Первые школьные годы (31.05.2017)


 

Мартин Тильман

 

1-го сентября 1937 года я пошел в первый класс фрунзенской средней школы №6. Первый день в школе был для нас, детей, да и для родителей, праздничным, ибо мы, дети, не знали, какие страсти разыгрываются в стране, а родители радовались нашей радостью.

Все девочки и мальчики были одеты празднично. Собирались в школьном дворе. Там выстроились по классам и стали ждать. Заиграл горн, возвещавший о выходе директора. Он поздравил всех с наступившим учебным годом и особенно много приятных слов сказал первоклашкам. Затем заиграл школьный духовой оркестр, и все строем разошлись в свои классы.

Ольга Петровна, учительница, еще раз поприветствовала нас и ознакомила с основными правилами поведения в школе. Затем высказала надежду, что будем хорошо учиться и станем хорошими людьми на благо нашей незабвенной Родины. Раздала буквари и тетради. В букваре - красивых картинок и букв, которые мы видели впервые. На обложках тетрадей красовались картины известных русских живописцев. Особенно много репродукций было к пушкинским произведениям. В стране праздновали столетие со дня смерти А. С. Пушкина. Не понятно было, почему праздновался день смерти, а не рождения, то ли по недоразумению, то ли преднамеренно. Везде устраивались выставки книг, было много новых изданий и картин из жизни А. С. Пушкина.

- Итак, - сказала Ольга Петровна, - сегодня я вам расскажу о жизни и деятельности великого русского поэта и писателя Александра Сергеевича Пушкина. Кроме того, я раздам его сказки с тем, чтобы ваши родители смогли их вам дома почитать. Когда сказки прочтут, вы их вернете и получите другие. Надеюсь, что ваша жизнь в будущем будет такой же светлой и радостной, как сегодняшний день.

Первые две буквы, которые мы выучили, были А и М, и первое слово, которое каждый научился говорить, «Мама», он мог теперь прочитать и написать. Остаток времени Ольга Петровна посвятила А. С. Пушкину. Так закончился первый день.

1-е сентября 1937 года был для нашей семьи особенным днем. В семь часов утра я проснулся оттого, что мою кровать кто-то тряс. На моей кровати стоял человек в сапогах и что-то искал в моих книгах, которые стояли на книжной полке над кроватью.

- Мама, что ищет этот человек в моих книгах? – спросил я.

- Мы не знаем, но знаем, что он ничего недозволенного не найдет. А теперь будь послушным, вставай, уже пора в школу, – ответила мать.

После того, как я встал, оделся, попил чая и хотел бежать в школу, мама меня остановила:

- Попрощайся с папой и поцелуй его так, чтобы он надолго запомнил твой поцелуй!

- Разве сегодня особый день, что ты заставляешь меня целовать папу. Вчера ты ничего не говорила! – тем не менее, я поцеловал папу и с легким сердцем побежал в школу.

В тот день Ольга Петровна рассказывала нам о бабочках, грибах и показывала картинки. Я сказал, что у меня дома есть целый лист с картинками разных грибов и если кто-нибудь захочет пойти со мной их посмотреть, то пожалуйста. Мой сосед по парте, Коля Колобов, сразу же согласился, и после уроков мы пошли ко мне, болтая по дороге о всякой всячине. Дома я обшарил весь свой уголок, но нигде листа с грибами не нашел. Тогда я пошел в комнату родителей, где застал плачущих маму и старшую сестру. Они сказали, что отца «забрали» и что сегодня невозможно что-либо найти, и было бы лучше, если бы мой новый друг пошел домой. Я извинился перед Колей, и он пошел домой ни с чем. Я не особенно волновался, потому что не понимал, что значит «забрали».

Когда вечером папа не вернулся, я понял, что случилось то, что случилось с соседом- художником, которого забрали месяц назад. С того дня я только в школе отвлекался от тяжелой домашней обстановки. Дома все были печальны, хотя надеялись, что всё разъяснится и отец вернется домой. Детей, у которых «забирали» отцов, в классе становилось все больше.

Однажды Ольга Петровна пришла в класс возбужденной:

- Дети, положите все тетради с картинкой к стихотворению А. С. Пушкина «Песнь о вещем Олеге» на парты, - затем она собрала их и положила себе на стол.

- «Враги народа» нарисовали на копытах коня свастику, чтобы в ваши детские головы вбить идеи фашизма, – сказала она.

Оторвав обложки, она вернула нам остатки от тетрадей и добавила, что свастика такая маленькая, что нет смысла ее искать. Однако вся школа искала, но не могла найти. Постепенно дети успокоились. Из магазинов исчезли все тетради с этой картинкой.

Проходили дни и месяцы, мы учили буквы и начали после «палочек» их писать. Чтобы как-то скрасить гнетущее дома настроение, Ольга Петровна начала читать сказки в школе, ибо заметила, что дома их никто не читает. Читая сказки А. С. Пушкина, Л. Н. Толстого и Братьев Гримм, Ольга Петровна хотела сделать наши занятия более интересными, но мы видели в ее глазах иногда тоску. Причину ее тоски мы, конечно, не знали, не принято было спрашивать, но что-то ее тревожило...

Как-то Ольга Петровна пришла грустной и обратилась к нам:

- Дорогие ребята, положите свои тетради на парты, «враги народа» опять взялись за свое гнусное дело. Сегодня речь пойдет о картинах «Пушкин на Юге» и «Богатыри», или, как их в народе принято называть, «Три богатыря». На первой, в скале рядом с поэтом, выбита буква «Г», символизирующая Гитлера. Буква так выбита, что стала похожа на трещину в скале, и только бдительные работники НКВД смогли её распознать. На стременах «Богатырей» опять появилась свастика. Дорогие ребята, вы уже знаете, что нужно сделать... Оторвите, пожалуйста, обложки и положите их на стол, я их потом соберу. Если у вас дома еще остались тетради с такими картинками, то уничтожьте обложки.

С этого времени наши тетради остались без обложек. Все это можно было еще пережить, но нас беспокоило, что наши отцы не возвращались. Так прошел первый год в школе, и я отправился в деревню к бабушке на каникулы.

1-го сентября 1938 года мы опять стояли на школьном дворе и слушали директора. Затем опять, под звуки марша духового оркестра, пошли в классы. Ольга Петровна сказала, что она очень рада, что мы все, как один, опять встретились и что очень хорошо, когда никто не отсутствует. Мы тогда еще не понимали, что означали эти слова... Затем она поведала, что в новом учебном году у нас будет новая «Книга для чтения», но с ней возникли некоторые проблемы...

- В этой книге, дети, будет много сказано о Великой Октябрьской революции и Гражданской войне. В ней революционно настроенные рабочие и крестьяне отважно воевали с врагами. Как вы, наверное, уже слышали, во главе Красной армии в Гражданскую войну стояли пламенные полководцы: Блюхер, Тухачевский, Егоров и другие. Эти трое предали ныне народ и стали «врагами народа». Они продали Гитлеру самые секретные военные тайны... Ваша задача, дорогие ребята, взять ручку и аккуратно перечеркнуть портреты этих врагов, которые имеются в вашей книге. Только не порвите книгу, а то нам по ней еще целый год учиться! – сказала она.

10-е сентября 1938 года был памятным днем, ибо в этот день, год тому назад «забрали» папу и до сих пор никаких известий. Нам только сообщили, что он осужден на десять лет без права переписки... Когда я вернулся в этот день из школы, застал маму и старшую сестру плачущими... Я подумал, что они вспомнили день ареста папы... Однако мне поведали, что все семьи «врагов народа» высылаются из города, так как этим семьям не разрешено жить в столицах, пусть это даже столица маленькой республики. Как позже выяснилось, высылали только немецкие семьи.

Наша семья должна была покинуть город в тот же день. В то время, пока я был в школе, мама наняла где-то открытую грузовую машину и мы стали грузить на нее те немногие вещи, которые туда вместе с нами помещались. Мы еще не закончили погрузку, как начался снегопад, перешедший в настоящую метель. В конце концов, все было погружено, и мы отправились в неведомое... Это было 10-го сентября 1938 года...

От отца мы не получали никаких известий. Мама писала во всевозможные инстанции, но ответ был один и тот же: «Осужден на десять лет без права переписки!» Прошло десять лет и ответ несколько изменился: «Осужден на дополнительный срок!» и только в 1991 году, уже после смерти матери, я получил ответ, что отец был еще 15-го сентября 1938 года расстрелян во фрунзенской тюрьме и что он полностью реабилитирован за отсутствием состава преступления...

1998

 



↑  306