Берёзка (31.12.2017)


Антонина Шнайдер-Стремякова

 

Кровь стучала в висках, нервы были на пределе – Галина кинулась наперерез бульдозеру.

- Ты что, паразит, делаешь? Зачем берёзку губишь? – кричала и жестикулировала она красному от жары водителю.

Он пожимал плечами, кокетливо подмигивал, вновь и вновь разгонял машину и с налёту наезжал на берёзку. Чертыхаясь, Галина бросалась под колёса и нож, делала у головы знаки (дурак, что ли?), ладошками крест-накрест отчаянно отмахивала перед грудью, вытягивала руки и настойчиво указывала вдаль – уезжай-де, но сероглазый пялился, ухмылялся и делал новые наскоки. А берёзка, словно упрямый ребёнок, что не хочет из постели, из земли никак не шла – переваливалась с боку на бок. На последний вираж бульдозера Галина безнадёжно опустила руки и встала у основания измученного деревца – насмерть, похоже, встала.

Взгляды, озорной и гневный, встретились. Подождав минуту-другую, мужик нетерпеливо нажал на газ. Машина рванулась, но тут же споткнулась о неподвижную, как статуя, фигурку. Водитель ждал, фигурка тоже, и гусеницы снова зацарапали землю. В кабине не выдержали – зло выбросили дверцу:

- Ты кого тут вытанцовываешь?

- А ты кого, душегуб чёртов? Рад, что на танке?

- Чо, говорю, встала? Откуда – храбрая такая?

- Оттуда.

- Чо под колёса кидаешься?

- Тебе кто тут ковыряться дозволил?

- Кто – поссовет!

- Зачем?

- Почём мне знать – стройка, вроде, намечается. Велели площадку расчистить.

- Прямо здесь?

Мужик замялся.

- Ну, не «прямо»... Сказали, где ПАрковая полянка... Вот позову милицию – будешь знать, как под колёса прыгать. Откуда, спрашиваю, и кто?

Она только теперь сообразила, что легко может влипнуть. Действительно – кто? Но, не сдавая позиций, выпалила:

- Депутат я – горсовета! Сейчас же прекрати над природой изголяться! Заводи коня и поехали в поссовет.

- Да я лучше домой, хоть пообедаю по-человечески. Надо – сама и разбирайся!

- То-то – «сама»! А не портить красоту извилин не хватает?

Ветер трепал у шеи и локтей лёгкие крепдешиновые воланчики – на пышные тёмные волосы сил у него, видно, не хватало. Измерив стройное, как на открытке, тело, водитель залюбовался, но спохватился, захлопнул дверцу и резко бросил: «Ну, пока! Подъеду к председателю после обеда».

Председателя она знала – не раз уколы ему ставила. Вышагивала решительно и уверенно, негодовала: «Сейчас я ему устрою!.. Устрою ему!..» Но «что» устроит и конкретно «как», не знала.

Силикатный завод шипел и свистел, траектория его выброса приходилась на весь микрорайон, и, если во властных структурах про эту занозу сказать удавалось, говорила. Сразу за заводом находился загороженный с трёх сторон карьер, из него брали песок, дальше начинался райский уголок с измученной берёзкой.

Ходило предание, будто когда-то здесь благоухал монастырский сад, а сам скит стоял пониже, на пустыре. Мимоходом с работы и на работу Галина каждый день любовалась буйством красок – питалась доброй их энергетикой. Бабушки хаживали сюда за травами; мамаши отдыхали с детьми; влюблённые наслаждались собой и природой. И вдруг зачем-то кому-то понадобилось уничтожить эту идиллию!..

Галина спешила – до «обеда» оставалось всего несколько минут.

- Вам повезло. Как раз один сидит, заходите, – улыбнулась секретарша .

В дверном проёме она недружелюбно поздоровалась и через просторный кабинет понеслась к столу. «Ишь, барином расселся!» – к резкостям её так и подмывало.

- А-а, Галин В-а-анна! – оторвался от бумаг председатель – Какими судьбами? Что привело?

- Вы знаете о существовании поляны за заводом?

- Разумеется, – удивился он.

- А что сейчас там делается, знаете?

- Конкретно в данную минуту?

- Ну, не «конкретно в данную», а вообще...

- А вообще – там цивилизованное строительство начинается. А что?

- Цивилизованное? Вы хоть знаете, что такое цивилизация? – набирала она обороты.

Он ждал, не понимая причину гнева.

- Чего молчите? – злобно заполнила она паузу.

- Да вы откуда такая? Вас какой комар укусил, Галин Ванна?

- Нет, это вы мне ответьте, а уж потом я! Так что же такое – ваша «цивилизация»?

- Цивилизация – это... ну... это ступень общественного развития, – сдался ввергнутый в шок председатель.

- Цивилизация, Сан Саныч, – это прежде всего ступень развития культуры. Куль-ту-ры! Ду-ши, серд-ца то есть! – всё более распаляясь, слоговала она. – Сходите и посмотрите, что там ваша «ци-ви-ли-за-ция» наделала. Зачем было полянку рушить? Вам что – другого места не нашлось? – и начала делать выкладку, почему «рушить» нельзя. – Строить надо с заботой об экологии, сохраняя всё, что природа дала: каждый кустик, каждую берёзку, а их уничтожают, и не как-нибудь, а варварски! И вам это до «фени». Да какой вы после этого руководитель?

- Подожди, остановись, милая, – поднялся он из-за стола, перейдя на «ты». – Сейчас «обед» начинается. Пойдём в машину, тут недалеко. Съездим – посмотрим.

Квадратик в три гектара был, действительно, райским – картину портила израненная, лежавшая на боку берёзка.

Чем дольше всматривался председатель, тем больше росла в нём уверенность, что берёзки, яблоньки, малина, смородина и знакомые с детства душица, зверобой, ромашка, тысячелистник, кровохлебка и другие травы – это, как дар свыше. Возможно, за людскую доброту.

Галина всё говорила и говорила, а он всё разглядывал площадку и включил уши, лишь когда она перешла почти на крик:

- Вон там пониже, на пустыре, и стройте, а это место не трогайте. Сюда же – за цветочками-травками-ягодками – будут потом бегать ребятишки новых домов!

Ни о чём не договорившись, они вскоре разошлись.

Прошло три дня. Бульдозерист не появлялся. Галина каждый раз останавливалась и разговаривала с больной. Боялась – засохнет. Берёзка не засыхала; лето криво прозеленела, а к осени превратилась в хилое жёлтоватое пятно – злу, однако, противостояла.

В один из дней «бабьего лета Галина с мужем и двумя маленькими сыновьями» вооружились лопатой, водой и удобрениями и весь день колдовали над больной.

Весной на берёзку приятно было смотреть. Стройная, она возродилась пышно и красиво. «Наша берёзка», – обнимали и гладили её дети.

Строительство новых домов велось теперь на пустыре – там, куда когда-то в гневе махнула рукой Галина.

05.08.2007.

 



↑  254