Германия в 2033г (ч 3) (31.05.2019)


 

В. Ванке

 

Эпизод 5

 

Недавно на парковке недалеко от моего дома встретил соседа, копавшегося в моторе своего старенького «Форда», уже давно и прочно стоявшего на приколе. Здоровый мужик. Между прочим, классный автомеханик. Он уже в который раз разбирал, чистил и снова собирал двигатель, чтобы как-то убить свое угнетающе-праздное время безработного. Обычно приветливый, сейчас он выглядел хмурым и раздраженным.

– Представляешь, вчера был на собеседовании на одной фирме по поводу работы и опять отказ, – обескураженно сказал он.

– И в чем же дело? – поинтересовался я.

– А в том, что на фирме не было свободных квот для немцев традиционной ориентации.

Да, в Германии, в целях обеспечения равных прав и возможностей для всех групп населения, существует закон о квотах. Любая фирма принимает сотрудников только согласно этим квотам. К примеру: 10% сотрудников должны быть гомосексуалисты, 5% - педофилы, 6% - арабы и т.д. И на свободные квоты для меньшинств не могут претендовать не относящиеся к ним. Нарушение этого закона влечет за собой жёсткие санкции, налагаемые СПНТ на фирмы, вплоть до их закрытия.

– В прошлый раз на фирме, на которой я проходил собеседование, были свободные квоты для эксгибиционистов, – продолжил сосед. – Говорю начальнику, я и есть эксгибиционист. А он мне – докажи, выйди из моего кабинета и пройдись перед секретаршей без штанов. Ну, думаю, была не была. Пять минут позора, но зато реальный шанс быть принятым на работу. Начал с себя штаны стаскивать. Вдруг какая-то деваха в кабинет к шефу влетает, я от неожиданности штаны на себя вновь и натянул. Шеф, конечно, не поверил, что я эксгибиционист. В общем - отказал мне.

– Ты с выражениями-то поосторожней! Позор тут не при чём. Каждый в Германии имеет законное право на удовлетворение своих сексуальных потребностей, – отчётливо произнёс я, мельком взглянув вверх, где широко раскинув крылья, как хищная птица, медленно кружил беспилотник.

– Побывал и ещё на одной фирме, но там свободные квоты только для арабов оказались, – продолжил сосед рассказ о своих перипетиях. – Евреи иногда под них косят, тоже с обрезанными, а у меня же не обрезанный. Шеф посмотрел на мой х... и отказал.

– Может, размер маловат для араба-то? – язвительно пошутил я, пытаясь как-то развеять мрачное настроение собеседника.

– Жена вроде не жалуется, – хмуро буркнул сосед.

Мы замолчали.

– Вчера по телеку передачу смотрел про партию «Осужденные за серийные убийства», – прервал молчание сосед. – Ты не представляешь, каких шикарных условий добились они для зэков! Сауны, бассейны с гидромассажем, поездки на море, ресторанное питание, регулярные встречи с женами - по мне, так большего и не надо. Живут же люди в тюрьмах! – с завистью в голосе закончил он свой рассказ и молча принялся копаться в моторе.

Пора бы уже и прощаться, подумал я...

– Послушай, у меня классная идея появилась! – просветлев, оживился вдруг сосед. – Я знаю фирму, где есть свободные квоты для гомосексуалистов. Поехали со мной на эту фирму. Я представлю тебя, как моего сексуального партнера. Раза два поцелуемся с тобой в присутствии шефа и всё.

– А если он еще каких доказательств потребует? А если моя жена о моих с тобой поцелуях узнает? Да, ну тебя, – отрицательно покачал я головой.

– Или попробовать серийным убийцей стать? – глядя куда-то в сторону и постукивая по своей ладоне гаечным ключом, задумчиво пробормотал сосед.

– Знаешь, а пожалуй стоит еще раз обсудить твою классную идею, – помедлив, сказал я, зацепившись взглядом за тяжёлый гаечный ключ в его кулаке.

 

 

 

 

 



↑  26