Трудный путь домой - 5 (31.03.2017)

Андрей Шварцкопф

 

О вероисповедании немцев Поволжья

Здесь для нынешнего читателя, либерально или атеистически настроенного к религии, следует отметить, что роль религии, церкви и авторитет священнослу-жителя во времена заселения Поволжья был колоссальный. Жизнь без них не могли себе представить. Вокруг церкви формировалась вся общественная жизнь колонии. Во многом она вела и официальную хронику и статистику. Недаром её место всегда было в центре колонии, на площади, на лучшем месте, и строилась церковь всем миром в первую очередь, очень основательно и «на зависть соседям». И эту роль она играла всегда до Октябрьского переворота большевиков в 1917 году и даже сохранила до последующих депортаций.

Во второй волне переселенцев в Россию большинство составили привержен-цы лютерано-евангелической церкви и реформаторов, так как они вербовались в основном из центральных и северных княжеств Германии. Но это разделение на лютеран и реформаторов весьма условно, так как при регистрации они сами называли свою принадлежность. Однако, как свидетельствует число построенных колоний (65 евангелических и 38 католических), численность католиков в процентном отношении была довольно значительной. По манифесту свобода вероисповедания гарантировалась, разрешалось строительство церквей с ко-локольнями и наём священнослужителей. Но для католиков были ограничения – им запрещалось строительство монастырей. Для обеих немецких церквей ка-тегорически запрещалась миссионерская деятельность среди русского православного населения. Русская церковь строго следила за этим, и поэтому исключался всякий контакт между ними. Миссионерская деятельность среди местного населения магометанского вероисповедания даже поощрялась. Формирования колоний происходили чаще всего по религиозному признаку: евангелическая и католическая общины смешивались только в очень крупных колониях.

Несколько слов о реформатстве. Основные отличия реформатства от лютеранства состоят в учении о предопределении (вечном и двойном, т.е. к аду или раю). Для реформатства характерен дух «мирского аскетизма», вера в то, что участь людей предопределена Богом заранее. Культ предельно упрощён, не имеется органов и колоколов, из семи таинств сохраняются крещение и причащение, которые, однако, рассматриваются не как магические действия, а как символы. Пасторы и проповедники избираются верующими. Постепенно многие реформатские церкви эволюционировали к более умеренным позициям, изменив религиозную догматику. Иногда они объединялись и сближались с лютеранами, как это случилось и в России.

Наши предки относились к Евангелическо-Лютеранской церкви (ЕЛЦ) . На Ру-си первые лютеране появились уже в 30-е годы 15 в., это были купцы, врачи, ремесленники, приехавшие из Германии, Швеции и Дании. В 1559 году в Моск-ве появилась первая кирха. Царь Петр I предпринял первую попытку создать централизованную систему управления лютеранскими общинами. Росту чи-сленности лютеран и реформатов способствовала политика российского прави-тельства по привлечению немецких колонистов, которые селились в Поволжье, Причерноморье и других районах Российской империи. В 1734 г. указом импе-ратрицы Анны Иоановны управление делами всех иностранных вероисповеда-ний передано в т. н. Консисторское заседание Юстиц-Коллегий: Лифляндских, Эстляндских и Финляндских. Указом императрицы Елизаветы Петровны в 1743 году учреждён коллегиальный орган управления лютеранской церковью – Санкт-Петербургское консисторское заседание, при лютеранских церквах раз-решено было открывать кладбища. С начала 19 в. деятельность лютеранской церкви в России подвергалась всё более жесткой регламентации. (Подробности см. Немцы России. Энциклопедия. Том I. стр. 750.)

В России существовало несколько ответвлений протестантизма, входивших в структуру ЕЛЦ. Многочисленную группу составляли приверженцы пиетизма,ко-торые в поволжских колониях называли себя «бетбридерами» или «бетбрю-дерами» (от немецкого beten – «молиться» и Bruder - «брат». Пиетизм (от лат. pietas – благочестие), 1) в широком смысле – благочестивое настроение, пове-дение; 2) течение в протестантизме, зародившееся в конце 17 – 18 вв. в Герма-нии (основоположники пиетизма – лютеранские священники, проповедники: те-олог Филипп Якоб Шпеер (1635 – 1705 гг.) и Август Герман Франке (1663 – 1727 гг.); первые центры - Франкфурт-на-Майне, Дрезден и Галле. Причинами воз-никновения пиетизма были упадок религиозности и формализация деятельно-сти лютеранской и реформатской церкви.

Для пиетизма характерна высокая эмоциональная религиозность на основе молитвенного созерцания и глубокого размышления над текстами Библии. В своём вероучении 17-18 вв. (ранний или старый) ставил религиозное чувство выше религиозных догматов и церковных обрядов, подчёркивая необходимость для верующих личного опыта переживания Бога, которое позволяет утвердить высоконравственные принципы жизни и принять Божью благодать в ожидании скорого второго пришествия Иисуса Христа. Таким образом пиетисты стреми-лись к построению «царства Божьего» на земле – общества святых, в котором исключались бы все соблазны земной жизни. Пиетисты считали, что жизнь хри-стианина должна проходить в покаянии, и поэтому они объявили греховным театр, светские танцы, песни, шутки, игры и др. (1. Стр. 83 Том 3. Энциклопе-дия Немцы России)

После депортации немцев в 1941-42 годы в Казахстан, Среднюю Азию и Си-бирь общины объединялись уже по национальному признаку. Молитвенные со-брания верующих начали легально и очень ограниченно возрождаться только где - то в 70 - 80-е годы на частных квартирах при отсутствии пасторов и под строгим наблюдением местных органов безопасности и народного образова-ния. Строгая приверженность конфессиям часто стиралась. Но это и был пе-риод начала широкого распространения сектанства среди немцев.

 

Наши предшественники по линии отца

В 1766-1767 гг. наши предки прибыли морским путём на пароходах «Малень-кий Андреас», «Аполло», «Юный Матиас» и др. через Ораниенбаум (недалеко от Ст.-Петербурга). Родственники по линии отца Шварцкопфа, крестьяне из Вюртемберга, в колонию Денгоф (с. Гололобовка); Айхорн, шлебопашец из Кур-пфальца, в к. Денгоф (с. Гололобовка); Флемминг, хлебопашец из Курпфальца, в к. Бейдек; Гомер из Курпфальца в к. Гололобовка); Шмидт Иоганнес, шлебо-пашец из Дармштадта, в к. Денгоф (с. Гололобовка); Эйхлер, хлебопашец из Саксонии, в к. Денгоф (с. Гололобовка) и др. (см. Исследования Л. В Плеве. Архив автора).

В январе 2008 года мною был получен материал исследования родословной фамилии Шварцкопф, над которым по моему заказу работала Людмила Викто-ровна Плеве, жительница г. Саратова. (см. ответ Л.В. Плеве от 19.12.2007. Архив автора.). Работа длилась около двух лет. И вот что пишет Людмила Вик-торовна: «Никогда ранее у меня не было такого объёмного исследования. Документы оказались при этом столь богаты и полны, что позволили все ветви рода расставить по своим местам и объединить в единое целое...»

Для древа фамилии Шварцкопфа потребовался лист бумаги размером 70 х 600 см. Он хранится в архиве автора.

Наша семейная династия Шварцкопф в России начинается с Шварцкопфа Бальтазара, который поселился в колонии № 5 Гололобовка (Денгоф) 21.07. 1766 года. Дальнейшие продолжатели родословной прямых предков нашей семьи по мужской линии от отца к сыну выделены ниже в тексте жирным шрифтом.

Шварцкопф Бальтазар 46 лет, лютер., хлебопашец из Вюртемберга, жена Мария Саломея 47 лет, дети: Кристьян (Кристоф. В родословной, высланной мне Л. В. Плеве, указано имя Christian, а в книге И. Р. Плеве „Ein wanderungin das Wolgagebiet 1764-1767“ указано имя Кристоф Фридрих. В скобке указано имя по книге И. Плеве.) Фридрих, 17,5 лет; Иоган Адам, 9 лет; Георг Давид, 2 года, и дочь Саломея 14,5 лет.

Schwarzkopf, Balthasar, 47, luth., Ackerbauer aus Wuerttemberg, Fr. MariaSalo-mea, 47. Kinder: Christian (Christoph) Friedrich, (1749-1801), Maria Salomea (1753 -?**,-это означает, что данных о смерти нет), Johann Adam, (1757-21.02.1829), Georg David, (16.05.1765-18.04.1820).

Далее родословная прослеживается от отца к сыну вплоть до моего отца в следующем порядке:

Шварцкопф Кристьян (Christорh) Фридрих, к.Денгоф, (1749-1801), жена Анна Христина Флемминг, колония Бейдек (03.04.1756-28.11.1829). У них было 10 детей: 4 дочери и 6 сына.

Schwarzkopf Christoph Friedrich, k. Doenhof, (1749 – 1801), Fr. Anna Christina Flemming (03.04.1756-28.11.1829), k. Baideck. Kinder: Georg Heinrich (01.04.1776-6.06.1844), Johannes Friedrich (1778-13.05.1821), Catharina Dorothea (29.09.1780 -18.08.1843), Elisabeth Margaretha (12.12.1783 – 20.12.1836), Johannes Ludvig (02.02.1785-03.08.1853), Johannes Adam (26.08.1788-10.04.1842), Eva Catharina 1731, Sophia Margaretha (1793 - ?*), Johannes (1796 - ?), Georg Wilhelm (1798 -06.04.1826). ?*- дата неизвестна.

Их сын

Шварцкопф Иоган Адам, Денгоф, (26.08.1788 -10.04.1842), жена Маргарета Елизабет Брюкманн, к. Меркел (15.04.1791-02.08.1848). У них было 12 детей: 4 дочери и 8 сыновей.

Schwarzkopf Johannеs Adam, (26.08.1788-10.04.1842), verheirat 1811, Fr. Margaretha Elisabeth Bryckmann, (15.04.1791-02.08.1848), k. Merkel. Kinder: Johann Jacob (22.01.1814-21.11.1845), Johannes Heinrich (26.09.1815-05.09.1865), Christina Catharine (02.06.1817-17.06.1869), Eva Christina (06.03.1819-01.02.1852), Johannes Friedrich (16.12.1821 – 05.01 1884) Johannes Georg (23.02.1831 -?), Johannes (20.10.1833-20.04.1898), Johannes Wilhelm (04.07.1823-29.08.1879).

Их сын

Шварцкопф Иоган Фридрих, к. Денгоф,(16.12.1821-05.01.1884), жена Eлиза-бет Катарина Ейхорн, к. Денгоф (23.08.1821-26.12.1882). У них было 9 детей: 4 дочери и 5 сыновей, взрослых осталось шестеро.

Schwarzkopf Johannes Friedrich (16.12.1821-05.01.1884), Frаu Elisabeth Catharine Eichhorn (23.08.1821-26.12.1882). Kinder: Johann (29.08.1844-27.02.1846), Johann Heinrich (16.03.1848 - ?), Philipp Jakob( 20.04.1850 - ?), Johann Georg (21.12.1852 - ?), Christian (09.05.1855 -?), Eva Catharine (05.01.1858 -?), Elisabeth (1861 -?),

Их сын

Шварцкопф Филипп Яков, к. Денгоф (20.04.1850 - ?), жена Мария Элизабет Гомер, к. Денгоф,18.08.1851-?). У них было 9 детей: 4 дочери и 5 сыновей. Взрослых сыновей осталось четверо: Филипп Яков (25.03.1871-?), Яков (01.02.1874-26.05.1893, умер в Павлодаре 19 летним), Василий, (наш дедушка) (03.01.1876-01.04.1938 г. и Иван (05.07.1883-1914 г., (погиб в Первой мировой войне на германском фронте в 1914 г.)

Schwarzkopf Philipp Jakob (20.04.1850 - ?), Fr. Gomer Maria Elisabeth (18.08.1851 -?), Kinder: Philipp Jakob (25.03..1871 - ? ), Jakob (01.02.1874 – 26.05.1893), Wilhelm (03.01.1876 – 01.04.1938, Johannes (05.07.1883 – 1914).

Их сын

Шварцкопф Василий Филлиппович, к. Денгоф, (03.01.1876-01.04.1938, рас-стрелян в г. Колпашево Томской обл.) женился на Анне Мариe Карл k. Balzer, (1875- 1946), умерла и похоронена в п. Грюнвальд, Богатырёвского с/совета Бакчарского района. У них было 2 сына: Андрей (20.11.1895-18.10.1938,) и Василий (1912-1940, умер в тюрьме г. Комсомольск-на-Амуре).

Schwarzkopf Wilhelm, (03.01.1876-01.04.1938), Fr. Anna Maria Karl (1875-1946). Kinder: Heinrich (24.11.1895-18.10.1938), Wilhelm (1912-1940).

Их сын, наш отец

ШварцкопфАндрейВасильевич (20.11.1895* г- 18.10.1938). Наш отец рас-стрелян и был погребён в могиле массового захоронения на берегу р. Обь в го-роде Колпашево, которое большевики потом разрушат. На этом остановлюсь подробнее в разделе «Варварство». Женат на Амалии Гутманн, наша мама,(06.08.1896-25.09.1987), похоронена в Holzhausen. (Германия). У них было 11 детей. *Дата рождения согласно исследования Л.

Schwarzkopf Heinrich, (20.11.1895-18.10.1938). Frau Amalia Schwarzkopf (Geb. Gutmann), 06.08.1896-25.09.1997).

Схематично наша родословная выглядит следующим образом:

Пра-пра-пра-пра-прадед

Шварцкопф Бальтазар (1721 г.), род. Вюртемберг (Германия);

Пра-пра-пра-прадед

Кристьян Фридрих Шварцкопф (1749-1801), род. Вюртемберг (Германия);

Пра-пра-прадед

Иоган Адам Шварцкопф (26.08.1788-10.04.1842), род. Денгоф (Поволжье, Россия);

Пра-прадед

Иоган Фридрих Шварцкопф (13.12.1821-05.01.1884), род. Денгоф (Поволжье, Россия);

Прадед

Филипп Яков Шварцкопф (20.04.1850- ?), род. Денгоф (Поволжье, Россия);

Дед

Василий Шварцкопф (03.01.1876-01.04.1938), род. Денгоф (Поволжье, Россия);

Отец

Андрей Шварцкопф (24.11.1895-18.10.1938), род. с. Подсосново, Томской губ.

Как уже упоминалось выше, основатель нашей династии в России Бальтазар Шварцкопф поселился в Поволжье. Он с женой и 4 детьми перечислен в списке 51 семей первых поселенцев и основателей колонии № 5 Денгоф 21.07.1766 года. Название Денгоф (Doenhof) употреблялось среди немецкого населения по фамилии основателя (вероятно старосты) села, русское официальное назва-ние колонии Гололобовка. Позднее 12.02.1767 года приехали ещё 2 семьи, а 17 июня 1767 года поселились ещё 55 семей.

Семья получила от Воеводской канцелярии 150 рублей на обустройство и поселена в дом, который был построен русскими плотниками. Им отвели 30 десятин земли. (1 десятина = 1,09254 га). Из них: 15 десятин на пашенную землю, 5 на сенные покосы, 5 на лесное угодье, а из остальных 5 десятин – 1,5 на усадебную, гумённую и огородную землю и 3,5 десятины на выгон скота.

Участки под строения дома были спаренными 30 x 80 саженей (сажень 2,1336 м), между следующим участком был переулок шириной в 3 сажени. Между строениями шла широкая улица вдоль деревни шириной 15 саженей и одна широкая улица поперёк деревни тоже 15 саженей. В центре посёлка были отведены участки, где позднее должны быть построены общественный центр с церковью, школой, дома ремесленников. План застройки колонии Денгоф представлен на плане ниже. В колонию Денгоф приехали и поселились вместе с нашими предками по отцовской линии семьи Айхорн, Гомер, Флемминг, Шмидт и Эйхлер, позднее ставшие в результате брачных союзов нашими родствен-никами, а также семьи Больц (из Баден Дурлаха), Рутц и Штромбергер (из Дармшадта), Якоби (из Изенбурга), Вагнер (из Штольберга), наследники которых стали нашими родственниками уже позднее, в советское время.

 

План застройки Денгофа. (Колония Гололобовка)

Несколько слов о жилище переселенцев. В Саратове разрабатывались планы застройки колоний. В команде Рейса были опытные топографы и геодезисты, которые сумели профессионально сделать эту работу. Участки в будущих сёлах были нарезаны землемерами с учётом строительства домов и хозяйственных построек. Село всегда планировалось с условием местности. Были предусмотрены два типа застройки колоний: один был рассчитан на 40 дворов, другой — на 64. Cтроения

Шварцкопф Андрей

по этим проектам располагались вдоль главной улицы шириной 15 саженей. Главную улицу пересекали небольшие переулки шириной 3 саженей. В центре колонии, на пересечении главной улицы широкой поперечной улицей, планировалось сооружение церкви, школы и других общественных зданий. Одним из главных условий застройки было наличие водных источников — рек, родников и др.

Эти планы строжайшим образом соблюдались. Они были рассчитаны на два хозяина. В каждой квартире размером 6 на 10 метров высота от пола до потолка была не менее 2,10 метра. В доме было 5 окон, четыре двери, два чулана и печка. Дома рубились из целых брёвен в «лапу». Фронтоны, как правило, были тоже из брёвен и направлены один в сторону улицы, а другой в сторону усадьбы. Дома были крыты сначала лубом, а затем различным материалами: соло-мой, камышом, досками. Предпочтение отдавалось наличным материалам той местности, где возводился дом. Полы настилались деревянные. Во дворе раз-мером 28 на 35 метров рядом с домом располагались сараи (4 на 8 метров). В глубине двора имелась конюшня (7,5 на 12,5 метров) и амбар (3,5 на 2 метра). Сметная стоимость всех построек такого двора составляла 471,5 рублей. Она предусматривала: стоимость дома 220 рублей, гумна и сараев — 170 рублей, конюшни — 68,5 рублей, ворот и изгороди — 13 рублей. Это очень высокая стоимость, если учесть, что лошадь тогда стоила 7-9 рублей. Всего на стро-ительные работы 1764 года были наняты 600 плотников и 300 кирпичников для производства, обжига и кладки кирпича. Постройки деревни резко отличались от строений колонистов на старой родине. Многие дома сохранились довольно долго. Позднее дома уже строили сами колонисты следующим образом: на грани двух участков строился дом на 2 квартиры, одна стена в которой была общей. В каждой квартире была предусмотрена общая комната, кухня с печью, иногда были построены и несколько кладовых. Как правило, строились холод-ные сени.

Шварцкопф Андрей

Местные строители не справлялись со всё возрастающим объёмом работ. Стали приглашать специалистов из Симбирска, Самары, Ярославля, Костромы и других городов.

Особые проблемы были с помещиками, которые неохотно отпускали своих специалистов в Саратов. Правительству пришлось выпустить специальный указ губернаторам о срочном опубликовании предложений о найме рабочих и обеспечении отправки плотников из помещичьих хозяйств.

В начале XIX века колонисты уже материально окрепли и появилась возмож-ность строить дома на своё усмотрение. Это были уже комфортабельные дома, где, кроме общей комнаты, были спальни, столовые и т.д. Всё зависело от же-лания и материальной возможности хозяина. Стиль строений был разный, порой переносилась архитектура из бывшей родины. Но в основном дома строились русскими мастерами и, стало быть, строились по их знаниям и умениям, то есть русский стиль: деревянная четырёхугольная изба с шатровой крышей, крытой строгаными досками. Дом уже ставился на каменный фундамент. Окна обрамлялись резными наличниками, ставнями и другими украшениями. В это время уже начали строить деревянные дома из бруса, углы оформлялись «голландским зубом», по немецкому «Schwalbenschwanzverblattung». В это время стали появляться и каменные строения. Хозяйственные постройки оставались старые.

Поселение Денгоф: численность, перечень по профессиям и религии.

В конце XIX века колонисты стали жить ещё зажиточнее, и появилась возмож-ность строить дом и двор со всеми необходимыми постройками. Дом крылся железом, фасад оштукатурен и побелен. Ставни, как правило, покрашены в зе-лёный цвет. Дом строился большой, четырёхкомнатный, общая комната - зал и три спальные комнаты, сгруппированные вокруг печи, которая топилась со сто-роны зала. Такие печи обшивались железом. Кухня была вынесена отдельно и имела камеры хранения для продуктов. Кухня соединялась коридором с общей комнатой, где было место для столовой.

Наёмные работники жили отдельно в помещении, построенном рядом с хо-зяйственными постройками. На хозяйственном дворе были навесы для телег, для топлива, сена; помещения для содержания лошадей, коров, телят, овец и свиней. Мог быть и навес для сельхозмашин и инструмента. Но они, как правило, были на гумне - открытой площадке или крытом токе, куда после жатвы сво-зят и складируют скошенный хлеб, молотят и обрабатывают. Около дома были цветы и фруктовые деревья, кустарники.

 

↑ 1114