Не людям, а властям я предъявляю свой гражданский иск (31.01.2018)


 

Александр Майснер

 

С Александром Майснером, организовавшем и в течение трех лет возглавлявшем общество немцев Республики Беларусь, что ставила задачу объединить этнических немцев республики, расширить их знания по истории, культуре и языку Германии; способствовать сближению двух родственных этносов - русских и немцев - беседует корреспондент Валерий Алешко.

 

КОРР. Александр, что лежит в основе жестокого и многолетнего негативного отношения властей к судьбам немцев СССР? Низкая культура общества или предрасположенность к несправедливости тоталитарного государства?

А.М. Я полагаю, что место имеет и то, и другое. Но больше претензий у меня к властным структурам. России на протяжении последних десятилетий просто не везло на руководителя. Вспомним, кто нами правил. В сталинский период и после?

В иных ситуациях, даже имея от природы относительно нормальные задатки, руководители страны не могли их реализовать в силу довлеющей над ними господствующей догмы или утопии, которая была взята ими на вооружение, потому что она была для них удобной.

КОРР. Этим вы хотите подчеркнуть элемент эгоизма чиновничьего аппарата?

А.М. Совершенно верно. Я считаю, что в основе всех наших бывших и нынешних бед лежит эгоизм: личностный, идеологический, имперский. Именно изначальная замкнутость на себе явилась причиной оголтелого сопротивления восстановлению Немецкой республики на Волге, двойственной или тройственной политики вначале в Прибалтике, затем в других регионах. А вот теперь события, основанные все на том же эгоизме, угрожают целостности самой цитадели эгоцентризма — России. Иначе и быть не могло. Где нарушается равновесие добра, где нет справедливости, там хорошо не будет никому.

Что же касается простых людей, то я хочу привести лишь один пример, свидетельствующий об их исходном нравственном здоровье. Когда после выселения с Волги нас то и дело перебрасывали с одного места на другое (латая дыры) уже в пределах Сибири, то местные жители неизменно провожали нас всем селением со слезами прощания. И это во время войны! Войны с немцами! Когда идеологические стряпчие уже сформировали, как им казалось, в умах людей образ "среднего" немца. Когда на головы простых людей и в самом деле сыпались похоронки на отца, сына, действительно убитых на войне, немцами!.. Вот каким величием духа обладает простой народ, несмотря на изощренность методов оболванивания, изобретенных порочной системой. Вот почему не людям, а властям, призванным вместо зла утверждать добро, я предъявляю свой гражданский иск.

КОРР. Скажите, пожалуйста, а как выглядит проблема немцев в Беларуси? Какова история появления немцев в республике? Много ли вас? И каков прогноз на перспективу?

А.М. По статистике, в Беларуси проживает 3,5 тысячи лиц немецкой национальности (в странах СНГ их более двух миллионов). На самом же деле численность немцев во всех указанных регионах больше. Многим немцам для «удобства» пришлось скрывать свое происхождение. Причин было достаточно. Полагаю, что немцы Беларуси — это контингент, образно говоря, вторичного переселения, то есть часть из них — выходцы с Поволжья, Украины, из Казахстана, других республик, которые в силу тех или иных обстоятельств мигрировали в Беларусь и осели здесь.

Тем не менее, в Беларуси селились и немцы «петровского времени», в частности, на территории нынешней Гомельской области. До революции их численность в белорусско - литовском регионе достигала 50 тысяч человек. Революция 1917 года, затем война и, наконец, Чернобыль изгнали многих немцев с белорусских земель, сократив их численность в несколько раз.

КОРР. Какие в настоящее время имеются у вас проблемы?

А.М. В целом те же, что у всех немцев СНГ. Часть людей стремится к выезду, часть остается. Такая тактическая раскладка обусловлена разными причинами: трудностью переселения, наличием смешанных браков, душевным порядком человека. Однако мы должны заботиться о всех. Если человек принял нелегкое решение о выезде, ему нужно помочь. Поэтому наше общество планирует встречу с послом ФРГ в Беларуси господином Краусом, с тем чтобы обсудить некоторые организационные вопросы, в том числе и связанные с переселением немцев из Беларуси в Германию.

Для тех, кто останется, хотим организовать языковые курсы, школы, другие культурологические акции — видеотеки по истории, культуре немцев СНГ и Германии, обмен общественными делегациями, специалистами, туристические поездки. Для проведения этих акций рассчитываем не столько на благотворительность, сколько на собственную инициативу. Мы хотим заработать средства для возрождения элементов культуры у немецкого населения Беларуси. С этой целью мы будем всячески стремиться к деловым контактам с Германией. В настоящее время у нас нет даже помещения для встреч, хотя Центр немецкой культуры уже зарегистрирован.

КОРР. Как строятся ваши отношения с коренным населением республики — белорусами, с другими нацменьшинствами?

А.М. Наше немецкое общество в принципе не приемлет политических демонстраций, тем более каких-либо ультиматумов. Мы за самые тесные и добропорядочные взаимоотношения между всеми народами, тем более с белорусами, к которым у нас нет претензий, а лишь сочувствие и желание быть полезными друг для друга. Этническая же обособленность, к которой мы стремимся, создавая общество немцев, нацелена исключительно на то, чтобы сохранить в нашем народе элементы национальной культуры и самобытности.

КОРР. Александр, позвольте задать вопрос из арсенала «застойного» времени: скажите пару слов о себе.

А.М. Если касаться общественной сферы быта, то я могу сказать так: меня как-то не коснулись потрясения, связанные с переоценкой ценностей. Я обычно говорю, что о порочности нашей системы я знал еще до рождения. Что же касается «быта», то я пережил и выселение, и статус немца в самом неблагоприятном смысле. Но меня заботит больше состояние духа и потому от себя я не отказывался никогда. Нынешние перемены приветствую, хотя способ их реализации порой ужасен. Что еще? Я окончил Тимирязевскую академию в Москве, аспирантуру в АН Беларуси, защитил кандидатскую диссертацию, завершаю работу над докторской. Женат, имею двоих детей.

КОРР. А как с общественной работой, много ли она отнимает времени, я имею в виду должность председателя общества немцев?

А.М. Прилично. Конечно, если бы мы не были «изувечены», не пришлось бы сейчас работать в режиме «двойной нагрузки». Но нужно выправлять положение, и здесь уже не ведёшь счет времени и усилиям. По натуре я, скорее, тихий кабинетно-научный работник, чем общественный или тем более политический деятель. Вообще, политическую деятельность считаю самым неблагодарным ремеслом, которым вынуждено (подчеркиваю вынуждено) заниматься человечество. Правда, в нашем случае, в деятельности национальных обществ, совсем бесплодных издержек все же меньше, чем на больших политических ристалищах. Тем и утешаешься.

КОРР. Ну что ж, господин председатель, подытоживая, можно, наверное, сказать, что у нас с Вами получился всё-таки не очень веселый разговор.

А.М. Можно сказать и так. Станем жить лучше, поменяется и тональность беседы. И если уже говорить совсем «под занавес», то очень хотелось бы, чтобы предпринятая нами частная инициатива по возрождению немецкого этноса нашла поддержку у общественности и деловых кругов как Беларуси, так и Германии. Без такой поддержки нам не выжить и тогда останется одно - ассимилироваться или спешно устремляться на Запад в сторону своей исторической Родины. Быть в «распутии» вечно это не нормально. Поэтому проблеме, «уезжать или оставаться» хорошо бы придать естественный ход, чтобы у каждого оставалась возможность свободного выбора.

 

 

 



↑  146