Ёлки детства (31.12.2020)


 

Лидия Майер

 

Не знаю, где сегодня покупают новогодние елки жители Желанного. А когда-то, много лет назад, самым «зримым» предвестником скорого наступления Нового года был для нас грузовик, нагруженный ёлками и следовавший в питомник.

- Елки привезли! - радовались мы и спешили к родителям: пора елку покупать! Нам, конечно же, не терпелось поскорее приобрести лесную красавицу. Хотя «красавицу», пожалуй, громко сказано. В питомник чаще всего привозили сосны, и не всегда пушистые... Но все равно радости не было предела, когда на санках везли мы домой нашу будущую елку. Мы твердо знали: красавицей она будет обязательно! Сделают ее такой папа и мама – с нашей, конечно, помощью.

Установить елку – обязанность отца. Елку заранее заносили в дом, чтобы она отогрелась, оттаяла. Находили крестовину, и работа начиналась. Первым делом нужно было подогнать ствол, укрепить елку в крестовине. Потом отец критически осматривал дерево, намечая «пересадку» веток. Отпиливались обычно либо нижние, либо часть слишком густых или широких ветвей. А там, где было «жидковато», отец сверлил дырочки и вставлял отпиленные ветки. Елочка получалась аккуратная и одинаково густая.

А потом... И сейчас замирает сердце при воспоминании о том, как осторожно доставали с чердака огромную, но очень легкую коробку, как бережно ее открывали... Слепило, пленило великолепие елочных игрушек, открывавшихся взору под каждым очередным слоем ваты... Украшение елки было для нас священнодейтсвом, ритуалом. Мы хорошо знали, где какой игрушке самое подходящее местечко. К примеру, домики – один весь желтый, лубяной или летний, как мы его называли, и второй – зимний, ледяной, с белой крышей, блестящими, как сосульки, стенами и оранжевым светом в окне – обязательно вниз, в хвойную гущу. Туда же – лисицу с великолепным пушистым хвостом, симпатичных медвежат в забавных коротких штанишках...

А вот часы – без пяти двенадцать на циферблате- обязательно на самый верх, на самое видное место. Туда же – огромную красную шишку, стеклянных Деда Мороза и Снегурочку... И по всей елке – другие игрушки, шарики, сосульки, бусы, гирлянды, дождь, мишуру... А в самом конце – еще и шоколадные конфеты. Вы когда-нибудь ели шоколадные конфеты, срезанные с елки? Ничего слаще, сладостнее, радостнее не придумать!

Елку наряжали всегда к 24 декабря, к рождеству. Таков был негласно установленный в семье закон. А убирали в последние дни школьных каникул. Но до них тогда было еще так далеко, и об этом совсем не думалось. Их радости еще были впереди, как и самый главный праздник – школьный новогодний утренник.

***

Знакомы ли нынешним ученикам начальной школы те многочисленные хлопоты, которыми были загружены перед новогодними праздниками мы, такие же ученики, в начале 60-ых годов прошлого века?

Сколько всего нужно было нам успеть и с каким удовольствием, с какой радостью мы готовились к празднику! Все уроки труда, пения, рисования были посвящены предстоящему новогоднему утреннику.

Мы очень старались помочь в оформлении зала и украшении елки. Чаще – цветными карандашами (краски, гуашь тогда еще были редкостью) - раскрашивалось бесчисленное количество простых тетрадных листов. Из них потом либо вырезались флажки (их нанизывали на нитки и получались длинные гирлянды), либо клеились цепочки (тогда из листков нарезали одинаковых размеров полоски и склеивали кольцо в кольцо).

С особенной радостью разрисовывали мы двойные листы, которые потом сшивались на швейной машинке в кульки, и в них мы получали после утренника подарки (сладости). Тут уже предела фантазиям не было, хотя... Хотя, если честно признаться, художнических талантов у большинства из нас и близко не наблюдалось. Но что нам до того было! Тогда, об этом даже не подозревая, мы с упоением рисовали елки и еловые ветки, снеговиков и деда мороза, снегурочек и всякие другие новогодние сюжеты. А на уроках пения разучивали песни для новогоднено хоровода.

Не заканчивались хлопоты и дома, потому что дома решалось самое главное: в каком костюме пойти на утренник (замечу кстати, что тогда костюмы делались своими руками). В первом классе все девочки в классе были снежинками. Из обычной марли шились белые платьица со множестом оборок – чтобы попышнее. Затем их крахмалили, и уже потом к ним пришивались комочки ваты-«снежинки», приклеивались звездочки-снежинки, вырезанные из серебристой или золотой бумаги (обертки от конфет, чая и т.д.). Мастерились коронки: картон, обшитый ватой или белой тканью. Украшались они толченым стеклом елочных игрушек, дождем или мишурой, стеклянными елочными бусами...

И вот, наконец, наступал долгожданный праздник: распахивалась дверь – и школьная елка во всем своем великолепии открывалась взорам нарядной, взволнованной детворы...

А утренник... Почему-то думается, что те наши, полувековой давности утренники мало чем отличаются от тех, которые проводятся в школах сегодня. Ведь как тогда, так и теперь наверняка ждет, зовет детвора Деда Мороза и Снегурочку, как тогда, так и теперь наверняка поют песни, и читают стихи, и водят хоровод вокруг елки, дружно распевая «В лесу родилась елочка...»

Но в чем теперь не только уверена, но убеждена абсолютно: никакая иллюминация, никакой фейерверк ( каким бы он ярким ни был и какому бы празднику ни был посвящен) – не могут сравниться с тем теплым волшебным светом, которым одаривают людей новогодние елки... Мне кажется, что новогодняя елка, хоровод вокруг нее – это что-то совершенно особенное, необыкновенное, недосягаемо светлое, прекрасное и единственное по своей сказочности, доброте, любви... И стихотворение мое именно об этом...

 

Елки детства

 

Иными были тревоги,

Иными были надежды

Тех елок предновогодних

Волнующий аромат,

Когда, вернувшись с дороги,

Еще в рабочей одежде

Отец, «колдующий» с елкой,

Был сам, как ребенок, рад.

Ах, милые елки детства!

Храню я ваш свет волшебный.

Он самый яркий в гирляндах

Всех бывших елок моих.

Как дружески в нем соседство

Кащея с милой царевной,

Волков и зайцев нарядных

И фей, и карликов злых!

Теперь бы дружбу такую,

Где все – в одном хороводе,

Чтоб крепко в своих ладонях

Ладони друзей держать.

И я немножко тоскую

О давнем том хороводе

И хочется вновь, как в детстве,

О светлом чуде мечтать.

Не жду я Деда Мороза

С мешком огромнейшим счастья,

Не жду игрушек, хлопушек –

Другого теперь я жду –

Хоть дед бы отвел угрозу,

Да все бы унес ненастья,

Да всех одарил любовью

В грядущем новом году.

Чтоб, за руки взявшись, вместе

Под елки бы люди встали,

И не было б между ними

Ни тигров, ни хитрых лис,

А елки бы вновь, как в детстве,

Гирляндами полыхали,

И, радугами оставшись,

Весь год озаряли жизнь...

декабрь 2014

 



↑  27