Арслан-Боб (31.10.2017)


Тартин Тильман

 

Арслан-Боб – небольшое село среди ореховых лесов Кыргызстана. Большинство людей думает, что грецкие орехи, как это нам преподносит энциклопедия, произрастают в основном на Балканском полуострове или в юго-западной Азии, не говоря уже об американском континенте. Очень немногие, не считая местных жителей, знают, что на территории республики Кыргызстан, расположенной на высоте от 400 до свыше 7000 метров над уровнем моря, произрастает тот же вид орехов. В урочищах Кызыл-Ункур и Кара-Ункур Ошской области имеются обширные площади таких ореховых лесов. Эти урочища расположены среди гор, защищающих леса от вторжения холодных северных ветров и жарких южных, создавая микроклимат с обильными снегопадами зимой и относительно влажным летом. Кроме грецкого ореха в этих лесах растут яблони, слива и множество ягодника. Все эти дары осенью собираются, обрабатываются и сдаются государству.

В глубине такого леса обосновалось небольшое село Арслан-Боб. Его дома были разбросаны по берегам небольшого ручья того же названия. Село со всех сторон окружают горы, густо поросшие лесом. Воздух вокруг настолько чист и ароматен, что невозможно надышаться. В селе есть леспромхоз и мебельный комбинат, в которых работает большинство жителей села. На комбинате, кроме мебели, делают сувениры из орехового дерева, плетут корзины и изготовляют всякую домашнюю утварь. С ранней весны до поздней осени в этой местности цветут всякие лесные цветы, привлекая к себе множество насекомых. Этим даром природы пользовался леспромхоз: на удобных местах установил множество ульев, и в объемистые цистерны мед «потек рекой».

Дорога в Арслан-Боб была никудышной. Жителей это не особенно беспокоило, так как спасало от слишком частых посещений районных и областных руководителей - на грузовиках ездить власть имущие не особенно любили, а легковые машины не могли преодолеть глубокую колею. Однако прекрасная природа влекла в Арслан-Боб, и руководство решило проложить в село приличную дорогу. Наша экспедиция из 14 человек по изысканиям и проектированию автомобильных дорог попала туда осенью 1959 года.

Была поздняя осень, и моросящие дожди так размочили подъезды к селу, что грузовая машина не удерживалась в колее и часто сползала с дороги по довольно крутому склону. Приходилось спрыгивать с машин и в 14 человеческих сил выталкивать их обратно на дорогу. Из-под колес летела грязь, обдавая нас с ног до головы. К вечеру мы с большим трудом добрались до села, в котором должны были расположиться на все время работы. Местное лесопромышленное хозяйство было главным работодателем населения.

Директор леспромхоза предоставил в наше распоряжение гостиницу - большой деревянный дом с несколькими комнатами и очень хорошей печью. Заготовленные дрова лежали под навесом в штабеле. В первую очередь мы растопили печь, согрели воду и привели себя в порядок. Душа и ванны в гостинице не было, приходилось пользоваться обычными шайками.

Через неделю выпал первый снег. Стояла безветренная погода, и большие рыхлые снежные хлопья тихо опускались наземь. Снег шел всю ночь. Земля остыла, поэтому первый снег остался лежать. Утром мы увидели волшебный лес. Снегопад прекратился, укрыв все белой пеленой. Молодые деревья под тяжестью снега сгибались до самой земли. Как это часто бывает в Кыргызстане после обильного снегопада, небо внезапно прояснилось, ярко светило солнышко. Лес насквозь просвечивался выглянувшим из-за гор солнцем. Мы долго не решались портить своими следами чистый снежный покров...

Однако, не на отдых приехали - пришлось взяться за инструменты и отправиться на работу. Из-под пушистого снежного покрова нам подмигивали рубиновые грозди рябины, калины и темно-синие грозди барбариса. Идя на работу, мы то и дело останавливались и любовались природой, пребывая весь день в прекрасном настроении. Все тропы были под снегом, и нам пришлось по колено в снегу пробивать себе дорогу.

Узнав, что на складах леспромхоза хранятся орехи и мед, мы с начальником отправились к директору этого хозяйства и попросили его снабдить нашу экспедицию тем и другим.

- Сколько бы вы хотели получить? – спросил он, улыбаясь.

- Если можно, мы бы хотели по мешку орехов и сухофруктов для экспедиции и по десять килограммов меда на каждого, чтобы к Новому году обрадовать семьи.

- Хорошо, это можно будет сделать, только мед вы будете себе набирать сами, а то кладовщику некогда будет вас обслуживать, – согласился директор, хитро улыбаясь.

Он написал распоряжение заведующему складом, и мы, довольные, покинули его кабинет. С получением орехов и сухофруктов проблем не было, а вот с медом... Посреди склада лежала большая цистерна. Сверху в ней было вырублено прямоугольное отверстие, через которое нужно было протиснуться вовнутрь, чтобы достать мед. Цистерна была наполовину наполнена медом, на его поверхности лежала большая калоша. Рядом - небольшой топорик, которым следовало наколоть мед и уложить в свою посуду. Калоша была недостаточно велика, чтобы вместить обе ноги, второй же калоши не было. Следовательно, приходилось приседать на одну ногу и «откалывать» мед. Зимою мед настолько вязкий, что его невозможно оторвать от общей массы. Он мертвой хваткой прилипал к топорику и не отпускал его. Мы поочередно менялись, но после невероятных усилий удалось набрать только два килограмма меда. Желание добыть для каждого по десять килограммов испарилось. Теперь мы поняли, почему директор так быстро согласился отпустить столько меда, хитро улыбаясь. При следующей встрече с ним мы дружно посмеялись над нашей затеей.

В селе был мебельный комбинат, в котором полным ходом шла работа, так как зимою она служила людям основным заработком. Иногда мы посещали комбинат, чтобы увидеть, как делается мебель или различные сувениры из орехового дерева... Приятно было наблюдать, как люди размеренно трудятся. Никто, казалось, не спешил. Это мне напоминало вечера в родном селе, где женщины собирались у кого-нибудь в доме, пряли пряжу, вязали чулки и пели народные песни. Часто кто-нибудь читал вслух роман в то время, как остальные рукодельничали.

Однажды мы достигли своей трассировкой маленькую горную деревеньку, расположенную в глубине леса. В ней было всего несколько небольших домиков, и она казалась всеми на свете забытой. Жители деревеньки, очевидно, работали на комбинате в соседнем селе. Вдруг Федор, один из наших рабочих, увидел красивую девушку, перебегавшую дорогу. Он в изумлении онемел, заморгал глазами, она ему сразу напомнила Золушку из сказки. Девушка была молода, прекрасна и просто одета.

Федор был 19-летним парнем и, как он потом с восторгом рассказывал, до сих пор никого прекраснее не встречал. Девушка появилась внезапно и так же внезапно исчезла. Молодые годы, великолепная зимняя природа и прекрасная Золушка подействовали на Федора завораживающе. Он влюбился с первого взгляда, но она исчезла и не показывалась.

На следующее утро Федор встал очень рано, чего с ним никогда не случалось. Никто не понял, почему - мы девушку не видели. Когда мы прибыли на место, где Федор увидел прекрасную Незнакомку, он стоял и осматривался - девушка не показывалась. Тогда он постучал в ворота того дома, куда предположительно вошла девушка, чтобы попросить испить водицы. По старому русскому обычаю, если юноша хочет познакомиться с приглянувшейся ему девушкой, он просит у нее водицы у колодца. Во время «утоления жажды» начинается «игра» в вопросы и ответы. Вопросы навязывает юноша, девушка вольна отвечать или нет...

Итак, Федор постучал. О, какая неожиданность!.. Она вышла собственной персоной и остановилась перед ним. По его просьбе вынесла воды.

- Благодарствую, красавица. Как же Вас зовут, если дозволено спросить? – спросил Федор.

- Лора. А как Вас зовут, молодой чужестранец? - спросила она в унисон ему.

Федором кличут. Я приехал из столицы республики. Мы здесь прокладываем трассу новой дороги, - немного похвастал он. – Вы одна живете в этом прекрасном тереме?

Не так уж прекрасен был старый дом, но в этот момент все Федору казалось прекрасным.

Нет, я живу с родителями и четырьмя братьями.

Могу я завтра снова прийти, если опять появится жажда? – спросил он тихо.

Почему же нет, воды здесь много, и мы всегда рады, если в нашу заброшенную деревеньку кто-нибудь заглядывает, – ответила она.

Так началось знакомство Лоры и Федора... С этого дня их часто видели прогуливающимися по лесной дороге. После недели таких встреч Федор заявил, что хочет жениться.

- Федор, ты же ее почти не знаешь. Не знаешь, что у нее на уме, почему так быстро согласилась за тебя замуж, – старались мы отговорить его.

- Я все о Лоре знаю и она согласна поехать со мной... – стоял он на своем.

- Федор, тебе только девятнадцать и тебе еще в Армии три года служить. Ты уверен, что она все эти годы будет тебя ждать?

- Она говорит, что не может больше здесь оставаться. В ее маленькой деревеньке скучно, она хочет как можно быстрее уехать! – «разъяснял» он.

- Вот видишь, ты ей нужен только для того, чтобы вырваться в большой город! – старались мы объяснить, но Федор был непреклонен.

Прошла еще неделя. Наши сомнения и уговоры не помогали. Пара, сославшись на то, что они совершеннолетние, зарегистрировали свой брак в местном Сельском Совете. Федор написал письмо матери, и все ей объяснил... Отца у него не было, он погиб на фронтах Великой Отечественной войны.

Свадьбу в доме невесты совместили со встречей Нового 1960-го года. Приглашены были только люди из нашей экспедиции и ближайшие друзья невесты. Нам казалось, что родственники были очень довольны таким исходом. Через неделю мы закончили нашу работу и вместе с Лорой уехали в город...

В мае того же года Федора призвали в Армию. С Лорой он прожил около четырех месяцев. Когда Федор через три года демобилизовался, его квартира была пуста. Мать сообщила, что Лора встретила мужчину и, не сказав никому ни слова, уехала с ним в неизвестном направлении...

Так уж устроен мир. Золушки появляются лишь один раз – было жалко разбитое сердце Федора...

1999

 



↑  358