Чычкан (из жизни изыскателей) (31.05.2019)

(31.05.2019)

 

М Тильманн

 

Чычкан - название небольшой реки и долины в Токтогульском районе Кыргызстана. Чычкан в переводе означает мышь. Почему реку и долину прозвали таким необычным названием трудно сказать, но надо думать, что топонимики знали, что делали. В середине пятидесятых годов ХХ столетия Чычкан был необыкновенно красивым зеленым оазисом. Вдоль реки вилась гужевая дорога, по которой с большим трудом мог проехать автомобиль. Деревянные мосты были узкими и по ним с опаской проезжали автомобили малой грузоподъемностью. В боковых ущельях долины росла черная смородина, дикая малина и благоухало обилие цветов. С обеих сторон гужевой дороги росли деревья сладкого абрикоса. Все это разнообразие привлекало внимание пчеловодов, которые приезжали сюда со всей округи.

К сожалению, направление гужевой дороги и долина реки Чычкан совпали с направлением автомобильной дороги Фрунзе – Ош, проект которой вчерне был составлен еще в конце тридцатых годов прошлого столетия. И вот нашу группу послали именно в эту долину, чтобы произвести изыскания под реконструкцию гужевой дороги. В живописном месте этой долины мы поставили свои палатки и оборудовали в стороне очаг для приготовления пищи. Наш институт в те годы не был еще настолько богат, чтобы каждой экспедиции поставлять газовые плиты, и котлы устанавливались либо на треноге, либо на камнях, как это делали большинство чабанов на летних пастбищах. Особенно вольготно мы чувствовали себя вечером, когда птицы в абрикосовой роще успокаивались и лишь шум реки убаюкивал нас и навевал безмятежные сны.

Прокладывая трассу новой дороги, мы с тоской думали о том времени, когда сюда придут строители дороги. По опыту, мы могли себе представить, как они поступят с этой прекрасной долиной и что останется от ее красоты... Наши души раздваивались: одна половина думала и поступала, как инженер, во благо дороги; другая - как единое целое с Природой и во благо ей...

Мы попали туда в разгар созревания абрикоса. Всюду под деревьями лежал слой опавших плодов. Отары овец, прогоняемые порою по этой дороге, съедали часть плодов, но большая часть оставалась нетронутой на земле, и наша машина оставляла после себя желтую колею. Мы варили из плодов компот, сушили их впрок, но все собрать было не возможно.

Как-то раз, в воскресенье мы собрались в поселок Токтогул на еженедельный базар, чтобы приобрести чего-нибудь необычного к своему довольно однообразному столу. Был разгар лета. В Токтогульском районе, по распоряжению из Москвы, тогда впервые ввели хлопководство. Район довольно высоко располагался над уровнем моря и раньше здесь сеяли в основном ячмень, который успевал вызревать. Хлопок же вырос "хилый" низкорослый, не выше тридцати сантиметров, а план сбора остался почти такой же, как на лучших землях Ошской области. Чтобы собрать урожай, приходилось от зари до зари, согнувшись до земли, собирать маленькие, еле выбивавшиеся из коробочек, комочки ваты. План не выполнялся, людей не хватало. Районное начальство изощрялось по-всякому, но мало что менялось – план не выполнялся.

В базарный день люди района продавали кое-что из своей домашней живности: кур, гусей, а то и несколько овец. Они прибыли спозаранок, расположились на базарной площади, огороженной высоким забором, и стали ждать покупателей... Прошло немного времени и к базарной площади подкатило несколько автомобилей, из которых высыпала довольно большая группа милиционеров. Они закрыли ворота и по мегафону объявили:

- Граждане, все вы сейчас отправитесь на хлопковые поля, и пока вы не соберете каждый по мешку хлопка, вы оттуда не вернетесь! С вашей «живностью» ничего не случится, всё останется здесь и будет нашими людьми охраняться, пока вы не вернетесь! Садитесь в машины и вперед!

К нашему приезду базар был пуст. Только гуси гоготали, куры, связанные по ногам, кудахтали, а которым уж невтерпеж было, даже яйца несли, пока их хозяева мучились над низкорослым хлопком.

Иногда мы отправлялись в малиновое ущелье на сбор ягод, а заодно заглядывали к пасечнику. Запах душистого меда во время его сепарирования распространялся далеко вокруг и вместе с запахом малины составлял такой душистый букет, который невозможно было забыть.

Нам, изыскателям, обычно не приходилось дважды бывать в одном и том же месте и мы не всегда могли видеть результаты нашей работы. Но иногда с радостью отмечали, что все задумки проектировщика воплощались, а иногда... Много лет спустя, мне пришлось проехать по Чычканской долине и я пытался узнать то место, где когда-то располагался наш лагерь. К сожалению, я не обнаружил его. Не нашел я и ни одного абрикосового дерева... А жаль, там было так красиво, там всё так благоухало...

 

 

 

 

 

↑ 44