Есть ли предел человеческому страданию? (30.04.2019)

 

Елена Зейферт

 

Доктор филологических наук,

 

член Союза писателей Москвы

 

О трагической истории российских немцев в военные и послевоенные годы уже написано множество художественных и публицистических произведений. Российско-немецкие писатели излили свою боль и боль своих предков в романах, повестях, рассказах, поэмах, стихотворениях, очерках. Национальным достоянием стали романы Герольда Бельгера «Дом скитальца» и Олега Клинга «Бабочка не долетит до середины реки», повесть Гуго Вормсбехера «Наш двор», художественно-публицистическое произведение Герхарда Вольтера «Зона полного покоя» и др.

Читатель держит в руках ещё одну ценную книгу. Трилогия Нелли Косско «Судьбы нетканое полотно», состоящая из отдельных повестей («Украденное детство», «На краю земли» и «Место под солнцем»), – произведение неординарное. У книги есть несомненные достоинства, которые ставят её в ряд наиболее важных произведений о судьбе российских немцев: живой язык, наполненность внутренними переживаниями героев. Первая повесть написана от лица девочки Эммы, вместе с матерью оказавшейся в ссылке. То, что происходящее дано в восприятии ребёнка, одновременно усиливает и смягчает трагедию.

Трилогия Косско, повесть за повестью, создавалась на немецком языке и называлась Die Quadratur des Kreises. Все три повести по мере их написания были изданы отдельными книгами.

Нелли Косско приехала в Германию в 1975 году в рамках программы воссоединения семей (один из её братьев во время войны пропал без вести и, к счастью, обнаружился в ФРГ). Живя в Германии, она не теряла связи с Россией, продолжая дело возрождения национальной идентичности российских немцев. За вклад в дело интеграции российских немцев в германское общество Нелли Косско награждена высшей государственной наградой ФРГ – орде-ном «За заслуги перед Федеративной Республикой Германия».

Своё решение написать в 1978 году повесть «Украденное детство» (вслед за ней появились две другие повести) Нелли объясняет необходимостью рассказать местным немцам в Германии правду о немцах из бывшего СССР. Нелли тогда поняла, что научных статей и эссеистики недостаточно для того, чтобы заинтересовать читателя. Нужно было произведение, созданное по законам художественного правдоподобия, увлекающее своим психологизмом и сюжетной линией. Она опубликовала повести в газете «Восточный Экспресс», которой руководила. Успех превзошёл ожидания – читатели собирали подшивки газеты.

Пришло время познакомить с трилогией и русского читателя. Перед нами – авторский перевод, а во многом, по словам Н. Косско, практически новый текст произведения. Сокращению подверглись вторая и третья повести – из текста убраны подробные детали русских реалий, которые приходилось объяснять немецкому читателю. Произведение стало более художественным благодаря включению в него внутренних монологов героев и описаний пейзажей, да и сам язык стал красочнее.

У Нелли Косско получились две разные книги – для русского и немецкого читателей. Однако по-немецки трилогия воспринимается более болезненно – немецкий язык словно плачет под пером Нелли Косско. Ведь он здесь – герой произведения, его тиранят и оскорбляют. Когда мать Эммы, Мария, при людях внезапно переходит с русского языка на немецкий (так ей легче выразить эмоции), её обычно ждут недобрые взгляды и оскорбления окружающих. Носители немецкого языка в глазах людей, переживших войну, – враги. Но российские немцы хранят язык как самое святое: «У наших мам были другие заботы – они сокрушались, что их дети совсем обрусели. А мы действительно по-русски уже говорили лучше, чем по-немецки. Не задумываясь, мы разбавляли свою речь русскими словами и оборотами, не замечая, какая получалась тарабарщина. Нам в принципе было всё равно. А вот нашим мамам – нет. И если до сих пор их главным врагом был голод, то теперь угроза нависла над самым святым, и бороться им приходилось уже и за то, чтобы их дети выросли немцами».

Эпиграфы к трём повестям подчёркивают масштабность и трагичность происходящего. Это цитаты из Данте, Солженицына, немецкого церковного песнопения – об аде, ссылке, поиске Родины, дома.

Сверхзадача книги – понять, как человек может выдержать голод, непосильную работу и постоянные оскорбления. Нелли Косско даёт ответ: «Но человек даже не знает, как много у него сил, сколько горя он в состоянии вынести».

Невероятный поток унижений сопровождает Эмму и её семью. Но и в этой чересполосице невзгод она замечает светлое и становится свидетелем обыкновенных чудес – человеческой доброты и красоты мира. Немецкие военнопленные дают деньги матери Эммы. Душевным теплом одаряет униженных и оскорблённых украинка Галка. Русский майор защищает Эмму и её мать от милиционера.

Но Россия мерцает в сознании девочки: она противоречива – державна, величественна и враждебна.

« – Мам, а где в России больше всего тюрем? – я склонилась над картой СССР, но, не получив ответа, подняла глаза на маму. Горькая, измученная улыбка скользнула по её лицу.

– Вся Россия, доченька, – сплошная тюрьма, – ответила она, беспомощно рассматривая карту».

И в наше время встречаются сталинисты, считающие, что «усатый вождь» вершил правые дела. А во время правления Сталина, увы, не так много людей, взрослых и умных, сомневалось в его правоте. Но Эмма, будучи ребёнком, составила о Сталине верное мнение: «… я ещё не могла знать, что все наши несчастья от него – и голод, и нищета, и ненависть местного населения, и энкавэдэшники с их допросами. Я ненавидела русского вождя всем моим маленьким сердцем, но ничто и никто не заставили бы меня сказать об этом вслух и при других людях, кроме мамы, потому что любое неосторожное слово могло нам обеим стоить жизни – уж этот-то урок я усвоила крепко».

Книга Нелли Косско рассказывает правду – правду чувств, ощущений, размышлений, воспоминаний, мечтаний.

Участники переводческой номинации Всероссийского конкурса «Друзья немецкого языка», инициированного Международным союзом немецкой культуры (МСНК), в 2012 году с удовольствием переводили отрывки романов Нелли Косско с немецкого языка на русский. В планах МСНК – подготовить методические задания к книге-новинке, которую читатель сейчас держит в руках, сопоставить авторский перевод с переводами других литераторов.

 

 

 

 

↑ 54