- Не могу знать, товарищ подполковник!

- А надо бы. Дело в том, что, несмотря на то, что доверенность на получение пусть и учебного оружия мы напишем, ему ничего не выдадут без ружья и охотничьего билета. – И тут же стал набирать номер телефона.

- Григорий Иванович, здравствуй, дорогой! С оружием придется подождать. Я думал, что возможно попутное получение его вместе с учебниками вашим военруком и завхозом. Но ведь, насколько мне не изменяет память, завхоз ваш не имеет охотничьего билета? Нет, ну, согласись, директору как-то не солидно получать это оружие. Ладно. Через две недели мы все равно централизованно получим его, а уже у нас под расписку возьмешь его ты. Все. До свиданья.

- Но за учебниками и таблицами все равно придется тебе, Кирилл, ехать вместе с завхозом.

На следующий день, получив учебные пособия, Кирилл обратился к завхозу:

- Юра, ты подождешь меня на вокзале - мне надо сходить в одну организацию.

- А чего ждать-то, я могу и в вестибюле подождать.

- Понимаешь, Юра, я иду в КГБ.

- Ну и что же! Смотри, - и Вагнер достал красный пропуск.

- Не понял, ты – что, внештатный сотрудник? А чего молчал?

- Я в армии служил в особом отделе. Знаешь, что это такое?

- Ну молодец, я еще первогодком был прикомандирован на учения к особому отделу дивизии.

- А когда это было?

- В 1962. А что, это так важно?

- Это было летом, в Н-ской области? А я то думаю, что-то лицо твое мне знакомо. Я ведь именно там и служил, там же тебя и видел. В общем, заходим. Пропуск покажу и зайду вместе с тобой в кадры. Ты ведь туда?

- Откуда знаешь?

- Пошли.

Встретил их кадровик-майор. Кивнув Юрию, как давно знакомому, он обратился к Кириллу:

- Воинское звание, молодой человек?

- Рядовой, товарищ майор.

- Образование?

- Высшее.

- Кафедра была?

- Никак нет.

- Служба в армии?

- Три года в Н-ской части, из них два месяца в особом отделе.

- Возраст?

- 29 полных.

- Когда исполняется 30?

- В декабре.

- Несмотря на то, что, как я вижу, у вас есть и рекомендация, и пусть временное прохождение службы в одном из наших подразделений, я вынужден вам отказать. Вы можете догадаться, молодой человек, каковы причины моего отказа?

- Первое: офицерское звание присваивается до 30 лет. Второе: я не успеваю побывать на годичных курсах повышения квалификации. Третье: вы не всегда берете в свою контору инициативников. Пожалуй, все.

- Ну, если Юра тебя не проинструктировал, то даже для временно служившего в нашей конторе ты многое знаешь. Кто-то есть знакомый нашей конторе?

- Товарищ майор, я знаю, куда пришел. Даже, если и есть, то я никого не могу назвать. Просто я вас видел в институте, когда вы в одну аудиторию вызывали на собеседование сразу после распределения наших выпускников.

- Логично. Жалко будет, что вы не попадете к нам. Вы ведь назначены военруком? Так вот – есть один шанс. Если ваш военком (а он служил с вашим двоюродным братом) до декабря отправит ваши документы в Министерство Обороны на присвоение офицерского звания, вам все равно его не присвоят - поскольку представление опоздает. А жаль. Впрочем, я не имею права ходатайствовать. Это-то понятно?

- Так точно!

- Если будет звание лейтенанта, ждем вас у себя. Свободны. А, Юра, ты останься.

Школа молодым понравилась, работа тоже. Кирилл со старшеклассниками сразу же нашел общий язык. Несколько напряженнее происходили контакты с учащимися средних классов. Они даже дали Кириллу кличку. Известно давно, что дети каждому учителю дают клички, все равно было обидно: уж очень кличка, по его мнению, не соответствовала сути его характера. В бытность свою учеником они тоже давали кличк, как учителям, так и друг другу. Свою кличку он помнил и сегодня – Старик Хоттабыч. А здесь – Бармалей! Хотя немного подумав, он понял, что кличка эта не была случайной. Кто такой Бармалей? Сказочный герой, ни для кого не страшный. Наверное, и подросткам новый учитель был по душе.

Офицерское звание все-таки Кирилл получил, правда, ему уже было за тридцать. Однако в контору уже не поехал. Хотя не раз представлял себе, как он, наверное, уже подполковнику, докладывает: «Ваше задание выполнено. Лейтенант запаса Синельников для прохождения дальнейшей службы прибыл!» Перед Синельниковым открывалась, как он считал, более перспективная деятельность: его пригласили на работу в районную газету заместителем редактора.

 

↑ 834