Трудный путь домой - 7 (31.05.2017)

 

 

Андрей Шварцкопф

 

О внутриполитической обстановке в России в конце 19-го начале 20-го веков и при Столыпинской реформе

 

Оценивая общую политическую обстановку России того периода, следует от-метить, что из-за крайне ухудшившегося положения народных масс, нежелания и неспособности царского правительства разрешить наиболее серьёзные про-блемы рабочих, крестьян и внутриполитического положения во всех слоях об-щества росло недовольство бездеятельностью власти. Россия в конце 19-го и начале 20-го веков была захлёстнута волной терроризма и революционного движения. Убийства политических деятелей, забастовки рабочих, разграбление помещичьих владений стали массовыми. А период с 9 января 1905 г., после расстрела мирной демонстрации (1200 убитых и около 5000 раненых), вошёл в историю как начало первой русской революции. Революционеры разного толка толкали страну в пропасть хаоса и безвластия. Выступления масс носили всё более организованный характер и охватывали всё больше людей разных сос-ловий. Весной 1905 года по всей России развернулось мощное крестьянское движение с разгромами помещичьих усадеб, с самовольной запашкой их зе-мель и дележом имущества. Ко всему этому добавилось и недовольство пора-жением в русско-японской войне (1904-1905), цели и смысл которой широкому кругу общества и военных не были понятны.

Царь со своим правительством теряли контроль над ситуацией в стране. Для снятия напряжения они вынуждены были пойти на уступки. 17 октября 1905 го-да царём был подписан Манифест, даровавший свободу слова, печати, собра-ний и союзов. Вторая дума вновь созданного чуть ранее нового представитель-ного органа власти наделена была законодательной властью. Таким образом самодержавный государственный строй был реорганизован в конституционно-монархический. Политическое напряжение было несколько снято, но проблемы трудовых масс остались нерешёнными, волнения и терроризм продолжались.

В конце апреля 1906 г. Николай II пригласил к себе Столыпина и в приказном порядке заставил его принять должность министра внутренних дел. Свою зада-чу на этом посту Столыпин видел в первую очередь в наведении порядка в стране. Главными внутренними врагами Столыпин считал революционеров, которые вели страну к катастрофе. В июле того же года он стал председателем Совета Министров. Это был умный, смелый и жёсткий руководитель, и борьбу с революционным движением он вёл бескомпромиссно и решительно. Массовый характер для возмутителей беспорядков при нём получили ссылка в Сибирь и северные районы и тюремное заключение. А в августе 1906 года Столыпиным был подписан Указ о чрезвычайном порядке, по которому были введены воен-но-полевые суды. Они были обязаны завершить судопроизводство над «бун-товщиками» в пределах 48 часов. Выносили они в основном смертный приго-вор через повешение, который должен был быть приведён в исполнение в те-чение 24 часов. За три года (1907-1909) по приговорам этих судов было казне-но более трёх с половиной тысяч человек. Благодаря решительным мерам к июню 1907 г. с первой русской революцией было покончено, в стране восстано-влен относительный порядок и спокойствие. Революционеры обвинили Столы-пина в излишней жестокости, приговорили его к смерти и начали на него «охо-ту». Свою речь 10 мая 1907 года, обращённую к радикальным силам, Столыпин завершил словами: «Вам нужны великие потрясения, нам нужна великая Рос-сия». И эти слова, после приведения революционерами своего приговора в ис-полнение, будут выбиты на его памятнике. А разбежавшиеся «по заграницам» и ушедшие в подполье революционеры, заслужившие, но избежавшие виселицы, назовут Столыпина «душителем революции», придумают термин «столыпин-ский галстук» и будут готовить страну к новым потрясениям, а их идейные по-следователи со своей позиции представят его в советской историографии реак-ционной личностью.

При всей приверженности Столыпина российскому самодержавию он был в первую очередь реформатором России с чёткими и ясными программами прев-ращения её в сильную державу с богатым населением. Выступая перед думой, он объявил направления своей политики в подготовке важнейших законов: о свободе вероисповедания, о неприкосновенности личности и гражданском рав-ноправии, об улучшении быта рабочих и государственном их страховании, о ре-форме местного самоуправления, о преобразовании местных судов, о реформе высшей и средней школы, о подоходном налоге, о реформе полиции и др.

Главной задачей экономического развития страны для Столыпина было соз-дание в деревне мощного слоя зажиточного крестьянства. Ещё проживая в сво-ём имении, он видел богатые хутора немцев и поляков в соседней Пруссии и задавался вопросом - почему русские деревни им проигрывают. И эта тема его уже никогда не покидала. Получив назначение губернатором в г. Саратов, он снова видит богатые и хорошо обустроенные немецкие колонии, видит, как ко-лонисты, будучи хозяевами своей земли, заботливо организовывают своё хо-зяйство и зажиточно живут. И эти наблюдения он мог всегда сравнивать с удру-чающими впечатлениями в соседских русских сёлах. В отчёте царю о положе-нии в губернии он предлагает: «Дать выход энергии и инициативе лучших де-ревни».

Путь улучшения землепользования в стране Столыпин видел в разрушении крестьянской общины. Закон, который с большим трудом четыре месяца после прихода к руководству ему удалось 9 октября 1906 года провести, максимально облегчал всем желающим выход из общины с правом владения землёй. Доста-точно было подать заявление через старосту, и селянин становился хозяином и вечным пользователем своего участка земли, становился мелким собствен-ником. Земля превратилась в товар, её можно было продать и купить. Это акти-визировало и деятельность созданного ещё в 1882 году Крестьянского банка, им скупалась помещичья земля, и она переходила в руки мужиков. Банк давал ссуды лицам, желавшим как продать так и купить землю, причём проценты кре-стьянских кредитов оплачивало государство, то есть налогоплательщик. Об-щинной земли оказалось недостаточно, и в крестьянское пользование стала пе-редаваться казённая земля, но при этом исключались бедняки, не имевшие ло-шадей и инвентарь.

Как писала дочь Мария Столыпина: «Проведением хуторской реформы, где каждый крестьянин становился сам маленьким помещиком, уничтожалась партия социал-революционеров. Поэтому понятно их стремление остано-вить реформу». Ленин тоже признался: «Если столыпинская политика про-держится действительно долго, тогда добросовестные марксисты прямо и открыто выкинут вовсе всякую «аграрную программу», ибо после «решения» аграрного вопроса в столыпинском духе никакой иной революции, способной изменить серьёзно экономические условия крестьянских масс, быть не мо-жет». К 1916 году из общин выделилось более 2,5 миллиона крестьян, то есть 22 % всех крестьянских хозяйств. Правда, более половины свою землю про-дали, но это был характерный процесс раскрестьянивания любой страны, раз-вивающейся в капиталистическом направлении.

Результат аграрной реформы сказался очень быстро. Как пишет Вячеслав Хотулёв: «Это было время невиданного экономического подъёма страны, совершенно невероятных урожаев... Урожай зерновых превышал урожай Америки, Канады, Аргентины вместе взятых. Запас зерна был таков, что его излишками почти два года кормили страну после революции 1917 года».

Но довести земельную реформу до конца Столыпину не удалось. Он натолкнулся на противодействие крупных землевладельцев, царское окружение и лично царя, которые будучи сами крупнейшими землевладельцами, не хотели нарушать свой традиционный уклад жизни и расставаться с землёй, но и сами не хотели и не были в состоянии её обработать.

Другим направлением решения «проблемы безземелья» и сельской бедноты Столыпин видел в переселении части крестьянства из европейской части России на бесконечные просторы Сибири. И хотя переселение уже ранее было разрешено, оно продвигалось очень медленно, особенно среди русских крестьян, привязанных к общинной земельной собственности. С принятием 19 сентября 1906 года закона «О передаче Кабинетных земель в Алтайском округе в распоряжение Главного управления Землеустройства и Земледелия для образования переселенческих участков» и 9 октября 1906 года Закона о разрушении общины, переселение в Сибирь приняло организованный и массовый характер. Переселенцы получали денежное пособие и ссуду, освобождались от несения государственных повинностей на три года и от налогов на пять лет. Наличие свободной и недорогой земли, а также льготы привлекли большое количество желающих переехать в Сибирь. В ходе переселений было вывезено более трёх миллионов человек. Однако, из-за неподготовленности землеустройства и приёма такой массы в местах поселения, а также нежелания трудиться на земле около 16 % переселенцев предпочли вернуться назад, и многие превратились в сельские деклассированные элементы. Они, вероятно, и стали позднее опорой большевиков на селе после октябрьского переворота.

Смерть Столыпина была неизбежна, так как задуманные и начатые им ре-формы шли в разрез экстремистски настроенным революционерам, лишая их почвы и лозунгов для мобилизации народных масс на смуты, но заходили и слишком далеко для царя и крупных землевладельцев.

Столыпин для проведения своих реформ не обладал необходимой полнотой власти. Премьер-министр был как бы управляющий делами при императоре, за которым оставалась решающая подпись и который был главным препятствием на пути реформ Столыпина. Судьба Столыпина была решена уже до его убийства. Он должен был быть отправлен в Тифлис наместником Кавказа. Убийца Багров лишь избавил царя от принятия такого решения. (Приложение № 8-9.)

Поэтому после смерти Столыпина все реформы были прерваны, но переселение в Сибирь не остановилось, а профессиональные революционеры-большевики получили один из важнейших лозунгов «Земля крестьянам» для разложения царской армии из солдат-крестьян и получения поддержки у беднейшего крестьянства на селе в революции 1917 года..

(Любознательному читателю, желающему несколько более подробно озна-комиться с личностью Столыпина П.А. и политической обстановкой в пери-од его деятельности, следует обратиться кПриложению № 8.)

Не располагая конкретными фактами проявления столыпинских реформ на жизни и работе моих родственников на Алтае, можно всё-таки полагать, что как вольные, предприимчивые и преуспевающие крестьяне-колонисты они просто не могли не воспользоваться теми льготами, которые были предоставлены его реформами. Каждая семья могла взять государственный кредит в размере 165 рублей. Молодые мужчины освобождались от воинской службы.

В 1908 — 1914 гг. переселились около 2,3 миллиона человек, среди них много немцев с Украины, Кавказа и Поволжья. Только на Алтае до 1906 года посели-лось около 650.000 человек различных национальностей. В период этого пере-селения особенно часто смешивались различные немецкие группы между собой. Переселение не было плановым, как при Екатерине II, а больше хаотичным.

Основным побудительным мотивом к переселению немцев была ограниченность земельных ресурсов в сочетании с быстрым естественным ростом немецкого населения. Дополнительный толчок миграции придала в начале XX века столыпинская аграрная реформа и тогдашняя переселенческая политика правительства России. В этот период возникли многие немецкие сёла и хутора в Сибири и Казахстане.

Особенно большой поток мигрантов наблюдался после проведения столы-пинской земельной реформы. Немецким переселенцам был предоставлен ряд привилегий.

Государство оплачивало около 1/3 затрат на переезд, дети до 9 лет переез-жали бесплатно. Барнаульская управа взяла на себя обеспечение немецких посёлков колодцами, т.к. водоносные слои в Кулунде залегали глубоко, да и во-да была солоноватая, что осложняло занятия сельским хозяйством. Благодаря трудолюбию и деловитости, алтайским немцам быстро удалось превратить скудную местность в процветающий регион, в котором, в первую очередь, воз-делывалась пшеница, причём объемы урожаев превышали потребность. Не-мецкие переселенцы строили на Алтае жилища в соответствии с их хозяйствен-ной традицией. Жилой дом, подсобные постройки, колодец – всё под одной крышей, что было особенно удобно при плохой погоде, снеге, сильном ветре. Постепенно русское население переняло эту практику, которая используется до настоящего времени.

продолжение следует

 

↑ 755