Поэт и Ветер (31.03.2018)


 

Л. Бауэр

 

В большом шумном городе жил Поэт. Впрочем, о том, что он был поэтом, я могла бы вам и не рассказывать. Наверное, вы бы и сами догадались об этом - по его чуть сутулой худощавой фигуре, утончённым чертам лица и некоему особенному блеску в глазах, который бывает только у поэтов. (Да простят меня прозаики.) К тому же он носил тёмное пальто и длинный шарф грубой вязки, курил трубку и любил долгие прогулки в одиночестве – словом, всё, как и полагается только самым настоящим Поэтам. Конечно, он много размышлял о жизни и любви, или: быть или не быть, а если быть, то зачем и где именно. И представьте! на большинство вопросов он находил-таки ответы, и потому слыл тонким знатоком человеческих душ и мудрым наблюдателем. Но в жизни даже у самых талантливых поэтов бывают личные сомнения и поиски, вот так же и наш герой, – искал своё счастье. А поскольку практически всё своё время он стучал на пишущей машинке – семейной реликвии, доставшейся от деда, – то и счастье найти ему было очень проблематично. Тем более что на дне кофейной чашки или в запылённом ящике стола оно вообще вряд ли водится.

Был у Поэта давний приятель – Северный Ветер, эдакий взбалмошный тип, всегда готовый развеять грустные мысли своего господина. Выйдут они вдвоём на осенний бульвар, пустится Ветер шалить, распахивать полы паль-то, выворачивать наизнанку зонтики, играть в догонялки с опавшими листьями. Ветреный товарищ, одним словом. Или усядется наш герой за письменный стол, зажжёт свечу, настроится на серьёзный лад – а тут ворвётся Ветер-Бродяга, распахнёт настежь окно, разметает по комнате рукописи, задует пламя свечи, разлохматит локоны Поэта и, как ни в чём не бывало, спрячется передохнуть за шторой. Один ветер в голове!

Но наш поэт не очень сердился на своего приятеля, поскольку тот всегда безоговорочно выполнял его Главную просьбу. А просьба была не совсем обычная. (Что поделаешь, люди искусства, они любят оригинальничать.) Раз в год, в начале мая, когда каштановый бульвар превращался в сплошное цветение, а сердца людей (будь то сварщики, повара или сантехники, про поэтов я вообще не говорю) наполнялись какой-то неудержимой радостью, Поэт выходил на балкон, прижимая к груди стопку свежих рукописей и... тут уже оставалось полагаться только на усердие старого приятеля, который подхватывал страницы, вобравшие в себя раздумья бессонных ночей, и разносил их по всему огромному городу, не забывая ни одного самого заброшенного двора, ни одного ветхого крылечка. Как знать? Вдруг прочтёт кто-то нежные строки и постучится Весна в одинокое сердце? Ну, а дальше... Да мало ли что и как может произойти дальше?! Жизнь – она пишет свои сюжеты.

...Так шли годы. И отчего-то всё грустнее становились глаза Поэта, когда он в очередной раз выходил на балкон майским утром. Не знаю, в чём тут крылась причина: то ли народ жил в городе не особо читающий, то ли все были так счастливы, что никому не было дела до неизвестного автора и его жаждущей любви души. Во всяком случае, все послания оставались без ответа. Северный Ветер и сам всё меньше верил в успех этой затеи, да очень уж не хотелось ему огорчать старого друга. И вот, будучи парнем наблюдательным, приметил он однажды молодую женщину, жившую в доме напротив. Из её окна часто доносились звуки скрипки. Гуляя по бульвару, кружился Ветер под переливы дивных мелодий. И решился он на самоотверженный поступок: забросил в её открытое окно стихи своего друга. (Узнай об этом наш Поэт, он не на шутку бы рассердился, так как был твёрдо уверен, что счастье нужно искать непременно где-то далеко. У них, у поэтов, свои представления на этот счёт)

И случилось чудо: рифмованные строки коснулись другой одинокой души и пробудили её. Девушка вышла на балкон со скрипкой в руках и заиграла, разбудив город чистой, неслыханно красивой мелодией. Музыка заполняла бульвар и улицы, разливалась до самых отдалённых переулков и дворов.

…А в этот час Поэт был занят, очень занят. Он как раз писал стихи о безответной любви, но слова никак не находились. Он изломал тонкими пальцами с десяток карандашей, выкурил несколько трубок и по меньшей мере сто пятьдесят раз прошёлся большими шагами из одного угла комнаты в другой. Слова витали где-то здесь, были почти осязаемы, но поймать их он не мог! В таком расположении духа Поэт и вышел на балкон, чтобы посмотреть, кто же осмелился помешать его работе. И тут Ветер сделал самый отчаянный шаг: он подхватил мелодию скрипки и заполнил ею комнату своего приятеля, чтобы донести до него звуки любви. И звуки осели на клавишах печатной машинки, смешались с воздухом и остывшим кофе в звенящей чашке на столе, заполнили собой каждый уголок. Ветер замер и ждал: сейчас! Сейчас, наконец, произойдёт то, что уже так давно могло (и должно было!) произойти!..

...Думая о чём-то своём, хмуро смотрел Поэт на играющую в доме напротив девушку. (В такие моменты складка между его бровей становилась такой грубой, что его и за лирика-то принять было трудно.) Вдруг лицо его озарилось, по губам скользнула счастливая улыбка. Ну, конечно, это она!.. Рифма! Он нашёл её! О, благословенное снисхождение капризных Муз!

Порывисто вошёл Поэт в кабинет, с грохотом прикрыв за собой балконную дверь....

Невдомёк было Поэту, что Ветер остался за дверью, и никогда больше не ворвётся к нему, не задует свеч, не устроит весёлый хаос, не рассыплет над спящим городом новых стихов. Притаился Северный Ветер в этот момент под балконом девушки. Незнакомое странное чувство переполнило вдруг его ветреную душу…

Когда звуки оборвались и тонкие руки опустились, город опять напол-нился привычным шумом – скрежетом трамваев и гудками автомобилей.

А Ветер заглянул девушке в глаза и тихим прикосновением высушил её слёзы.

...И если вы когда-нибудь встретите на бульваре смеющуюся девушку в распахнутом летящем плаще, со скрипкой в синем футляре или услышите невесть откуда взявшуюся мелодию, и она заполнит и разволнует ваше серд-це, знайте: Северный Ветер где-то рядом.

…И ничему, ничему не удивляйтесь.

2005

 

 



↑  34