Трудный путь домой (гл. «Первая остановка посёлок Паромный») (31.11.2017)

Андрей Шварцкопф

 

В Томске всех переселенцев перегрузили на баржи (Баржа - плоскодонное несамоходное грузовое судно, которое берётся в таск, на буксир, маленьким пароходом), по реке Томь вышли на реку Обь и плыли дальше на север, затем свернули влево в р. Чая. Катер плыл, пока было возможно, причалил к берегу, и всех разгрузили. Никакого населённого пункта, кругом дремучая сибирская тайга. Катер с баржами отплыл и взял курс вниз по реке, оставив женщин и детей в лесу. Плачу детей и многодетных матерей не было конца. Семья попала в пучину ада.

На следующее утро, после отплытия парохода, мужчины решили принять какие-то меры. Сначала надо было узнать, кто находится рядом. Недалеко на берегу реки было несколько строений. Это были бараки будущего посёлка Паромный, где должны будут жить. Это был Чаинский район нынешней Томской области, в тот период Новосибирской области.

Мама рассказывала, что самое страшное было, когда вечером легли спать. Расстелили палатку на землю и легли спать под открытым небом. Кто бывал в Сибири летом да ещё переночевал один раз в лесу, знает, какое это адское наказание «спать в лесу», когда комары тучами вокруг и, как коршуны, нападают на жертву. В эту ночь мама просидела с длинной березовой веткой с листьями и махала над детьми, отгоняя комаров, чтобы дети могли немного поспать. Бывший первый секретарь Томского обкома партии Егор Кузьмич Лигачёв в своих воспоминаниях о Томской области сказал: «Недаром говорили: Бог создал рай, а чёрт – Нарымский край». Действительно, край этот - адский. В одной из передач Леонида Якубовича «Поле чудес» на русском первом канале на вопрос «одного из западных знаменитостей, побывавшего в Сибири, сказал, что если бы он стал императором, то заменил был гильотину на казнь другими методами. На вопрос, какой предложил бы он метод? Ответ был: «Комарами». Вот казнь комарами страшнее гильотины. Это мы позднее научились в Сибири жить с комарами - разводили дымокур и выгоняли сначала всех комаров из помещения, затем всё плотно закрывали, а потом уже ложились спать.

Я иногда рассказывал жене и детям о комарах в Сибири, но никто не верил в их многочисленность и агрессивность, сравнивая с комарами Казахстана. В 1980 году я решил свозить жену и дочь в Сибирь, на свою Родину. Время уже было другое, от села Шегарки на Север была уже гравийная дорога. И вот мы отправились на «жигулях» (легковой автомобиль типа старого фи-ата). На второй день путешествия пришлось заночевать, не доезжая 17 км до нашего районного центра села Бакчар. А остановились потому, что начало темнеть и дочь испугалась ехать дальше. В то время шоссейная дорога только строилась. С обеих сторон грунт с помощью мощных бульдозеров выталкивали на будущее полотно дороги. Дорога поднималась очень высоко, а в выемках по обочинам образовывались озёра. Было такое ощущение, что едешь по узкой дороге, возвышающейся над водой сплошного болота. А мы рассказывали детям, что в Сибири много болот и надо быть осторожным, когда бываешь в болотистой местности, чтобы не затянуло тебя в болото. Остановились в деревне Поротниково. Прожив чертверть века в Казахстане, я забыл про комаров. Решил палатку расположить на берегу тихой речки Бакчар, приготовить ужин и посидеть на берегу. А речка так манила. Машину оставил на краю деревни и пошёл выбирать место для палатки. На берегу реки стояло большое раскидистое дерево. Под ним решил я устроить свой полевой стан. С собой у меня была паяльная лампа. В то время её использовали как источник огня для приготовления пищи в полевых усло-виях. Не успел я остановиться на берегу, как налетели комары. Их становилось всё больше и больше. Стал отмахиваться. Отмахивание уже не помогало, пришлось ретироваться бегством. Я побежал, комары за мной, я сильнее - комары не отставали. Жена рассказывала позднее: «Я думала, что случилась какая-то беда, бежишь и машешь руками». И когда позднее кто-то говорил, что много комаров на огороде в Казахстане, жена уже никогда их не поддерживала, зная, что такое «много комаров». Хозяйка, где мы остановились, разрешила нам поставить палатку у их дома. Мы выгнали комаров, налетевших в палатку во время её установки, закрыли её плотно и легли спать...

Прежде чем я начну приводить исторические документы, хочу сделать примечание. Работая с документами, выданными российскими служащими, надо быть очень внимательным, так как молодые люди, не зная историю своей страны и не интересующиеся её прошлым, пишут бумаги, не задумываясь об исторической правде.

Пример 1. В книге «Боль людская», том 1, написано, что Больц И. И. родился в 1901 году в Новосибирской области. Тогда такой области не было, а была Томская губерния. Книга выпущена томскими авторами, они ведь знают это, но написали так потому, что в допросных документах в архивах следователь написал в 1938 году место рождения, которое в то время, когда вёл допрос, относилось к Новосибирской области. Авторы переняли автоматически место рождения, не проверив истинное название местности.

Пример 2. Точное место рождения отца до сих пор не установлено. В письме от 21.06.2005 г. № 4557 Федеральной службы безопасности Управления ФСБ по Томской области написано, что место рождения отца Подсосновка Омской области. В ответе от 05.04.2006 № 654/ 06 Генерального консульства Российской Федерации в Бонне написано: «В связи с Вашим обращением, сообщаем, что по информации Государственного архива Омской области сведений в метрических книгах Омской евангелическо-лютеранской церкви, Омского римско-католического приходского польского костёла и православных церквей г. Омска о рождении в 1895 г. Андрея Васильевича Шварцкопа не обнаружено. С уважением...(подпись). Отдел нотариата». В справочнике «Немецкие населённые пункты в СССР до 1941 года» я не нашёл такого села Подсосновка в Омской области, а есть с. Подсосново Славгородского (Немецкий, Ново-Алексеевский) района. На моё письмо от 27.02.2006 в г. Славгород ответа не получил. А вот что пишет мне Людмила Плеве: «...Информация о рождении Heinrich Schwarzkopf, 20.11.1895 , как и его матери, взята из посемейных списков колонии Doen-hof, поскольку Heinrich Schwarzkopf не был рождён в колонии Doenhof, как и его родители не были венчаны в колонии Doenhof (иначе бы я точно назвала дату венчания Wilhelm Schwarzkopf и Anna Maria Karl, ведь церковные документы венчавшихся за 90-е гг. 19 в. сохранились без каких-либо пробелов). Колонисты в конце 19 в. нередко выезжали на заработки за пределы собственной колонии, но данные об изменениях в составе семьи присылались в официальных справках. Эту информацию и переносили в посемейные списки. В посемейных списках нередко встречается информация об уехавших колонистах на Кавказ, в Сибирь и даже в Америку...»

3. В «Анкете арестованного», которую я получил в июле 2007 года в ФСБ по Томской области, написано: дата рождения отца 24 ноября (фактически родился он по документам исследования Л. В. Плеве 20 ноября) 1895 года, место рождения в Славгородском округе бывшей Томской губернии, село Под-сосновка. Это уже ближе к истине. Надо искать в Алтайском крае. В архивной справке центра хранения Архивного фонда Алтайского края № К33 05.06.2006 написано: «В центре хранения Архивного фонда Алтайского края имеются све-дения о том, что Шварцкопф (так в документе), немец, 42 лет, выходец из Саратовской губернии, переселился в Сибирь в 1892 году, поселился в п. Самарский Успенской волости Змеиногорского уезда Алтайской губернии в 1900 году». (Опять в официальной справке написана неправда: в то время не было Алтайской губернии, а был Западно-Сибирский край Томской губернии, в ко-торую входил будущий Алтайский край).

Есть три круглые печати на этом документе: Управление архивного дела Ал-тайского края, Федеральное архивное агентство (Росархивагентство) ОГРН 1047710027683 и на Апостиль печать Управление архивного дела администрации Алтайского края ОГРН 10022201771074. Кому можно верить!?

Я писал письма в Управление ФСБ по Алтайскому краю по адресу 656 099 Барнаул – 99. Проспект Ленина д. 30 от 01.08.2005 г., в котором просил ответить на мои вопросы: 1. За что раскулачены мои родители?; 2. Где, когда и кто осудил мою бабушку и трёх моих дядей семьи Гутманн?; 3. Когда и где умерли они?; 4. Где похоронены они?. Здесь же просил, если это возможно, выслать мне копии «Обвинительного заключения» осужденных, «Документы допросов», «Постановления суда» и «Постановления пересмотра дела». Ответа не получил. Второе письмо отправил 11.02.2006 г. персонально на имя зам нач. Управления ФСБ господину Тарасову В. А. Я приложил копию первого письма, в котором изложил свои просьбы и дополнительно просил помочь установить место рождения родителей, ведь хранятся там эти документы. Ответа непосредственно от Управления я не получил. Но Центр хранения Архивного фонда Алтайского края выслал мне короткие справки: из 19 строк на деда Шварцкопфа В.Ф., 13 строк на бабушку Гутманн Е. А. с семьёй, по 12 строк на моих дядей Гутманна А. И., Гутманна В. И. и Гутманн И. И., в которых пытались изложить ответы на мои вопросы. 19 января 2007 года написал письмо непосредственно в Центр хранения Архивного фонда Алтайского края, теперь ведь уже был адрес этой службы. В письме просил:

Сообщить перечень документов на моих родителей, хранящихся у них, и сообщить стоимость обработки этой услуги;

Выслать копии актов («рапорты», «сообщения», или как они там назывались) сопровождения ссыльных семей Шварцкопфа В. Ф.;

Выслать мне копии «Анкеты арестованного» моего деда и отца и другие просьбы. Всего было 8 пунктов дополнительных просьб. Ответа нет.

 

↑ 559