Русский аптекарь Владимир Карлович Феррейн (из цикла „Люди и судьбы“)


 

Виктор Фишман

 

Немного истории

 

Царям и придворным, вельможам и простолюдинам во время болезни всегда необходимы аптеки и аптекари. Современная ситуация, когда аптеки находятся едва ли не на каждой городской улице и в каждом небольшом поселке, сложилась далеко не сразу. Что же касается России, то здесь были свои особые условия.

Пётр I хорошо понимал, что для его старой московской резиденции в Измайлово двух существующих небольших аптек, которыми пользовались все придворные и чиновники, явно недостаточно. В связи с этим, он посчитал необходимым устройство ещё, по меньшей мере, восьми частных аптек, для чего издал известный Указ, датированный 22 ноября 1701 года . Приказ содержал 8 пунктов, в первом из которых предписывалось построить частные аптеки, прежде всего на самых густонаселенных улицах в Китай-городе, Белом городе и Земляном городке (сегодня – внутри Садового кольца, но вне Кремля) за счет владельцев этих заведений. В этих аптеках разрешалось продавать только признанные врачами лекарственные средства. Что же касается жидких лекарств, то в их число не должны входить вина и другие алкогольные напитки. Разрешение на строительство аптек должны были выдаваться Посольским приказом.

Первым воспользовался этим Указом немецкий алхимик Иоганн Готфрид Грегориус (Johann Gottfried Gregorius). В архивах Посольского Приказа до сих пор хранится «Дело о прошении иноземца аптекаря Ягана Готфрида Григория о даче из Посольского Приказа жалованной грамоты для постройки в Новоземельной Слободе аптеки и о посылке извещения в Аптекарский приказ». Вторую аптеку открыл поляк Даниил Гурчин (Daniel Gurtschin). Остальные шесть были «заведены» также немцами и голландцами.

Фармацевтическое дело в России развивалось медленно. В начале XVIII века на всю страну было лишь 12 частных аптек . Но все больше иностранцев, в основном голландцев и немцев, специалистов этой профессии, обученных фармацевтов и врачей, переезжали из своих родных мест в Россию. Привлекало иностранцев в Россию также то, что иностранные студенты российских вузов смогли стать фармацевтами в России на государственный кошт.

Вскоре начался настоящий аптечный бум, и в 1828 году в стране было уже 423 частных аптеки, а 20 лет спустя - 689 аптек. Тем не менее, в середине 19 века в 170 городах России не было единой аптеки. Между тем в Москве и Санкт-Петербурге развивались династии немецких аптекарей и фармацевтов. Им принадлежали крупнейшие частные фармацевтические заведения, например аптека «Старая полянская», чей владелец Карл Шенгер (Karl Sänger) с 1839 года мог официально торговать в качестве поставщика Московского императорского двора.

Относительно низкий уровень конкуренции на российском рынке привлек дополнительных инвесторов. В 1893 году немецкий химик Генрих Теодор Беттингер (Henry Theodore Böttinger, 1848-1920), зять основателя фирмы «Bayer» немецкого химика Иоганна фон Байера (Johann Friedrich Wilhelm Adolf von Baeyer; 1835 -1917, Нобелевский лауреат по химии, 1905), организовал производство анилина в Москве. В 1898 году здесь вместе с сыном Фридриха Байера им был создан московский торговый дом «F. Bayer und H. Böttinger». Торговый дом имел завод с 160 сотрудниками; на заводе находились три паровых двигателя, что было тогда в новинку (на других фармацевтических заводах машины приводились в движение вручную). 14 лет спустя на фирме работали уже 400 сотрудников. В каталоге выпускаемой продукции значились 20 фармацевтических препаратов, включая всемирно известный аспирин, 1 700 красителей, а также 750 других химических продуктов. В феврале 1912 года компания была преобразована в акционерное общество «Chemischen Fabrik Friedr. Bayer & Co», её дочерняя компания «Farbenfabriken Friedr. Bayer & Co» была зарегистрирована в Леверкузене в 1881 году.

Начало Первой мировой войны стало тяжелым испытанием для немецких предприятий в России. Тем не менее, заводы акционерного общества «Chemischen Fabrik Friedr. Bayer & Co» продолжали выпускать красители для камуфляжной униформы, а с 1915 года даже взрывчатку для русской армии. После Октябрьской революции компания стала частью государственного предприятия «Анилин Трест».

 

Семья Феррейн из Арнсвальда

 

Аптекарь Карл Феррейн (Carl Ferrein, 1802 - 1887) из Арнсвальде (польск. Choszczno), что в Ноймарке (Arnswalde in der Neumark), в расчете на лучшую жизнь тоже последовал призыву российских властей и переехал в Россию. Можно представить себе, как непросто было ему покидать свой небольшой (менее 10 тысяч жителей) уютный город, лежащий среди трех озер, в северо-восточной части Франкфуртского округа прусской провинции Бранденбурга. Население здесь было наполовину немецким, наполовину – польским, так что Карл Феррейн, скорее всего, владел и славянским языком.

Помолившись в Маринкирхе, Карл вместе со всей семьей отправился в путь. В Москве, на первое время, остановились у знакомых. В начале 1830-х годов он перекупил аптеку, основанную Даниилом Гурчиным.

Герой нашего рассказа, сын Карла Феррейна, Владимир Карлович Феррейн (Woldemar Ferrein) родился в Москве 5 мая 1834 года. Вероисповедания евангелическо-лютеранского. Будучи ещё подростком, Владимир Карлович Феррейн получил начальное образование дома, работая в аптеке отца. Успешно сдав экзамены на звание помощника аптекаря, а затем на провизора в Московском университете, он прошел практику в лаборатории профессора химии Йоганна Бюхнера (Johann Andreas Buchner,1783-1852) в Техническом университете Мюнхене.

В возрасте около 30 лет Владимир Карлович женился на Софье Петровне Авенариус. В 1864 году у них родился сын Александр (умер в 1906 году). В Формулярном списке сказано, что после так называемого «надлежащего испытания» на Медицинском факультете Императорского Московского университета и публичной защиты написанной им диссертации, определением Университетского Совета от 11 августа 1869 года Владимир Карлович Феррейн из провизоров был произведен в степень магистра фармации. Далее читаем: «Вступил в службу членом Московского Совета детских приютов 18 мая 1882 года». Последовательно получал чины – титулярного советника, коллежского асессора, надворного советника, коллежского советника, статского советника и, наконец, действительного статского советника.

Примерно в эти же годы Феррейн ввел новшество: для поощрения работы его сотрудники имели возможность участвовать в доле от прибыли компании.

На фоне общей конкуренции между немецкими аптекарями, ставший во главе семейного дела, действительный статский советник (гражданский чин, приравненный к военному чину генерал-майора согласно «Табели о рангах») Владимир Карлович Феррейн добился больших успехов. Рассказывают, что Владимир Карлович изобретал оригинальные способы для привлечения клиентов в аптеку. Считалось, что для приготовления хороших лекарств лучшим фармацевтическим ингредиентом является медвежий жир. Поэтому Владимир Карлович купил медведя в Московском зоопарке. Каждый день медведя в виду всей московской публики водили на водопой к городскому фонтану. И это не могло не привлечь в аптеку новых покупателей. После смерти медведя его чучело установили на втором этаже аптеки.

Аптека Владимира Карловича Феррейна в 1893 году стала самой крупной в Москве. А затем он перенёс аптеку в новое роскошное здание на Никольской улице, чей неоренессансный фасад привлекает внимание и сегодня. Это новое здание было выстроено в 1896 году по проекту архитектора А. Э. Эрихсона на месте бывшего дома Академии наук, дом (№ 21) .

В январе 1898 г. «за полезную деятельность на поприще отечественной торговли и промышленности» он был пожалован званием коммерции советника. Действительный статский советник Владимир Карлович Феррейн был одним из попечителей Московского Георгиевского детского приюта Ведомства учреждений Императрицы Марии. За неустанную трудовую деятельность его наградили орденами Святой Анны 2-й и 3-й степени и Святого Станислава 3 степени, «серебряной медалью для ношения на груди в память царствования императора Александра III» на Александровской ленте и серебряной медалью в честь священного коронования императора Николая II на Андреевской ленте, а также он получил «золотой вензелевый знак в память исполнившегося 2 мая 1897 г. 100-летия со времени возникновения Ведомства учреждений Императрицы Марии».

Фирма «Тов-во В.К.Феррейнъ» через несколько лет превратилась в одну из крупнейших фармацевтических компаний не только в России, но и по всей Европе. В начале Первой мировой войны в компании работало 1600 человек, из которых 600 были дипломированными специалистами. Ассортимент состоял из более чем 300 продуктов. Компания включала в себя пять аптек в Москве, несколько фармацевтических лабораторий, мастерскую по производству стекла, травяные плантации под Москвой и Крымом, а также химический завод под Ярославлем. В дополнение к фармацевтическим препаратам она производила мыло и косметику. Знаменитыми были изготовляемые фирмой смеси таких напитков, как «Кока на Портвейне» или «Кола в Шерри».

 

ХХ век семьи Феррейна

 

Потомственный почетный гражданин, магистр фармации Владимир Карлович Феррейн в 1910 году обратился в Московское дворянское депутатское собрание с прошением: «Владея недвижимою собственностью, состоящею из домов на Никольской улице и в Кривоколенном переулке и имением в Подольском уезде Московской губернии, имею честь просить о внесении меня, по чину действительного статского советника, в дворянскую родословную книгу вместе с женой моей Софьей Петровной Феррейн и внуками Елизаветой, Каролиной, Маргаритой, Карлом и Марией Александровичами Феррейн. Вместе с сим прошу выдать нам документы о дворянстве». К прошению были приложены послужной список, свидетельство о производстве в чин действительного статского советника, свидетельство о несудимости жены, сына и жены последнего, свидетельство о бракосочетании, свидетельство о рождении сына, свидетельство о бракосочетании сына и пять свидетельств о рождении внуков.

Ответ государя-императора последовал незамедлительно. В июне 1910 года. был обнародован Указ Его Императорского Величества Самодержца Всероссийского: «Признавая правильным Постановление Московского дворянского депутатского собрания 5 апреля 1910 г. о внесении действительного статского советника Владимира (Вольдемара-Эрнста) Карлова Феррейн, жены его Софии (Анны-Софии-Наталии) Петровой и внуков: Елизаветы-Лауры, Каролины-Елены, Маргариты-Марии, Карла Вольдемара и Марии-Ольги Александровых-Карловых Феррейн в третью часть дворянской родословной книги, означенное Постановление утвердить». Осенью того же года Московским дворянским депутатским собранием было выдано удостоверение в том, что «действительный статский советник Владимир Карлович Феррейн с женою своею Софией Петровной внесен в третью часть родословной книги и Указом Правительствующего Сената от 9 июня 1910 г. за №1735 утвержден в дворянском достоинстве». Внукам Феррейна также было выдано свидетельство об утверждении их в дворянском достоинстве.

А затем началась Первая мировая война. До поры до времени семья Феррейна терпела возникшие беспорядки. Однако во время антинемецких погромов в 1915 году толпа хулиганов ворвалась в аптеку на Никольской улице, перевернула всё вверх дном, выпила весь спирт, хранившийся в подвале.

Так что было понятно, что ожидало эту богатую немецкую семью с приходом к власти большевиков. «Товарищество В.К. Феррейнъ» в 1917 году национализировали, и в первое время после национализации Владимир Карлович устроился в собственную аптеку кладовщиком.

Семья Владимира Карловича Ферреина находилась в своём загородном доме, что в Подольском уезде Московской губернии, когда получила тайную записку от некоего благодетеля. Тот предупреждал о готовящемся аресте всей семьи. Когда вооруженные чекисты прибыли на дачу, они застали лишь кастрюли с едой и немытую посуду. Семье аптекаря удалось вовремя скрыться.

Далее следы этой семьи теряются. По одним сведениям, им удалось выбраться из большевистской России, и уехать через Крым в Германию. По другим сведениям, Владимир Карлович Феррейн в 1918 году скончался в Крыму от инфаркта.

Так окончилась богатая событиями история немецкой семьи московских аптекарей, верой и правдой служивших делу здравоохранения российских граждан.

 

 

 

 



↑  22