Весна. Пчёлы (31.05.2018)


 

.А. Штоппель

 

Опубликовано в ж. Крещатик» - №1-2018

 

Дед Андреев Павел Андреич – кряжистый мужик, из раскулаченных и сосланных в Сибирь «кулаков». Вроде бы обычная история, но был он сослан в Сибирь из Сибири. Поскольку Павла Андреича, жившего на Алтае «кулака», сослать куда-то надо было, не нашли ничего более худшего, чем выслать его из Алтая в Нарым Томской области. Деду, бывалому сибиряку, все было едино, он и в Нарыме не пропал. К случившемуся отнесся философски и по прошлому особенно не страдал. Правда, потом, выйдя на пенсию, с больной женой Павел Андреич все же перебрался в более «теплые» края, в Кожевниково. Но и на новом месте пенсионер Андреев оставался мужиком хозяйственным - работать любил. Держал он в огороде небольшую пасеку, три-четыре улья, чтобы на старости лет «организму» чайком с медом баловать...

На улице стояла весна, хотя весна в Сибири - это еще «та весна». Только что солнце грело, а тут ветер залетный, и тучку со снегом непонятно откуда притащил. В общем, нельзя весною излишне расслабляться.

Вроде, был Павел Андреич пчеловод опытный, знал, когда и чего делать с ульями и пчелами, да вот сидел в теплой фуфайке на лавке, не зная, чем заняться. Пригрелся на майском солнышке и стало ему хорошо. Захотелось ему этим теплым счастьем еще с кем-нибудь поделиться и вспомнил, что пчелы давно «не гуляли», воздухом не дышали, цветов не нюхали.

- Пойду, ульи открою, - решил он в добром порыве. Голову ему хорошо припекло, а вот ветер-то был неслабый, и нельзя в ветер пчел из улья выпускать - в ветреную погоду пчелы не спокойны.

Пчелы взвились столбом, сбились в большой рой и решили полетать по округе. Дед только руками развел - как их поймаешь? Пока не налетаются, в улей не вернутся. Полетели пчелы к воде, к колонке с водой, где с ведрами сельчане в очереди стояли - набрать воды дожидалась. Люди забыли, зачем пришли, только пятки засверкали. С такой оравой лучше не связываться, даже пить расхотелось.

Шли молодые женщины, красивые, нарядные, в летних уже платьях. А тут рой пчел! И ошалело в лицо лезут, ужалить норовят. Задрали женщины подолы, закрыли ими лица и, виляя обнаженными бедрами, побежали по улице от этой напасти. Пацаны на скамейке у соседнего дома от «стриптиза» завизжали - улюлюкают, довольные.

Кому-то туча пчел – беда, а кому-то – случайная радость. Вот и дед Андреев не сокрушался, улыбается. Понятное дело, нельзя в ветер ульи открывать, но для всех все так хорошо обернулось!.. Весна.

 

 

 

 



↑  89