Я родину желанной называю (30.09.2020)


 
 Майер Лидия

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Мои родители: Амалия Андреевна и Богдан Федорович Майер (Богдан — русское имя отца Готфрида).

 

 

Лидия Майер

 

Не выбирают маму и отца,

Не выбирают родину – я знаю.

Но так случилось: с детства навсегда

Я родину желанной называю...

 

Так совпало: я родилась в селе Желанном, поэтому и родину мою мне легко и радостно называть желанной.

Да и история нашей семьи для нас тоже начинается отсюда. Потому что до Желанного – почти полная неизвестность. Точнее, дальше, как непреодолимая преграда – Великая Отечественная война и Указ о депортации немцев Поволжья от 28 августа 1941 года..

 

Мне б знать себя хоть в пятом поколенье:

За кем иду? Что было впереди?

-Забудь! Забудь! - в тупом ожесточенье

Состав скрежещет в тягостном пути.

И где-то в нем - испуганный, дрожащий,

Пацан десятилетний - мой отец,

Не детство потерявший в одночасье -

Мир переставший понимать вконец.

Он в этом грозном грохоте и стуке

С братишкой младшим — нет еще пяти,

Все жмется, жмется в бабушкины руки -

Хоть островок спасения найти.

И, сдерживая слезы и рыданья,

Все гладит, гладит бабушка детей

Как будто знает: ждут еще страданья,

Еще больнее, горестней, страшней.

И вырвут перепуганных детишек

Из материнских рук как сор-траву,

А с трудармейских полицейских вышек

Еще одну объявят ей войну...

Отец мой выжил, хоть и голодая,

Порой о подаянии моля...

Тоска по детям, бабушку терзая,

Ей силы выжить, видимо, дала..

Но жизнь — уже надломленная ветка,

И ране долго-долго не зажить.

О прошлом в доме говорили редко -

Счастливым детству должно было быть.

Мне б знать себя хоть в пятом поколенье!

Но, злобствуя, грохочет на путях

Состав, где мой отец десятилетний

Спасенья ищет в дорогих руках...

 

Это стихотворение я посвятила моему отцу Богдану Федоровичу Майеру. Он родился в 1931 году в республике немцев Поволжья. В 1941 оказался в Сибири, в селе Желанном. Здесь мгновенно закончилось его короткое детство, и здесь он прожил всю свою не очень долгую жизнь. Военные годы были трудными, голодными. Родители отца почти сразу же были отправлены в трудармию: сначала отец, а потом и мать. Вернулась оттуда в Желанное только его мама, моя бабушка Сусанна Готфридовна Майер. И стал мой отец уже в подростковом возрасте главным мужчиной в доме, первым бабушкиным помощником. Я и сейчас еще восхищаюсь: отец мой, выросший практически без отца, умел все, без сомнения и страха брался за любую работу. И дом наш выстроил сам, своими руками. Но это позже, в начале 60-ых. А в конце сороковых отец начал работать трактористом в Побочинской МТС, тогда же познакомился со своей будущей женой...

 

На редкость изобильным был тот год.

Природа, края щедрости не зная,

Так одарила каждый огород -

Ломилось все под гнетом урожая.

Трещали помидорные кусты,

Как поросята огурцы толстели,

А яблоки, срываясь с высоты,

В траве густой как бабочки пестрели.

Шел шелестящий бесконечный дождь-

Земля как будто кровью наливалась

От ягод, что никто не собирал,

А птицы с их обильем не справлялись...

Как не справлялась с ним и детвора,

Хоть каждый огород ей был доступен -

Исчезли люди с каждого двора

Как не были... Но мир был не беззвучен.

Ревел голодный, очумелый скот,

Хрипели, выли, лаяли собаки,

Сентябрь, Поволжье, 41 год...

И датою расставлены все знаки.

Никто не возвратился в те дворы,

Не победил жестокого указа.

Детдомовцев, забытых до поры,

В составы на Сибирь смели не сразу...

В садах, по огородам, по бахчам -

Бродили всюду: не было запрета.

Но лучше б был! - и каждый себе сам

И вместе все себе желали дети.

Был не шкодлив детдомовский народ,

Он просто жил тогда совсем не сыто.

Но изобилье в тот жестокий год

Не с радостью, с печалью не забыто.

И маме в самых жутких ее снах

Страшней всего картины были эти:

В садах, на огородах, на бахчах

Как привиденья — маленькие дети.

На редкость изобильным был тот год...

 

А это стихотворение посвящено моей маме Амалии Андреевне Майер. Как и отец, родилась она в республике немцев Поволжья в многодетной семье, где была самой младшей. После смерти родителей в 1933 году старших детей люди «разобрали» в работники: кого в няньки, кого в помощники на работы в полях, а пятилетняя наша будущая мама оказалась в детском доме. В сентябре 1941 воспитанники этого детского дома были депортированы в Казахстан, а затем еще совсем в юном возрасте мама была отправлена в трудармию. Уже после войны разыскала ее в Казахстане ее старшая сестра. Но поскольку к себе, в Коми АССР, где она тогда жила, забрать сестру не могла, направила ее к их брату в Сибирь, в село Желанное...

Мои родители Богдан и Амалия Майер поженились в декабре 1950 года. Они построили дом, вырастили шестерых детей, добросовестно работали: отец – механизатором, токарем в Желанновской мастерской, мама- санитаркой в Желанновской участковой больнице.

У нас был очень многолюдный, теплый и добрый дом, в котором было хорошо и уютно и нам, и всем нашим друзьям и подружкам. Тепло и любовь, которыми щедро одарила нас наша семья, греют нас еще и сегодня, когда нам самим уже далеко за пятьдесят, а родителей уже нет...

Маму мы похоронили в Германии в 2009 году, отец и бабушка покоятся на кладбище в Желанном. Все реже бываю я теперь на родине. Но когда посещаю родные могилы, когда просто хожу по знакомым с детства улицам села, не оставляют мысли: нет на земле места роднее, чем Желанное...

 

Не выбирают маму и отца,

Не выбирают родину – я знаю.

Но так случилось: с детства навсегда

Я родину желанной называю.

Хоть вовсе не желанною была

Земля эта родителям когда-то.

Меж родинами нашими легла

Война... Указа роковая дата...

Свела моих родителей судьба

В Сибири, где просторам нету края.

И так случилось - с детства навсегда

Я родину Желанным называю.

aвгуст 2012

 

 

 

 

 



↑  136