Желанновские зарисовки (31.10.2020)


 

Лидия Майер

 

Дважды двоюродные

Так называем мы двоюродного брата Александра Вайцеля и сестру Марию Фабрициус, хотя считаем их просто самыми родными и любимыми. Но нередко, когда возникает о них разговор, многие наши собеседники удивляются: как это – дважды двоюродные? И приходится рассказывать об истории одной немецкой семьи, которую крепко поломали и война, и депортация немцев Поволжья, да и судьба к членам этой семьи не всегда была добра и великодушна...

Семья

В ту далекую июньскую ночь в доме семьи Майер в селе Эрленбах в немецком Поволжье не спалось ни матери, Сусанне Готфридовне, ни дочери ее Лидии. Юная Лидочка Майер, счастливая невеста, не могла глаз сомкнуть от радости: наконец-то завтра они с любимым Андреем распишутся, станут мужем и женой! Они уже столько об этом мечтают. Как же все будет? Понравится ли Андрею ее платье, и как уложить косу - короной на голове или просто перевить лентой? Будет ли хорошим денек? Хоть бы солнечно было! Волнениям и сомнениям не было конца, а радость переполняла сердце и словно прогоняла сон... А матери не давали спать и заботы житейские, и раздумья о судьбе молодых: как-то все у них сложится? Лида молоденькая совсем, а парень будто неплохой, надежным кажется, хоть и сирота. Но это ничего, сыном больше будет, братом нашим трем сыновьям. Только б Лиду не обижал. Но ведь любят они друг друга, по всему видно, глядишь, и жить будут ладно... А недалеко рядом, в соседней деревне, не спал, ждал рассвета счастливый жених. Спозаранку отправился он на конюшню за лошадьми, чтобы ехать к невесте. Но... не дошел – остановило радио на столбе в центре села. Из репродуктора грозно и сурово гремело над селом известие о начале войны. Было раннее утро 22 июня 1941 года...

Расписались молодые позже – скромно, буднично и тихо. А уже в сентябре 1941 года молодожены Андрей и Лидия Вайцель вместе с семьей Лидии (мать, отец и трое братьев) оказались депортированными в село Желанное Одесского района Омской области, куда вместе с ними были депортированы в ту осень более восьмидесяти тысяч немецких семей. Холодная, чужая, незнакомая земля. Трудная, бесприютная, голодная жизнь. Но все-таки жизнь. И в мае 1942 года в семье молодых родился первенец – доченька Маруся. А осенью того же года половина Лидиной семьи – мать, отец и брат Эдуард были отправлены в трудовую армию. Андрей, к счастью, остался, его не забрали: то ли из-за больного сердца, то ли потому, что был он механиком по сельскохозяйственным машинам – специалистом, каких тогда в деревне очень не хватало.

Детишек в молодой семье сразу прибавилось: на попечении у Андрея и Лидии остались братья жены – 11-летний Готфрид и 4-летний Виктор, враз лишенные и отца, и матери. Трудились, заботились, перебивались, как могли: Андрей ходил на работу, Лида занималась детьми, хозяйством. Худо ли бедно, пережили войну и дождались долгожданной Победы. За этой огромной радостью пришла другая: в августе в семье родился сын Александр. Казалось, можно надеяться на светлые, добрые времена, на мирную, спокойную и радостную жизнь. Но... в семье началась черная полоса потерь. Несмотря на надежды и ожидания, семья не дождалась из трудармии ни Лидиного отца, ни брата. Вернулась только мама Сусанна Готфридовна Майер, которая до конца жизни так и не узнала ничего об их судьбе. В конце 40-ых в семье родился третий ребенок – девочка, но вскоре после этого умерли сначала Лидия, а потом и малышка. Андрей, ставший вдовцом с двумя детьми на руках, остался жить в доме тещи, которую до конца жизни называл мамой. Растерявший в годы войны двух сестер и брата, он писал теперь во все концы письма, надеясь разыскать хоть кого-то... И однажды... Эту давнюю историю хорошо запомнила маленькая тогда Маруся, рассказ ее об этом трогает и волнует до сих пор:

- Папа пришел домой, обедать собирался, а бабушка с почтой заходит и говорит:

-Тебе, Андрей, тут письмо какое-то.

Он сказал, чтобы бабушка сама его открыла, что у него мало времени на обед, спешить надо. Бабушка открыла конверт, а в нем фотография, она ее держит, а у самой руки дрожат... Она на стул опустилась, смотрит, и слезы у неё градом:

- Это же Зельма... Мы же с ней в трудармии вместе были... Она же мне там так помогала, столько поддерживала...

- Зельма! – слез радости не мог скрыть и Андрей. Зельма была его старшей сестрой. Она рассказывала о себе, сообщала, что нашла в Казахстане их младшую сестру Амалию, и спрашивала, не смог бы Андрей взять ее к себе. И когда Амалия приехала в Желанное, ее в семье Майер-Вайцель приняли, как родную. Вскоре она таковой и стала: Готфрид Майер и Амалия Вайцель поженились в декабре 1950 года.

А вдовец Андрей Вайцель женился вскоре на вдове Марии Андреевне Баевой. В семье сразу стало четверо детей: Маруся и Саша Вайцель и Толя и Валера Баевы. В сентябре 1952 года родилась у них дочь Нелли, в мае 1955 – дочь Роза Вайцель, а в октябре того же года умер Андрей Вайцель, которому было всего. Шестеро детей остались на руках Марии Андреевны, что, конечно, было непросто. Трудно было и Марусе с Сашей – больше не было у них в этом доме родного человека. Переживала за судьбу внуков и бабушка. И так само собой сложилось, что дети вернулись в семью Майер, к своему дяде Готфриду, брату их матери, своей тете Амалии – сестре их отца, и к своей любимой, дорогой бабушке Сусанне Готфридовне Майер. Это была наша семья, и для нас наши дважды двоюродные стали навсегда самыми близкими родными - братом и сестрой.

Наша Маруся

Когда в 1960 году Маруся Вайцель окончила среднюю школу, наш дядя Витя Майер собрался уезжать в Казахстан: то ли на поиски лучшей доли, то ли просто мир посмотреть. К тому времени там в совхозе «Шетский» жила Зельма Вайцель (в замужестве Штейнгауэр) со своей семьей. На семейном совете было решено, что поедет с ним и Маруся. Получилось, что дяди переняли ответственность за своих племянников – детей рано ушедшей сестры и ее мужа. Саша остался с дядей Готфридом в Желанном, Маруся с дядей Витей уехала в Казахстан.

На новом месте они вскоре устроились. Тетя Зельма помогла им найти землянку для жилья и устроиться на работу. Виктор стал животноводом, Маруся работала в полеводческой бригаде. Она обращалась к нему так, как привыкла с детства: дядя Витя.

- Да не зови ты меня так при людях, - взмолился как-то молодой дядя. - Я же всего на четыре года старше.

Наверное, неловко было 22 -летнему парню перед девушками, когда его называли дядей. В Шетском каждый нашел свою судьбу. Но дядю Витю потянуло назад, и осенью 1963 года он с женой и двумя маленькими дочками Эльвирой и Лидой вернулся в Желанное. А Марусю судьба свела с Артуром из шахтерской Караганды, который приезжал к родственникам в гости. Той же осенью 1963 года она уехала в Караганду и стала Марией Фабрициус. Устроилась в детский сад, с тремя маленькими дочками окончила педагогическое училище и всю жизнь проработала воспитателем детского сада.

Связь с родными в Желанном они не прерывали. И сама Маруся, и ее муж, и их девочки, а потом и их дети очень любили приезжать летом в гости - бабушке, тете и дяде. Они хранят немало воспоминаний о тех замечательных временах. Теперь Маруся и вся ее разросшаяся семья: три внука, три правнука - живут на севере Германии, в Киле. Мы регулярно встречаемся. Без воспоминаний и рассказов о Желанном не обходится. Мы очень любим эти воспоминания, потому что всегда вдруг открывается что-то новое, наверное, их взгляд был острее - смотрели не буднично-обычно, как мы, а немножко по-новому, со стороны. И кажется мне, что в Желанное они влюблены так же, как и мы, навсегда...

Саша большой

Зима в тот год выдалась снежной. В одну из февральских ночей снега выпало столько, что наутро Саша был вынужден помочь тете Марусе и двоюродной сестре Розе убрать снег во дворе. Он работал, наверное, полдня: прочистил дорожки к калиткам и сараю, убрал снег на хоздворе. Остался очень доволен работой, а через несколько дней его не стало...

Для Александра Вайцеля, а я пишу о нем, моем дважды двоюродном старшем брате, наше подворье никогда не было чужим. Ему было десять лет, когда наш дом стал и его отчим домом. И все мы – шестеро его младших братьев и сестер – детство свое без него и не помни, и не представляем. Главное в нем было то, что он был необыкновенно общительным и добрым. Будь по-другому, мы бы, наверное, не запомнили имен всех его друзей: Валеры Баева, Коли Никитина, Володи Шилова, Володи Титова. Эта озорная и богатая на выдумки компания в любое время года что-нибудь, да затевала. Зимой – катание на санках, лыжах, коньках, строительство снежной крепости, снежные битвы, а летом и вовсе было раздолье для игр и забав. Даже затеяли как-то после дождя жарить грибы, что лишило покоя нашу бабушку: уж очень переживала она и за них, и за нас, поскольку не признавала грибы - не была уверена, разбираются ли в них мальчишки. А мы, малышня, когда Сашина компания была во дворе, вертелись под ногами, но не припомню случая, чтобы нас хотели прогнать.

А по вечерам, если Саша был дома, играл с нами в домино, лото, учил играть в шахматы и тренькать на гитаре, мы смотрели с ним диафильмы и слушали пластинки.

По окончании школы Саша поступил в Москаленское профессионально-техническое училище, выучился и стал ветеринарным техником. Оттуда, из Москаленок, привез в Желанное жену Галину, с которой вырастил и воспитал пятерых детей. До конца жизни (а умер он в 1999 году - в 53 года), Саша работал в совхозе «Желанный» по специальности. И хотя ветеринарному технику в то время работы хватало и на совхозных фермах, немало приходилось трудиться и на подворьях сельчан, хозяйство было в каждом дворе. И Саша никому не отказывал, а в деле своем, вероятно, был замечательным мастером. У меня в памяти остался случайно услышанный обрывок из разговора желанновских женщин: «Если у меня что со скотиной, я зову только Вайцеля, никому другому не доверяю». Очень-очень давно это было, а вот не забылось... Наверное, потому эту похвалу приятно было услышать дорогому брату.

Он был светлым человеком, наш «Саша большой», как мы его звали в детстве - был ведь еще родной наш брат, его в семье звали «Саша маленький». Конечно, были у Александра Вайцеля и известные слабости, но это было потом, а для нас он был и навсегда останется дважды двоюродным - практически самым родным и любимым старшим братом.

Счастье внуков

Очень недолгой и очень печальной оказалась история семьи Лидии и Андрея Вайцель. Да и жизнь каждому выпала совсем короткая. И если была в их жизни радость, то это, конечно, рождение детей и то, что Андрею удалось избежать трудармии. Случись иначе – выжил бы, вернулся бы в Желанное к Лидии? Родился бы в августе 1945 года их сын Александр? Что стало бы с нашим отцом Готфридом и его братом Виктором (одному – одиннадцать, другому – четыре), которым они в годы войны заменили и мать и отца? И, конечно же, огромным счастьем стало, что пережила трудармейский ад и вернулась Лидина мать Сусанна Готфридовна Майер, наша бесконечно добрая и любимая бабушка. Это стало счастьем для всех ее внуков: Розы, Лиды, Саши, Зельмы, Эдика и Наташи Майер, и наших дважды двоюродных Маруси и Саши Вайцель.

Сентябрь 2020

 

 

 

 



↑  25