Ты мне напомни завтра (31.05.2017)


Карл Шифнер

 

Вчера, прогуливаясь по заснеженному скверу, мне неожиданно почудилась весна. Кругом машины, прохожие, заледенелый асфальт. Поблизости ни единственного завалящего листочка. И вдруг почувствовал запах весны. Настолько явственно, что остановился в приятном удивлении и стал искать вокруг себя каких-нибудь признаков пробуждения природы. Но во дворе только предновогодняя зима, в это время не может быть и речи о весне. Значит, мне просто показалось. Значит, это сигнал к тому, что мне пора взяться за перо...

Пора, пора. Коль уж весна почудилась, то непременно пора. Сколько же прошло с тех пор, как ничего не пишу? Вечность. И ведь почти уже успокоился. Первое время что-то ныло внутри, просилось на волю. Героиня начатой повести преследовала меня везде и всюду, даже во сне. Она просила, умоляла, чтобы я выпустил её в люди. Потом, видимо, разочаровавшись во мне, постепенно отошла, исчезла, словно растаяла.

Я закрутился в вечной бытовой суете. Всё некогда садиться за письменный стол. А сюжеты напирают. Если же появится свободный час или даже целый день - сам уже увиливаю, оттягиваю встречу с нею, с моей героиней, ищу себе неотложное занятие – отговорку. Лишь бы найти оправдание перед внутренним судьёй. Оправдываюсь даже тогда, когда целыми сутками шатаюсь с ребятами на рыбалке.

Мой судья мне говорит:

- Ты делаешь не то. Пусть кругом будет хоть потоп, а ты всё равно садись и пиши. Если, конечно, всё ещё мечтаешь написать что-нибудь толковое.

– Ну, ты же видишь, что я хочу, - мямлю я. - Но никак не могу вырваться в одиночество. Или неотложные дела, или просто не выйти из замкнутого круга друзей.

- Ну-ну, - с издевательской улыбкой заключает мой судья. - Оправдывайся, голубчик. Только это тебе не поможет. Себе же вредишь. Впрочем, поступай, как знаешь. Гуляй, отдыхай, веселись... Посмотрим, чем это кончится.

И мне становится стыдно. Тут же намечаю день и даже час, когда запрусь в комнате, сяду за стол и начну писать.

- Ты мне, пожалуйста, напомни завтра. Хорошо?! - прошу я своего внутреннего судью.

- Завтра, завтра…

 

 



↑  341