Биография

Антон Шнайдер – Anton Schneider

1798-1867

 

Антон Шнайдер – Anton Schneider

Антон Шнайдер – основоположник колонистской литературы Поволжья, публицист, поэт и просветитель первой половины XIX столетия. Его дед выехал в Россию по манифесту Екатерины II в 1765 г из Лотарингии – ныне Франция. Крестьянствуя, Шнайдер 25 лет проработал учителем.

 

Изданы

Антон Шнайдер – Anton Schneider

 

Arbeitskreis e. V., Göttingen.

ISBN 3-9806003-2-7,

bearbeitet von Viktor Herdt

 
Антон Шнайдер – Anton Schneider Kirgisemichel

 

1892,

Саратов,

Криммель

 
Антон Шнайдер – Anton Schneider

 

Барнаул, ОАО «ИПП «Алтай» - 2014, 490стр.,

viademica.verlag berlin, Berlin 2014, 490 S,

ISBN 978-3-939290-99-5

 

Übersetzt von Antonina Schneider-Stremjakowa.

Перевод на русский яз. Антонины Шнайдер-Стремяковой

 

Заказ в Барнауле: тел. 8-903 992 53 59

Заказ в Германии: тел: моб. +491739624536, 0171 / 6 95 43 38

 

ВМЕСТО БИОГРАФИИ

 

Составила

 

Антонина Шнайдер-Стремякова

 
История книги «Мариенталь XVIII-XIX Немецкое Поволжье»

Ностальгируя по Поволжью бабушек-дедушек 1941 года, многие поволжские немцы не знают, как образовывался их отчий край, историю которого первым оставил А. Шнайдер. Часть его готических манускриптов была впервые издана в 1999 г под редакцией В. Гердта в Гёттингене („Arbeitskreis“) небольшой книжицей «Aus der Geschichte der Kolonie Mariental an der Wolga“.

Чтобы с летописными записями Шнайдера могли ознакомиться те, кто не умеет читать на немецком, группа потомков в 2010 г приняла решение издать его на русском языке.

Для этого надо было ввести в компьютер текст Шнайдера, переписанный В. Гердтом на современный латинский шрифт. Мы обратились к А. Айсфельду, руководителю исследовательским центром в Гёттингене. Он отослал нас к В. Гердту. Телефонный разговор ничего не дал, на звонки он не реагировал – был к тому времени болен.

А пока – в историческом архиве Немцев Поволжья г. Энгельса нами были выкуплены некоторые манускрипты. В них было то же, что в книге Шнайдера, переписанной В. Гердтом и изданной в Гёттингене, поэтому к полученным манускриптам выкупили то, чего не было, – повесть А. Шнайдера „Geschichte von Kirgisemichel und die schöne Ami von Mariental“, которую незадолго перед смертью Шнайдер переработал совместно с пастором Дзирне и которая на готическом шрифте была один раз издана в г. Саратове в 1892 г.

Без помощи В. Гердта ввели в компьютер за опредённую плату немецкий текст – самое для нас сложное. Константин Эрлих, редактор интернет-издания “D-Allgemeine Zeitung“, бесплатно переписал повесть на латинский шрифт. Я перевела всё на русский язык, отказавшись от переводчика Е. Витковского, предложенного нам Московским Международным Союзом Немецкой Культуры. Пятеро потомков и знакомых сложились деньгами, и в августе-2014 Антон Шнайдер впервые за 200 лет был издан на русском языке и впервые в России – параллельно на немецком языке.

В декабре-2014 в Германии на средства издательства «viademica.verlag berlin“ книга была издана в обратном порядке – на немецком и параллельно русском.

Судьба манускриптов А Шнайдера

Манускрипты передавались из поколения в поколение сыновьям по старшинству, поэтому в последнее время хранились у его внука Петра. В 1929 г., в годы коллективизации, Пётр Шнайдер был раскулачен. Крестовый дом, на чердаке которого хранились манускрипты, был отобран, а он с женой выслан из Мариенталя.

Адольф, младший сын Петра, неоднократно писал жалобы – доказывал, что отец раскулачен незаконно: он не пользовался наёмным трудом. Через год Петру и Катерине Шнайдер разрешили вернуться в Мариенталь – возможно, сработали прошения сына. Часть документов о раскулачивании жителей с. Мариенталь была уничтожена местными активистами – следов их чрезмерного усердия не осталось.

Дом пожилым супругам не вернули – колхоз использовал его под детский сад. В последние годы супруги жили на окраине села в землянке. Забрать манускрипты из родного дома им не разрешили. В 1934 г умерла Катерина, в 1939 – Пётр, в 1941 началась война. Манускрипты были потеряны – казалось, навсегда.

После смерти Сталина в 1953г. они всплыли в саратовском музее в отделении государственного архива Немцев Поволжья. Кто, как и почему их туда подбросил, сказать никто не может. Потомки полагают, что они были в НКВД.

Истоки искажения в историографии российских немцев

В памяти депортированных потомков наследие Шнайдера умирало вместе с носителями этого наследия. В глухом алтайском селе женщины (мужчины были в трудармии) знакомили детей 4-12 лет с творчеством Антона Шнайдера, как знакомят в школах с творчеством Пушкина, Гёте, Г. Гейне. Тётя Марта, отцова старшая сестра, читала наизусть его стихи; мать рассказывала о любви прекрасной Ами к «киргизу» Михаилу; бабушка Лиза – о строительстве мариентальцами огромной католической церкви, вражде между католиками и лютеранами; неурожайных годах; безграмотных и бездуховных районных начальниках – Vorsteher-ах; о Якобе Дитце, который, как выражались взрослые, «украл» манускрипты Шнайдера.

Всё из книги Шнайдера в обработке В. Гердта было нам знакомо с детства, но предстояло прочесть книгу Дитца «История поволжских немцев-колонистов» (3-е изд. - М.: Готика, 2000. - 496 с.), а также «Саратовские листки» с рассказом Дитца о киргиз-кайсацких нашествиях и убедиться, правда ли, что Дитц «украл» манускрипты Шнайдера.

Так состоялось знакомство с Шнайдером и Дитцем – теми, о которых в военные и послевоенные годы на далёком Алтае были наслышаны дети. Я сравнила тексты Шнайдера с текстами Дитца. Описание кыргыз-кайсацких нашествий совпадало почти слово в слово – в структуру книги Дитца, которая также совпадает со структурой манускриптов Шнайдера, я не углубляюсь – это тема не для рядового читателя.

И вспомнилось…

Тётя Марта, папина старшая сестра, рассказывала, как Дитц пришёл однажды к правнуку Антона – Петру Шнайдеру и попросил у него манускрипты. Пётр удивился и спросил, чем объяснить его интерес. Дитц ответил, что хочет написать об Антоне книгу. Тогда Пётр разрешил Дитцу работать с рукописями в доме, и Дитц за столом всё время что-то выписывал. В 1914 г. в „Саратовском листке“ были опубликованы записи Дитца. Как только Пётр прочёл их, он пришёл в ярость и приказал Дитца в дом больше не впускать.

Цитируя Шнайдера, Дитц называет его «современником» и «безымянным автором». О том, что у «современника» и «безымянного автора» было конкретное имя, мог не знать издатель книги Дитца, но об этом должны были знать те, кто готовил книгу для издательства:

Исследовательский центр Гёттингена,

исторический архив в Энгельсе

МНСК – Международный Союз Немецкой Культуры.

К тому же, книгу Дитца и энциклопедию «Немцы России» финансировало Министерство Внутренних дел Германии.

По недобросовестности определённых лиц в энциклопедию «Немцы России» был внесён не Шнайдер, но Дитц (не Гагарин, но Титов!..), и историография потеряла имя человека, который стоял у истоков художественной прозы, публицистики и поэзии; кто был родоначальником зарождавшейся сатиры; кто первым рассказал, как осваивались пустынные степи юго-востока Поволжья; кто составлял сельхозкалендари и стоял у истоков научного земледелия; кто работал по сохранению культуры этноса, перекладывая на музыку светские и религиозные песни; кто оставил список первых поселенцев Мариенталя.

Всё это вредит моральному здоровью российских немцев и научному исследованию их истории. Забыть имена тех, кто стоял у истоков и сохранил тёмные, подчас трагические страницы, – значит, шагать по криминальному следу.

Вывод

Без записей А. Шнайдера Россия теряет пласт своей истории так же, как без этих записей теряет пласт истории и современная Германия.

Неплохо бы этот пласт, что был полит кровью и потом немецких колонистов, начать изучать в школах, так как знание этого пласта служило бы миру и дружбе между двумя народами. Колонисты были выходцами из немецких земель, но они сыграли роль форпоста в освоении поволжских степей – пустынных окраин России.

В двуязычной книге Антона Шнайдера с параллельным переводом на русский язык – 490 страниц, в ней копии манускриптов автора, один карандашный рисунок и романтическая, в духе того времени, любовная повесть, на которой выросло не одно поколение немцев и которая в русском переводе и на современном немецком (латинском шрифте) никогда прежде не издавалась.

Следовало бы направить историографию по часовой стрелке – сейчас она, к сожалению, движется против часовой стрелки: последователи Ломоноса в энциклопедии есть, а его самого нет...

ББ – Берлин-Барнаул

 

 

 

Опубликовано на портале

 

Повести

История «киргиза» Михаила и красавицы Ами из Мариенталя

1     2    

Рецензии на книгу А. Шнайдера «Мариенталь XVIII-XIX Немецкое Поволжье»    

 

Поэзия

Стихи    

 

↑ 3517