Из Карагандинского ноутбука (30.04.2017)


 

Елена Зейферт

 

* * *

 

Ох, уж это сиянье небес черноснежного града,

где оксюморон сыплется сверху, требуя рифм,

и дымятся мозги, и всё длится и длится блокада,

и горят вместо звёзд от весны до весны фонари.

 

Мои книги из чёрного снега, их морок горек,

они тают в руках, тяжелее меня в разы.

Я наемся хрустальной Москвы, как прогорклых корок,

с голодухи, и губы порежу себе и язык.

2001 г.

 

* * *

 

Мы в тот день воровали паслён,

и стыдилась ребячья душа,

а над старой замшелой землёй

поднимался солнечный шар.

 

И сегодня поджилки дрожат,

и стрекозы, стрекозы на дне

того дня, чей сердечный пожар

не подвластен и завтрашней мне.

 

И права ли была судьба,

заменив на простое тепло

сладко-горький паслён на губах,

беззаветный запретный плод.

 



↑  360