«Даровитый и идеально честный» ботаник Краузе (31.10.2020)


 

Виктор Фишман

 

9 августа 1909 года улицы Ташкента были запружены так, как это редко случалось в столице Туркестанского генерал-губернаторства: за гробом знаменитого ташкентского аптекаря и предпринимателя, действительного члена Петербургского и почетного члена Московского фармацевтических обществ, статского советника Иеронима Ивановича Краузе шли тысячи людей и ехали десятки колясок. Великий князь Николай Константинович с супругой, генерал-губернатор Туркестана, чиновники местной российской администрации, простые граждане разной национальности - русские, немцы, поляки, евреи, татары - пришли отдать последние почести этому человеку. Газетный хроникер констатировал: «Давно уже в Ташкенте не было таких поистине грандиозных проводов. Только врачей Эрна и Фогеля провожали так».

 Фишман Виктор – Viktor Fischmann

Карл Иероним Дитрих Краузе (Karl Hieronymus Dietrich Krause), согласно Келмчевской евангелической церковной книге, родился 19 января 1845 года в селении Цытовяну Россиенского уезда Ковенской губернии в семье прусского подданного Иоганна Краузе и Эмы, урождённой Франк. Иоганн Краузе занимался кузнечным ремеслом и славился своим мастерством. К усидчивости и прилежанию приучал он и своего сына.

В свидетельстве об окончании 6-летнего курса обучения в Ковенской гимназии (с 1855 по 1860 год) знания Иеронима по закону Божию, русскому языку, арифметике, физике, естественной истории, латинскому языку, черчению и чистописанию были оценены на «хорошо»; «достаточными» оказались его познания по всеобщей истории и географии, алгебре и геометрии, а также французскому языку. При этом родным языком всегда оставался немецкий.

Этот документ нужен был будущему аптекарю для продолжения образования в Москве: материальное положение кузнеца Иогана Краузе было крайне неустойчивым и не позволяло сыну надеяться на отцовскую помощь. 17-летний молодой человек устроился учеником аптекаря в Ново-Мясницкой вольной аптеки Франца Кельчевского. Случилось это в сентябре 1862 года. А спустя два года он решил посещать также школу Московского фармацевтического общества. Такие усиленные занятия привели к тому, что уже осенью 1865 года, выдержав испытания в Московском университете, Иероним Краузе получил звание аптекарского помощника. С этих пор к его имени присоединилось и отчество Иванович. В 1866 году Иероним Иванович Краузе поступил лаборантом в аптеку Карла Келлера на Старо-Мясницкой улице. Через три года, сдав экзамены в Московском университете, он стал провизором.

Гомеопатия в ту пору только начинала развиваться. А самым знаменитым трактатом на эту тему был перевод с немецкого на русский язык сочинения «Чистого лекарственного веществословия» Самуила Ганеманна, выполненный под редакцией профессора, члена Санкт-Петербургской медико-хирургической академии Бижеля. С 1827 года в московских изданиях начинают обсуждать вопросы, связанные с гомеопатией. Не потому ли Иероним Краузе обратился к изучению подмосковной флоры?

Свою работу под названием «Гербарий флоры подмосковных окрестностей» он издаёт частями, по 50 видов растений и цветов в каждом, в сборниках Московского университета. За эти исследования 15 ноября 1865 года Иерониму Ивановичу Краузе от имени всех московских аптекарей был вручен в качестве почётной награды «Ботанический атлас» Шмидта и Берга, а от имени Московского общества любителей садоводства – большая серебряная медаль. За работу о медоносных растениях Иеронима Краузе удостоили Большой серебряной медали Императорского Русского общества акклиматизации растений и животных, а в 1869 году избрали действительным членом Императорского Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии при Московском университете (ИОЛЕАЭ).

И всё же судьба не уготовила ему уютной карьеры кабинетного профессора. Ещё в годы университетских занятий на Иеронима Краузе обратил внимание предприниматель М. А. Хлудов и привлёк к изучению недавно открытых нефтяных месторождений в Кокандском ханстве. Получив именную стипендию, Иероним Краузе в начале 1870 года прибыл в Туркестан. М. А. Хлудов рассчитывал, что подписанная в 1868 году между Россией и правителем Кокандского ханства договоренность позволит беспрепятственно заниматься исследованиями. Но не тут-то было! Ретивая служба безопасности Худояр-хана арестовала московского чужака и продержала под стражей в далеком горном ауле почти год. Говорят, что формальным поводом послужил рисунок, сделанный Иеронимом Краузе с одного из местных жителей: стражи порядка усмотрели на этом портрете сходство с самим повелителем! А такое каралось смертной казнью. Лишь благодаря вмешательству туркестанского генерал-губернатора К. П. фон Кауфмана, Иерониму Ивановичу Краузе была дарована жизнь и его освободили из плена.

Туркестан стал настоящей родиной бывшему ханскому узнику. По поручению ташкентского губернатора, оценившего «даровитого и идеально честного работника», Краузе собрал коллекцию местной флоры и составил её каталог для первой Московской политехнической выставки, За что в августе 1872 года получил Большую золотую и серебряную медали ИОЛЕАЭ. Тогда же была опубликована его работа «О нефтяных источниках в Кокандском ханстве» (Издательство «Русский Туркестан», 1872).

Краузе предложил местным властям устроить «опытный сад для разведки местных дикорастущих растений, которые могли бы войти в садоводство или составляли бы интерес для ботанических садов». Первый участок был заложен при доме самого генерал-губернатора. Краузе и его помощники посадили здесь около 300 видов дикорастущих растений, собранных в местных горах. Большинство из них принялись и стали частью знаменитого и существующего до сих пор парка на левом берегу Анхора.

Произошли перемены и в личной жизни этого человека: он женился на дочери хорунжего Оренбургского казачьего войска Екатерине Матвеевне Химиной. У них родилось шестеро детей, крещенных в православии. Но о наследниках – чуть ниже.

Можно представить себе, как казачка Екатерина в начале марта 1873 обнимала своего мужа, уходящего вместе с армией генерал-губернатора К. П. фон Кауфмана в поход на Хиву. На вооружении Иеронима Краузе, кроме штатного оружия, были также планшеты, записные книжки и коробки для гербариев. Этот исторический факт нашел отражение в Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона в разделе «Азия, материк»: «...По случаю русского похода в Хиву (1873) весьма много было сделано для ближайшего знакомства с пройденными местами А. Л. Куном, которого сопровождали зоолог Богданов и ботаник Краузе...»

Лютеранин по вероисповеданию и прусский подданный, Иероним Краузе испытывал затруднения из-за отсутствия российского гражданства. Лишь после долгих мытарств, в марте 1878 года, ему было дано разрешение «вступить в подданство России». И едва ли не сразу же после этого Иероним Краузе приступил к созданию частных аптек. Ему пришлось работать на стыке местной мусульманской культуры и немецкой традиции рационального знания. И результаты не заставили себя ждать: в этой азиатской части России возникла новая модель социальной организации: симбиоз научного знания, просветительства и предпринимательства.

Квартира самого Иеронима Ивановича и его жены Екатерины Матвеевны в доме номер 34 на Махрамском проспекте в Ташкенте походила на естественнонаучный музей в миниатюре. В том же доме 1 ноября 1905 года была открыта одна из лучших аптек в городе.

С сентября 1908 года и до декабря 1909 года при аптеке функционировала амбулатория для приема больных. И этих больных принимали едва ли не круглосуточно. Здесь впору привести знаменитые стихи Александра Блока:

Ночь, улица, фонарь, аптека,

Бессмысленный и тусклый свет…

но только с важной оговоркой: свет от аптеки был не «бессмысленный» - здесь помогали людям в их напастях.

По словам современника, «Иеронима Ивановича Краузе знали все, кто только интересовался чем-либо из жизни Туркестанского края. Нет ни одного общественного учреждения в Ташкенте, в котором Краузе не состоял членом и видным деятелем. Живо интересуясь географией, археологией, геологией, сельским хозяйством Туркестанского края, Краузе и других умел привлечь на путь деятельного изучения нашей обширной окраины. Не покладая рук, Краузе четыре десятка лет работал на пользу и в целях развития края». С его участием было расширено огородничество, введены новые сорта яблок и груш; построены завод по производству растительных масел и фабрика по выпуску сантонина, налажена добыча каменного угля, исследованы местные минеральные источники, и так далее и тому подобное.

К нему шли все, кому нужен был совет и материальная помощь, и он делал всё от него зависящее, притом «тихо, бесшумно и как бы конфузясь перед посторонним своей чрезмерной добротой».

Награжденный 6-ю орденами Российской империи статский советник Иероним Иванович Краузе был похоронен на Боткинском кладбище в городе Ташкенте.

После его смерти Екатерина Матвеевна Краузе в течение ряда лет возглавляла Ташкентский отдел Туркестанского благотворительного товарищества.

Несколько слов об их детях. Сергей Иеронимович Краузе (1884) был расстрелян в апреле 1938 года, похоронен в Ленинграде. Николай Иеронимович Краузе (1887) стал известным хирургом, профессором Саратовского университета, умер в 13 февраля 1950 года, похоронен в Саратове. О судьбе других детей - Бориса (1879), Надежды (1881), Нины (1886), и Веры (1893) - автору ничего не известно. Редакция будет благодарна читателям за сведения о жизни этих потомков знаменитого российского немца.

 

 

 

 



↑  32