Кызыл – Бийик (Из жизни изыскателей) (31.01.2019)

 

Мартин Тильман

 

Это было на старой Токтогульской дороге, которая вилась вдоль правого берега реки Нарын. Нам, изыскателям, было дано задание произвести необходимые геодезические съемки для составления проекта реконструкции этой дороги, ибо параметры ее не вписывались ни в какие технические требования. Дорога была узка, местами скалы настолько низко нависали над ней, что в кузове грузовой машины опасно было ехать стоя: можно было лишиться головы. В глубоком каньоне реки Нарын лежали остовы рухнувшие туда автомобили. Полевой лагерь разбили вблизи небольшой высотки Кызыл-Бийик. Недалеко от лагеря пролегал небольшой, но довольно широкий лог, в нём мы обнаружили одичавший виноград, которым лакомились временами. В этом логу в давние времена, очевидно, кто-то жил, имел виноградник, который надолго пережил своего хозяина.

В урочище Кызыл-Бийик была уйма скорпионов. Под каждым камнем вокруг палаток можно было обнаружить одного, а то и целое семейство. И прежде чем поселиться в палатках, мы очистили местность от живности, затем внутри выстлали пол кошмами. Насекомые любили прятаться в складках палатки с солнечной стороны. «Знатоки» высказывали мнение, что скорпионы не лезут на кошмы и через волосяные веревки, что пахнут овцами и козами, которые их поедают с превеликим удовольствием, невзирая на ядовитое жало.

Как-то с Михаилом, моим приятелем, мы припозднились, так как производили обмерные работы вдали от лагеря. Машина, которая должна была за нами приехать, не пришла, идти пешком после трудового дня было не под силу. Дело в том, что Михаил во время войны на Ленинградском фронте был ранен в ногу, которую пришлось ампутировать выше колена. Однако, несмотря на протез, он принимал участие почти во всех изыскательских работах. Приходилось удивляться, как он с помощью трости и мышц рук лазал по скалам... Вот и теперь мы провели вместе весь день, идти пешком в лагерь, расположенный в девяти километрах, уже не было сил. Сели под скалой на краю дороги и стали ждать случая... Небо темнело, накрапывал дождь – очень редкое явление для этих мест. И вдруг мы услышали рокот мотора. Грузовая машина появилась из-за выступа скалы. Мы замахали, и машина, нагруженная кипами кож, остановилась. В кабине сидело двое, оставалось залезть наверх и уцепиться за упаковочные веревки. Подтолкнув Михаила снизу (он с трудом взобрался наверх), я присоединился к нему. Мы уселись на расчаленое запасное колесо, и машина рванула с места. Нам нужно было следить за нависающими скалами, чтобы вовремя пригнуться либо прилечь. От дождя кожи сделались скользкими, мы соскальзывали с колеса, и только крепкие тогда еще руки удерживали нас наверху. Водитель с напарником были, очевидно, «навеселе», всю дорогу орали песни и ни разу не спросили, как там наверху «сидится»... Приходилось удивляться, как Михаилу при такой езде удалось удержать на ноге свой протез. В десятом часу вечера машина подъехала к лагерю. Сползли с кипы кож, но не могли идти: нас шатало. Посидев немного на краю дороги и набравшись сил, мы направились к палатку.

Утро начиналось обычно: переворачивали каждый камень вокруг лагеря и освобождались от скорпионов. И я впервые увидел самку с «младенцами». Они сидели на матери, тесно прижавшись друг к другу, отчего самка казалась лохматой, обросшей волосами. Но когда потомство разбежалось, лохматость исчезла. Я насчитал двадцать один, однако многие скрылись до того, как начал их считать.

С Михаилом мы жили в одной палатке, в ней друг против друга было установлено два топчана, на которых, как и на полу, лежали кошмы – зашщита от скорпионов. Однажды я сидел на топчане, свесив ноги, и брился. Напротив, читая газету и комментируя содержание, сидел Михаил. Вдруг Михаил замолк, что бывало с ним редко. Я посмотрел в его сторону и увидел, что он бледнеет и в упор смотрит на мои ноги. И тут я увидел, что по моим брюкам ползет скорпион, он добирался уже до колена... Что делать? Я слегка развернулся, стал ждать удобного случая и, изловчившись, щелчком выкинул его из палатки... Это было для него так неожиданно, что он не успел ввести в действие свой хвост с жалом.

Вот тебе и кошмы... Вот и верь после этого «знатокам»...

2005

 

 

 

 

 

 

↑ 78