Шкодник (30.09.2016)


(рассказ)

 

Антонина Шнайдер-Стремякова

 

Раннее воскресное утро, и вдруг!.. – шум на лоджии. Ольга встревоженно сбросила одеяло, вскочила, подбежала к балконной двери и парализованно застыла: на зелёном ковре густо чернела земля. Сон тут же прошёл: хотелось дать в морду тому, кто свёл на нет её субботний труд!

Она оделась, вооружилась тряпкой, вытерла перила, на которых стояли цветы в круглых и продолговатых горшках с геранями, собрала землю, пропылесосила. После завтрака сходила к сестре, что жила невдалеке, приготовила обед и перед сном вышла на лоджию освежиться.

И застыла во второй раз за день: зелёный ковёр был снова припудрен землёй!.. В недоумении высунув голову, взглянула на верхний балкон. Вышла на лестничничную площадку, поднялась на один пролёт – спросить тех, кто этажом выше, чем им насолила, что осыпают её землёй, и остановилась: «А если не они?»

Вернулась и ещё раз обследовала лоджию. Герани кое-где сломаны, земля в горшках местами вырыта – соседи сверху это сделать не могли.

Нервы гневно отстукивали: «Кто? Кто? Кто?» Надеясь, что шкодник рано или поздно себя обнаружит, чутко прислушивалась к звукам за балконной дверью. Никто себя, однако, не обнаруживал – в цветах как рылись, так и продолжали рыться. Утро начиналось теперь с уборки, мокрая тряпка и пылесос превратились в предметы первой необходимости. «Может, вороны червей ищут… Видимо, в цветах их больше, чем на земле», – мучилась в догадках она.

Стоял конец сентября. Год был щедр на урожай ореховых, и Ольга в один из дней отправилась в лесной массив на сбор орехов. Собрала несколько и у ствола одного из деревьев обнаружила рукотворную горку, прикопанную листьями и травой. Нашла палочку, ковырнула и ахнула: погребок с грецкими орехами! Оглянулась – никого. Постояла, подождала: «Может, подойдёт хозяин погребка?» Никто не подходил, лишь белки мелькали, пугая тишину. Ольга наполнила сумочку и отправилась домой. На лоджии высыпала орехи на бумагу, где сохли ранее собранные, и убрала то, что напроказил Шкодник.

Через несколько дней её остановила соседка с нижнего этажа.

- Что там у вас на лоджии?

- Не поняла... – насторожённо встрепенулась Ольга.

- В смысле, что там у вас хранится?

- А что?

- Да бельчонок к вам повадился.

- Бельчонок?.. Белки по деревьям лазают – не по лоджиям.

- А вы приглядитесь. Ранним утром по стене он чик-чик-чик – и на лоджию. Конкретно вашу. Я проследила.

- В углу у меня грецкие орехи сохнут. Только зачем им балкон – ореховых деревьев полно кругом!

- На деревьях надо добывать и чистить, а у вас готовенькие, в куче. В эту пору они их где-то прячут, а в голодное время откапывают.

- Значит, Бельчо-онок… – выдохнула Ольга, – наконец-то определилось имя.

И рассказала, что происходит на лоджии.

В очередной раз, как только за балконной дверью раздались посторонние звуки, она затаилась за тюлем... К добыче Бельчонок двинулся, как партизан: шажок – взгляд на окно, шажок – и снова взгляд. Добрался до цели, затолкал орешки за обе щеки, прыгнул на перила и, озираясь на окно, ковырнул в одном из цветочных горшков рядом с саженцем. Продолжить ему работу Ольга не дала – с руганью, будто он понимал, рванула дверь.

- Ах ты, шкодник! Тебе что – земли мало? Устраивай склад у себя в дупле!

Её тираду и последовавшее ворчание Бельчонок дослушивал на высокой сосне за окном. Орешки Ольга убрала в пластмассовую упаковку, и с того дня на лоджии воцарилась чистота. Выследить Бельчонка не удавалось – он был всегда настороже. Стоило чуть-чуть колыхнуть тюль – он тут же испарялся, мелькал лишь рыжий хвост. Если его не пугали, добирался до пластмассовой упаковки и бил по ней лапками.

Ольга выложила на перила тыкву. Бельчонок приблизился, понюхал и скрылся. Видать, блюдо пришлось не по вкусу – тыква всю неделю так и пролежала. Выложила яблочные дольки. Они начали пропадать, лишь когда чуть-чуть подвялились.

При очередном визите Бельчонка Ольга отодвинула тюль – вниз в этот раз он, к удивлению, не юркнул. И вот уже через стекло они глядят глаза в глаза: Бельчонок – насторожённо, Ольга – с любопытством. Как только она сделала шаг к двери на лоджию, он отвернулся и молниеносно спустился по стене, цепляясь цепкими коготочками за мельчайшие неровности, – скалолаз да и только!

Наступили холода. Ольга занесла цветы, выложила на перила несколько орешек, но Бельчонок стал появляться всё реже и вскоре совсем исчез.

Зимой из цветочных горшков полезли незнакомые ростки. После очередных ростков Ольга догадалась расковырять землю и, к изумлению, выкопала беличьи «ухоронки» – орехи!.. Выкопала, да, видать, не все: всю зиму то тут, то там в цветах появлялись привычные теперь уже ростки.

Когда весной на лоджию Ольга вынесла цветы, на ковре снова появилась земля. Чьи это проделки и кого выслеживать, для неё загадкой уже не было – предстояло лишь подкараулить, когда Бельчонок примется скрести и обнаружит свой тайник. Как только она делала шаг к двери, нежданный гость мгновенно исчезал. И всё же он поймался. В том месте, где он зацарапал, Ольга вырыла два прошлогодних ореха.

Запасливый трудоголик помнил, где сделал «ухоронку» девять месяцев назад!.. Память – обзавидуешься, никакого признака альцгеймера!..

август 2016



↑  606