Венок сонетов (30.11.2017)


А. Госсен (Гизбрехт)

 

* * *

Этот ветер – дыханье земли.

Птичья трель разбудила утро.

Листья дворники в кучки смели,

И я улыбнулась чему-то.

Кто случайный этот прохожий,

Улыбнувшийся мне в ответ.

В этот день, на редкость погожий,

Хочет, видно, попасть он в сонет.

Бабье лето вступило в зенит,

Нам тепло отмеряет скудно.

Память колоколом прозвенит:

Слово – памятник светлый чуду.

Так о чем я еще печалюсь,

Если в сердце стихи постучались.

 

Этот ветер - дыханье земли

К облакам улетает игриво.

Самолеты гудят, как шмели,

Наклонились над озером ивы.

Я кажусь себе вновь молодой.

Одуванчики вдоль дороги

Собирает сын маленький мой,

Счастье моё, судьба и тревога.

С разлохмаченными кудрями,

Подставляет ветру ладошки.

Что-то будет, сыночек, с нами,

И куда приведут дорожки?

Поднимаемся в гору мы круто.

Птичья трель разбудила утро.

 

Ветер свеж этим ранним утром.

Нет для грусти особых причин.

От предчувствия почему-то

Сжало грудь, будто в мире одни

Мы остались. А сын смеется,

Незатейливый дарит букет.

Как беспечно ему живется,

Сохрани его, Бог, от бед.

Сохрани его взгляд веселый

От сердечных и прочих ушибов.

Скоро, сын мой, начнется школа

В жизнь длиною с массой ошибок.

В сентябре буйно астры цвели.

Листья дворники в кучки смели.

 

Листья дворники в кучки смели.

Мы с тобой, сын, кудрявым, как Лель,

В первый раз с тобою в школу пришли,

Гордо нес он в руках портфель.

Было это все так непривычно,

Ты доверчиво жался ко мне.

Был застенчив недолго, улыбчив,

Очень быстро нашел друзей.

Я гадала, каким ты станешь

Через десять-пятнадцать лет.

А пока на отличнице Тане

Для тебя вдруг сошелся свет:

«Я к ней сбегаю на минуту?»

Улыбнулась я вдруг чему-то.

 

Улыбнулась я вдруг чему-то,

Замечая, как годы летят.

Стало днем то давнее утро,

И зеленый поспел виноград.

А давно ли белою пеной

Были сплошь обрызганы вишни.

Где мой поклонник бессменный?

Ничего у нас с ним не вышло.

Оказалось, что быть любимой –

Мало, если не любишь сама...

Птица счастья скользнула мимо,

Не сложилась, распалась семья.

Разве может быть плата дороже?

Кто случайный этот прохожий?

 

Кто случайный этот прохожий.

Память шутку со мной сыграла.

Мы расстались, но все же,

но все же...

Вновь она возвратила к причалу.

Сколько будет еще преград,

Сколько нужно терпенья и сил,

Чтобы детский светился взгляд...

И когда об отце он спросил

Так доверчиво перед сном:

«Ты могла бы его простить?»

Вместо слов - лишь обиды ком:

«Я сумею одна прожить...»

«Не одна, а со мной, много лет»,-

улыбнулся он мне в ответ.

 

Улыбнулся он мне в ответ,

Помогая душою оттаять.

Сколько сменится зим и лет,

Сын – опора моя, я знаю.

И покинем совсем Россию

Мы в осеннюю слякоть и дождь.

Взгляд нас проводит синий:

«Ты в Германии счастье найдешь».

Нет, не сразу отпустит тоска,

Ностальгических писем суть.

Было трудно во все века

Начинать свой заново путь –

Предкам в России и нам здесь тоже

В этот день, на редкость погожий.

 

В этот день, на редкость погожий

Вдруг зазвонит телефон.

Я забуду сомненья, что гложут,

И бессонниц задушенный стон.

Я пойму, что случилось чудо,

Если солнце сияет в глазах,

Праздник в наши ворвался будни,

И не буду прятать уста –

На порыв – порывом отвечу

И увижу небо в алмазах.

Сколько лет я ждала этой встречи,

И изменит жизнь мою сразу

Мне навстречу хлынувший свет -

Как он хочет попасть в сонет.

 

Как он хочет попасть в сонет,

Этот старый друг беззаботный.

Смотрит, как назад много лет,

Нежной грустью окутав плотно...

Я ведь знала про самообман,

Но летела на гребне волны,

Веря в словесный дурман,

Перепутавши явь и сны.

Ясно было в них все и легко,

Не было места сомненьям –

Лишь бы рядом рука, плечо,

Нежность тихая прикосновений,

Их еще не исчерпан лимит...

Бабье лето вступило в зенит.

 

Бабье лето вступило в зенит.

Сын нашел свою в жизни дорогу,

Но как тихий шелест ракит,

Поселилась в душе тревога.

Может, просто этот февраль

Стал холодной, мой друг, чертой.

Как любви уходящей ни жаль,

Изменились мы оба с тобой.

Я придумала этот сюжет.

Ты был всем для меня и, любя,

Излучала неведомый свет,

Пленивший на время тебя...

Но решение зрело трудно,

Нам тепло отмеряя скудно.

 

Нам тепло отмеряя скудно,

Посмеялась над нами судьба.

Почему же в толпе многолюдной

Принимаю чужих за тебя?

Это всполохи давних зарниц,

Это чувств отшумевший ливень.

Слезы скрою за тенью ресниц:

«Ах, какой я была счастливой».

Благодарность – слово не то –

Дар священный – любовь такая,

А прозрение поздно пришло,

Не воротишь время, я знаю.

«Это был наш с тобою зенит», -

Память колоколом прозвенит...

 

Память колоколом прозвенит,

Что в душу прокралась осень,

И ветер тревожно свистит,

Нам швыряя листья-вопросы.

Сын с подругой уходит вдвоем,

И я рада их юному счастью.

Отраженным я греюсь теплом

И не жду ничьего участья.

Не хочу я больше волнений

И в любовь не брошусь, как в омут.

Мне б еще победить сомненья –

Я забыта иль меня помнят?

Память тихо звенит подспудно –

Слово - памятник светлый чуду?

 

Слово - памятник светлый чуду

Помогает нам жить надеждой,

Что проснемся однажды утром

И забудем печали прежние,

Красоте поразившись мира,

Что сияет умытый дождем.

Станет тесно тогда в квартире,

Станет явь чудесней, чем сон.

Будут птицы нам подпевать,

Ветер небо расчистит от туч,

И дорогу свою распознать

Мы сумеем, и солнечный луч

Прогонит из глаз усталость.

Так о чем я еще печалюсь.

 

Так о чем я еще печалюсь?

Что даст веру, надежду и силы?

Сколько жить мне еще осталось?

Внук цветы принесет на могилу –

Полюбуюсь из небытия:

Он, как птица, готовый в полет,

На стихи мои позабытые,

Может, новую песню споет.

Может, внучка будет кудрявой,

Как мой сын, и ему подпоет.

Не гналась никогда я за славой,

Может, к внукам она придет.

Все опять повторится сначала,

Если в сердце стихи постучались.

 

Если в сердце стихи постучались,

Перепутаю явь я и сон.

Боль любовью мне показалась,

Колесо повернулось времен.

Кто меня за это не осудит?

Под золою искры храня,

Не боюсь, что его остудит

Память – жрица того огня.

И как в светлое, тихое чудо,

Я во взаимность верю порой,

Потому что люблю вас, люди

С честной, открытой душой.

Вы крест мой нести помогли –

Вы, как ветер, – дыханье земли.

 

Вы, как ветер, – дыханье земли.

Птичья трель разбудила утро.

Листья дворники в кучки смели,

И я улыбнулась чему-то.

Кто случайный этот прохожий,

Улыбнувшийся мне в ответ.

В этот день, на редкость погожий,

Хочет, видно, попасть он в сонет.

Бабье лето вступило в зенит,

Нам тепло отмеряет скудно.

Память колоколом прозвенит:

Слово – памятник светлый чуду.

Так о чем я еще печалюсь,

Если в сердце стихи постучались?

 



↑  263