Стихи (30.10.2015)


 

Мауль Евгений

(журнал "Крещатик" №1-2013)

 

СИМУРГ У МЕТРО

 

На крыше ларька над толпою-змеею,

Над ярким фаст-фудом зубами-клинками,

Над мятыми деньгами руганью скверной

Симург семена чудотворной хаомы

В горсть ветру кладет.

 

Симург, озираясь, бросает вниз зерна

У черного жерла, ведущего в недра,

Где запах резины и жидкое время,

Где гекатонхейры свою ждут добычу

И тени злых мыслей клубятся-глумятся.

 

А люди кричали, а люди кричали:

«Лети прочь, ворона! Лети прочь, ворона!»

И камни летели, и камни летели,

И палка летела, бутылка летела,

И дивные перья летели, летели.

 

Я в луже грязи меж плевков и окурков

Ищу неустанно, ищу неустанно.

Я в луже грязи между пьяных и нищих

Ищу безнадежно, ищу безнадежно

Прозрений зерно.

 

ДАЧНЫЙ ДИПТИХ

 

ДАЧА

1

Зюйд-вест, полынное дыхание степей,

Принёс, присвистнул, юркнул в ежевику.

Румянцем покрывается клубника.

Упрямо за плетень цепляется репей.

 

Бокал тюльпана поднят. Шумно пчёлы

Сирени поправляют свадебный наряд.

Скворца во фраке строгом соло.

Движенье соков в дачной флоре ровных гряд.

 

Гуляют в феерических уборах

Соседа куры – у него всегда меланж.

Червь старым наслаждается забором.

В трико кармане – вдохновения карт-бланш!

 

Присела бабочка на листик хрена.

Усердно занят рукоделием паук.

О, дача, истинно, ты гипокрена!

Дом строят муравьи, цветёт зелёный лук.

 

Бумага стонет под карандашами,

Крадёт нещадно белизну листа пейзаж.

Цветы, сорняк, кусты, забор – штрихами

Ложится на бумагу дачный антураж.

2

Но вдруг со всех сторон императивы:

«Окучь картошку!»; «Выполи сорняк!»;

«Полей скорей цветы!»; «Нарви крапивы!»;

«Водой наполни да краёв железный бак!»

 

В угол я бросаю карандаш, бумагу,

Хватаю рьяно тяпку, старый шланг, ведро

И, разгоняя воробьев ватагу,

На грядки мчусь – царапнул острый сук бедро.

 

Врозь мысли, душу полонила смута.

Полил сорняк – пускай растёт трава!

Секу картошку тяпкой – эх, трещит ботва...

Вдруг снова крики… Верно, всё напутал.

 

ДАЧА ДВА

1

Шесть соток, по периметру забор.

Здесь вотчина моя, моя парцелла.

Малины джунгли, яблоневый бор.

Брюзжание шмелей, птах a capella.

 

Я здесь влыдыка. Здесь я жалкий раб.

Здесь мой эллизиум, моя геенна.

Вгрызаюсь в грунт. С реки – противных жаб

Глумливый смех. С лугов – дыханье сена.

 

Прополка сорняка, полив и гряд

Прямых окучиванье, сбор малины.

С благоговеньем сей вершу обряд

И потчую навозом толщи глины.

 

Клубники ровные ряды, пион,

Лесной орех, в теплице кустик чая.

Мой сад – мой труд. И я, пигмалион,

Своё творенье громко восхваляю.

2

Сосед мой, скальд, глядит со снисхожденьем

(Приют поэзии – его уста)

На труд сей. Он влечёт меня со рвеньем –

Портвейн в руке – к ивовым берегам.

 

Психоделического рока гуру –

Гитара, тамбурин, диджариду –

Желают угостить меня микстурой

Из музыки и травкою из Чу.

 

Вдруг огненные вырастают розы

С волшебным ароматом у ворот –

Гетеры из соседнего совхоза.

Меня влекут в любви коловорот.

 

Хруст, треск и боль – я выпрямляю спину.

Торчит наружу мясо из щеки,

Разорванной в густых кустах малины.

Кровь – из бинтом обмотанной руки.

 

Секатором отрезанные пальцев

Подушечки в сплетениях ботвы.

На солнце кожа – чешуя плотвы,

Забытой на плите в кипящем смальце.

3

Увы! Мне стала чуждой эта рать!

Теперь я не сторонник гедонизма.

Я заразился дачным мазохизмом.

«Ступайте прочь! Не смейте мне мешать!



↑  954