С Родиной навсегда (30.04.2019)


(литературоведческое эссе)

 

Юлия Неволина

 

 Виктор Горн

Справка:

Виктор Фёдорович Горн (11.04.1949-31.03.2012), известный литературовед-шукшинист, – автор книг «По которой речке плыть», «Наш сын и брат», «Василий Шукшин. Личность. Книги», «Василий Шукшин. Штрихи к портрету», составитель первого собрания сочинений Шукшина в пяти томах, сборника «Шукшинские чтения», библиографического указателя «В.М. Шукшин (1929-1974)». За книгу «Характеры Шукшина» в 1983 году удостоен звания лауреата Всероссийского литературного конкурса имени М. Горького. Лауреат премии Ленинского комсомола Алтая, еженедельника «Литературная Россия».

 

11 апреля известному барнаульскому литературоведу Виктору Горну исполнилось бы 70 лет.

Барнаул для Виктора Горна всегда был городом особенным. Здесь он родился в семье поволжских немцев, депортированных на Алтай в 1941 году, учился, завел семью и обрел верных друзей, нашел призвание. 25 лет назад он по семейным обстоятельствам был вынужден переехать в Германию, но отношения к своей малой родине не менял, до последнего дня оставался русским человеком и литератором.

В Германии Виктор Горн продолжал писать на родном языке, редактировал газеты «21 век», Neue Zeiten, журнал «Лабиринт», был председателем общества поддержки русскоязычных жителей Фрайбурга, не терял связей с соотечественниками. Его супруга Галина продолжает дело мужа – популяризирует русское литературное наследие в Германии.

 

Первый шукшиновед

 

Как рассказывают друзья Виктора Горна, литература всегда была его страстью. Еще в школе, несмотря на ее физико-математический уклон, он находил время на книжки. Потом поступил на историко-филологический факультет Барнаульского педагогического института. После окончания московской аспирантуры вернулся в родной вуз и дослужился до декана факультета. В годы обучения в столице он всерьез увлекся Шукшиным, а затем долгие годы занимался исследованием его творчества. Причем на уровне не местечковом, а всесоюзном. Тогда еще не было написано таких гор литературы о Василии Макаровиче, а исследование его творчества не стало модным явлением. Как раз в это время Виктор Фёдорович пишет докторскую диссертацию по Шукшину – он сделал это первым в стране и стал одним из самых молодых докторов филологических наук в Советском Союзе. Ему тогда не было и 30.

С тех пор его профессиональные интересы касались исключительно творчества земляка. В монографиях он нередко оспаривал точку зрения своих коллег, защищая Василия Шукшина, находя иные и, пожалуй, наиболее верные толкования его героев, взглядов, языка.

«Не отсюда ли, от непонимания творческой позиции Шукшина, идут многочисленные ошибки критиков. Не забывая спасительную формулу о «сложности мира художника», они, казалось порой, не хотели замечать, что сложность эта не от стремления разукрасить позатейливее своих героев, а есть неизбежное следствие отражения сложности самой жизни» – писал Горн.

А обвинения в адрес земляка о его простачестве парировали строками Владимира Башунова:

 

«Все не повыведется мода,

Идущая издалека,

Простого парня из народа

Рядить в одежду простака.

Мол, не хватает опояски

Да некомплектного словца.

А он – простак в начале сказки.

Прочтите сказку до конца!».

 

- Он был одним из первых, кто начал говорить о Шукшине. На Алтае уж точно, – рассказывает лингвист Лидия Кайзер, близкий друг Виктора Горна. С ней он общался с первых студенческих дней и до конца жизни. – Шукшина он защищал совершенно оправданно, это я как филолог говорю. Мы даже с моими студентами часто анализировали и доказывали полную несостоятельность тех выводов, которые делали некоторые московские или питерские «знатоки». Ведь часто случалось так, что о Шукшине брались судить люди, которые вообще не имеют представления о жизни, о которой он писал. Виктор же понимал масштабы этой личности и говорил о ней соответствующим образом.

Кстати, писал не бездушно, не отстраненно. В его работах видна особая приязнь к таланту сросткинца. Иногда даже складывается впечатление, что Горн лично был знаком с Василием Макаровичем:

«Василий Шукшин был предельно строг к своей работе в искусстве, редко удовлетворялся содеянным, прямо смотрел на свои недостатки и неудачи. Ему в высшей степени было свойственно святое чувство неудовлетворенности, не оставлявшее его всю жизнь».

Виктор Горн одним из первых понял масштаб личности Шукшина, значение его творчества в современной и будущей России.

 

Не друзья – родственники

 

Свой литературоведческий талант Виктор Горн сумел реализовать как на исследовательском поприще, так и на посту редактора журнала «Алтай». Им он стал в 80-х годах.

- Я всегда ориентируюсь на годы, когда журнал возглавляли Горн и Башунов (он стал редакторствовать, когда Виктор Фёдорович уехал в Германию), – отмечает главный редактор журнала «Культура Алтайского края» Лариса Вигандт. – Это были очень показательные годы. К примеру, именно при Горне впервые опубликована подборка стихов Ивана Жданова. Тогда казалось невозможным, что поэт такого уровня – а он к тому времени уже приобрел известность в Москве – будет печататься у нас. Да и вообще он делал хороший журнал. Там было много литературной критики, сейчас этого не хватает, и подборка текстов отличалась высоким качеством.

Виктор Фёдорович был не только первоклассным профессионалом, но и отличным человеком, который никому не отказывал в помощи, умел дружить и по-настоящему любить.

- Когда я и его будущая жена Галя, моя ближайшая подруга, познакомились с Витей, мы были первокурсницами, а он – десятиклассником, – вспоминает Лидия Кайзер. – У него к ней чувство возникло сразу, а вот она на парня обратила внимание не сразу. Он тогда и не признался, что еще школьник, бог весть чего наговорил. У них было очень большое чувство, которое случается только раз в жизни. Они сумели его через годы пронести. Кстати, как и нашу дружбу. За эти десятилетия мы стали близкими родственниками.

Друзей Виктору Горну подарил пединститут, который тогда был настоящим литературным центром. Среди них писатель Владимир Башунов и его жена Анна, журналист Юрий Масалов с супругой Викторией Дубровской, поэт Геннадий Панов, прозаик и публицист Анатолий Кирилин. Только поэт Александр Родионов, выпускник Томского политеха, в этом кругу стоял особняком, но не был чужим.

- Мы были очень близки. Разумеется, были единомышленниками в вопросах литературы и отношении к ней, но общались не только и не столько профессионально, – поясняет Анатолий Кирилин. – Когда-то Виктор, будучи руководителем нашей писательской организации, писал про меня, как про молодого литератора, хотя и был младше. Под его началом я, кстати, и институт окончил. Тогда я уже был довольно известным журналистом, и мне нужен был лишь диплом о высшем образовании. Пошел и записался в педагогический. Сначала Горн был завкафедрой, потом стал деканом и всегда меня шутливо прогонял. Со смехом говорил: «Что тебе тут делать? Иди домой, тебе тут в зачетке все напишут. Нечего болтаться».

- Душой Виктор был абсолютно русским человеком. Мы знали, что на чужбине он очень страдает, и от этого нам становилось больно, – добавляет Анатолий Кирилин. – Когда он приезжал сюда, было видно, что ничего характерного для его исторической родины к нему не прилипло, никак на его русскости – ни на характере, ни на слове – не отразилось. На Алтай он приезжал не в гости, а домой.

 

 

 

 



↑  66