Бриллиант в изумрудной оправе (30.09.2018)


Очерковые заметки

 

Антонина Шнайдер-Стремякова

 

“Бриллиант в изумрудной оправе“...

Так называют чешский курорт Карловы Вары, но cюда привлекает не история драгоценного камня, а его красота, так что, рассказывая о курорте, который называют бриллиантом, мы всего лишь интригуем желающих посетить город…

Двухкилометровое горное ущелье, где каждый метр – историческая реликвия, защищает город от ветров, а речка Тепла, никогда не замерзающая, его согревает и делит курортную зону на две равнозначные части – по дороговизне и фасадной красоте. Длинно и интересно рассказывать можно о каждом доме, но отнимать хлеб у экскурсоводов мы не вправе.

Зимой улицы, как и деревья, впадают в летаргический сон – в полную силу они задышат лишь весной. В дверях магазинов в холодные зимние дни стынут-скучают зазывалы. Но!.. стоит им заметить заинтересованный огонёк в глазах туристов, они тут же оживают и начинают зазывать на экскурсии в Прагу, Мюнхен, Баден-Баден, Берлин и прочие вундер-еврости:

- Подходите, подходите! Недорого – не пожалеете!

От энергичных и уверенных зазывал отличаются зазывалы незаметные и жалостливые – почтенновозрастные. Сливаясь с потоком отдыхающих, последние выбирают жертву и, приближаясь к ней,суют им записочки с адресом и таинственно шепчут:

- Сходите туда. Там продают дешёвые норковые шубы. Поднимитесь на верхний этаж, там цены дешевле, а если надо подогнать под фигуру, сделают в лучшем виде, в короткий срок и бесплатно.

В наземных магазинах первых этажей такое не услышишь. Здесь на недовольное ворчание потенциального покупателя: «В Лондоне (Париже, Берлине) и то дешевле» продавец гусаком (гусыней) вытягивает шею и заносчиво парирует:

- Это вам не Лондон, это Карловы Вары!

Каким зазывалам живётся легче и вольготней, неизвестно – известно лишь, что «незаметные» получают денежку незаметно в конце рабочего дня, а энергичные – в конце месяца с учётом налоговых сборов.

Город живёт, благодаря курорту, так что новые водные жилы ищут здесь постоянно. Вода прорывается из тёплых недр, глубина которых достигает порой двух тысяч метров. Одним из первых источников принято считать Вржиделни – здесь гейзер бьёт из чаши и сегодня. Павильон второго и третьего источников – в белом кружеве из дерева, но символом города является роскошная Млынская колоннада (1871-1881 г. г.) с пятью источниками. Её длина 132 м; балюстрада верхней террасы украшена скульптурами, которые символизируют 12 месяцев. Далее следует кружевная беседка источника «Свобода» – объект, охраняемый государством. Венчает всё это кружевной павильон, именуемый в простонародье «змеёй», – источник, в котором вода напоминает газированную.

Вместе с дворниками, чья работа начинается с шести утра, просыпаются те, кто надеется поправить здоровье, – спешат к источникам выпить порцию целебной воды. Таких источников на сегодняшний день тринадцать, но вода в них по своему химическому составу одинакова – углекисло-сульфатно-натриевая и хлоридно-натриевая вода с соединениями кальция, калия, железа, лития и брома. Её пьют – в зависимости от заболевания – с определённым температурным режимом, как правило, за 15-30-45-60 минут до еды.

Человек, впервые приехавший в Карловы Вары, с удивлением обнаруживает рядом с источником «Свобода» огромную не то пластмассовую, не то картонную бутыль. Он останавливается и изумлённо пожимает плечами: «А это что за достопримечательность?»

Когда бутыль обнажает «тело», глазам провинциального гостя предстаёт её содержимое: аккуратные, той же конфигурации, что и бутыль, флаконы – большие, средние и совсем маленькие. Оценив изобретательность коммерсанта, придумавшего оригинальную форму киоску, изумлённый гость подходит, изучает и… достаёт кошелёк – покупает бутылочку, как сувенир. В сибирской глухомани пробует на вкус и жалеет, что купил мало, и в деревенской своей бане загорюет, что не совмещал питие лечебной воды с употреблением алкоголя, а соблюдал рекомендации врача.

Известный всему миру ликёр «Бехеровка», настоянный на 20 природных травах (изобретение чешского аптекаря немецкого происхождения Иосифа Бехера), продавался первоначально как желудочная микстура. После второй мировой войны, когда в Чехии всё было национализировано, ликёр начал терять свою былую славу. Сегодня его производство переживает расцвет, но секрет изготовления знают лишь два человека.

26 декабря – преддверие Нового года. Температура плюс пять. Снега нет. Тепло и тихо. И тем не менее, на одной из улиц проводятся лыжные забеги. При плюсовой температуре наблюдать стартующих на искусственном снегу детей, подростков, взрослых юношей и девушек – зрелище необычное. Мероприятие, шумное и весёлое, посвящалось олимпиаде «Сочи-2014» и с музыкой-призами проводилось при огромном стечении народа.

В 17.00 в конце декабря уже темно, но народу на улицах всё прибывает. Основная масса отдыхающих люди с достатком – из стран, что по соседству. Взрослые несут себя чинно, словно жизнь бесконечна, – вельможно расхаживают по красивым улицам одного из самых дорогих европейских городов, где магазины с ювелирными и хрустальными изделиями напоминают музеи: каждый предмет – произведение искусства. Покупателей немного, но уж коль покупают, расстаются с тысячами, а, возможно, и миллионами. Харизма недосягаемой роскоши и изысканности манит, привлекает, завораживает, так что приезжают сюда не только поправить здоровье, но и ощутить свою принадлежность к людям высшей касты.

Маленькие дети резвятся, как все дети мира. Их важные родители – лишь атрибут любви и усмирения. Дети постарше перенимают у взрослых тон, подчёркивающий их собственную значимость.

- Вы откуда? – спросила дама у мамаши, что сидела с отроком 9-10 лет в очереди на процедуры.

- Из Сургута, – прозвучало так, словно юнец прибыл не из российской глубинки, а из Королевства, где подобные вопросы глупы, так что расспрашивать более дама не стала. Выходит, утверждение, что представители российских глубинок здесь так же маловероятны, как Иван-царевич на белом коне, не соответствует действительности.

Русские в Карловых Варах не ощущают «заграницы»: на улицах, в магазинах, музеях, лечебницах – всюду говорят на русском языке, так что россияне здесь в родной, но праздничной стихии. Иногда можно услышать немецкую речь, иногда – польскую, английскую и даже французскую. Но лишь - иногда… Чехи ворчат и вздыхают: «Карловы Вары завоевали русские», однако вынуждены учить русский язык, так как на хорошую работу без его знания устроиться невозможно. Медицинские сёстры обходительны и слащаво-вежливы – особенно те, что не преуспели в русском языке:

- Здравствуйте, пожалуйста.

- До свидания, пожалуйста.

- Спасибо, пожалуйста.

На одной из горных вершин, именуемых «Оленьим скоком», на скале возвышается серна, чья история связана с легендой, начало которой относится к четвёртому веку. Император и король Карл IV охотился, был ранен, встретил оленя, погнался за ним, и тот вывел его к источнику, вода которого его исцелила. Вскоре на этом месте по приказу императора было заложено селение, с которого началось рождение всемирно известного курорта, названного в его честь. Но мраморным памятником король был удостоен лишь в ХХ столетии – в 1955 году. Статуя возвышается на постаменте с гербом Карловых Вар перед Императорской лечебницей – месте знатном и величественном, но, к сожалению, в стороне от потока отдыхающих. На державной голове – корона, на плечах – мантия, в одной руке – императорский жезл, в другой – макет дома.

Город несколько раз был разрушен наводнениями, пожарами и взрывами гейзера, но в целом у него счастливая судьба – в начале ХVIII столетия его обошла стороной даже свирепствовавшая в этих краях чума. От войн Карловы Вары пострадал лишь в 30-летнюю: в те годы его развитие на долгие годы было приостановлено из-за начавшегося голода и нищеты. Статус светского курорта город обрёл лишь в ХVII и ХVIII веках – по преимуществу в связи с приездом сюда таких знаменитостей, как Бетховен, Шопен, Поганини, Брамс, Лист, Моцарт-сын, Штраус, Шиллер, Гёте, Пётр I, Гоголь, Тургенев, Фрейд, Мицкевич, японская принцесса Саяко и др. Список этот продолжился в веках последующих: А. Н. Толстой, Тютчев, Б. Полевой, Гагарин, Горбачёв, Брежнев и др.

Завсегдатаем Карловых Вар был в своё время Гёте. Трудно найти экскурсовода, который не цитировал бы его выражение: «Если бы я мог выбрать место, где буду жить, я выбрал бы Рим, Веймар или Карловы Вары». В благодарность за его любовь (а бывал он здесь тринадцать раз!) карловарцы поставили ему несколько памятников, но после того, как одна из чешских красавиц не ответила ему взаимностью, Гёте сюда больше не приезжал.

Во вторую мировую войну и в первые годы после войны все статуи Гёте были снесены по причине нелюбви к немцам. Сейчас они восстановлены – недалеко от прежних мест. Сегодня имя Гёте снова в почёте: взобраться можно и на обзорную башню Гёте, и пройтись по тропе имени Гёте, однако быть уверенным, что так будет всегда, нельзя: политическая конъюнктура – девица ненадёжная. Жаль, что заложниками мировой политики оказываются часто ни в чём не повинные памятники и останки мёртвых.

Другим самым почитаемым человеком, который своим посещением сделал рекламу городу и открыл курорт для русских, был Пётр I.

Недалеко от скалы «Олений скок» находится смотровая площадка с крестом, который, если верить преданию, срубил и поставил «вечный работник на троне » – Пётр I. Сюда ходил он будто бы «молиться и отдавать отчёт Богу в своих мыслях, чувствах и действиях для осуществления «предназначения России»; на постаменте памятника слова князя П. Вяземского от мая 1853 года:

«Великий Пётр, твой каждый след

Для сердца русского есть памятник священный,

И здесь, средь гордых скал,

твой образ незабвенный

Встаёт в лучах любви, и славы, и побед.

Нам святы о тебе преданья вековые,

Жизнь русская тобой ещё озарена.

И памяти твоей, Великий Пётр, верна

Твоя великая Россия!»

Напротив памятника установлена мемориальная доска, на которой на трёх языках – русском, немецком и английском – сделана запись: «Курорт Карловы Вары заслуживает особого внимания в истории взаимоотношений Европы и России времён начала XVIII века. Пётр I Император Всероссийский относится к самым прославленным пациентам, память о котором сохранилась до настоящего времени. Он открыл для российских граждан уникальные лечебные возможности курортов западной Чехии и стал первым россиянином, лечившимся на курорте Карловы Вары. Во время лечения Пётр не употреблял алкогольных напитков… Огромное восхищение вызвал он у членов местного стрелкового общества своей точной и меткой стрельбой. Мишени Петра I хранятся в местном музее. Табакерка из слоновой кости, которую вырезал сам Пётр, хранится в национальном музее Праги. Посещение Карловых Вар Петром I способствовало строительству православной церкви Св. Петра и Павла. Живой и деятельный, он не оставался в покое и во время лечения. В Карловых Варах не было ни одной фабрики, мастерской, которую бы он не посетил. 14 октября 1711 года Пётр I из Карловых Вар выехал в Дрезден.

Благотворное воздействие минеральных вод привело к тому, что Пётр I вторично посетил Карловы Вары в 1712 году. Его приезд 19 октября 1712 года был с огромной радостью встречен местными жителями, которые устроили торжественный приём великому гостю. В письме 27 октября 1712 года своей жене Екатерине I Пётр писал: «… я курс скончил вчерась, воды, слава Богу, действовали зело изрядно. Как будет после?»

Благодарные жители Карловых Вар сохраняют светлую память о днях посещения их курорта первым Императором Всероссийским, Петром I Великим».

Ночной город притягивает, манит и сияет не только новогодними огнями, но и огнями домов, поэтажно поднимающихся в гору. Огонь беседки Петра I на одной из вершин «манит трепещущим огнем» из ночного окна гостиницы «Президент», где отдыхал и поправлял здоровье любимый Дальним Зарубежьем М. С. Горбачёв, первый и последний президент СССР – страны, что исчезла с карты мира 8.12.1991.

Brilliant – Бриллиант в изумрудной оправе

В 1812 году в Карловых Варах дважды побывал Людвиг ван Бетховен (1770-1827). Второй его приезд запомнился концертом, который и сегодня считают одним из самых значительных событий в музыкальной жизни города. В память об этом концерте недалеко от гранд-отеля Пупп в 1929 году сооружён самый красивый в мире памятник Бетховену. Правая рука шагающего в бронзе маэстро сжата в кулак – возможно, незримо отстукивает музыку, которая в нём живёт. Левой рукой он держится за борт пальто, склонив пышную голову, которую невозможно ни забыть, ни спутать. Внешние звуки его не тревожат: он их не слышит – в себя погружён. Торжественный шаг – в такт музыки… Есть в этом шаге и нечто, что нравилось женщинам, – в его жизни было их много, они вдохновляли его на творчество.

Памятников в Карловых Варах более чем достаточно, но зачем на одной из скал установлен крест с распятым Христом, для многих остаётся загадкой. Возможно, чтобы прохожие могли вспомнить его муки, представить жертвой себя, взбодриться и с благодарной любовью обратиться к его учению?

Перед любознательными отдыхающими и гостями города предстаёт также странный сад – каменный, японский. Круглый, небольшой, предназначенный для медитации и ничуть не похожий на классический, он являет, оказывается, лишь символ сада. Рядом табличка на английском языке, немецком и русском: «на камени не наступать» – неужели это аналог чешскому правописанию?..

В городе много смотровых площадок. С самой высокой, «Дианы», открывается прекрасный вид. Взобраться наверх можно либо пешком, либо с помощью фуникулёра. Способ «восхождения» каждый выбирает сам – в зависимости от здоровья, выносливости, спортивной подготовки и даже лени.

Ежедневно по центральным набережным ритмичным метрономом отстукивает цоканье копыт. Это одноконные и двуконные кареты с кучерами, что ассоциируются с гондолами и гондольерами Неаполя (хоть и не бывали там – по телевизору видели).

Войдя в Евросоюз, Чехия осталась в чешском эквиваленте, кронах, – видимо, это даёт ей бОльшую независимость от Брюсселя.

Если Карловы Вары – город-сказка, окрестные селения Тибетских гор смотрятся уныло. Во вторую мировую войну отсюда изгнали коренных немцев, но земля от этого не стала более ухоженной. Впечатление, будто чехи приняли эти края, как падчерицу, в то время как немцы сожалеют о них, как сожалеют о самом сокровенном – отчем доме и потерянных родителях. Мы слушали рассказ пожилой тибетской немки, с которой случайно познакомились. В 10-летнем возрасте её насильственно вывезли из отчего дома; вывезли в том, в чём бегала она по двору, – платьице с короткими рукавчиками. Видеть её слёзы и слушать удушливый, скорбный рассказ («Это всё политика…») было выше сил: её боль стояла комом и в моём сердце. И тоже с детства… Взглянуть на отчий дом – с улицы – ей удалось лишь в начале 2000-тысячных…

Если в Карловы Вары ехать из Берлина или в Берлин на автомобиле, проезжают местность, в которой стоят такие густые туманы, где ничего не видно на расстоянии трёх-четырёх метров. Да, чудно сотворена Земля! Чуть дальше – солнце, бесснежье и тепло, а здесь снег, холод и туман. Рядом, но!.. как на другой планете. Говорят, это курортное место, но – горнолыжное. Крутых поворотов много – укачивает…

Несмотря на это, горы Чехии тем не менее великолепны и прекрасны. Если маленькая горная земля образовалась от столкновения тектонических плит миллионы лет назад, пусть такой, райски красивой, она остаётся ещё миллионы лет. И пусть густые туманы живут, не расползаясь, в одном определённом ущелье, способствуя комфортному существованию тех, кто не любит солнца.

Горная Чехия безмятежна. Её температура для всех – надолго и, хочется надеяться, навсегда.

Январь 2014

 

 

 

 



↑  66