Мрачная сказка (31.05.2017)

 

Е. Гриненвальд

 

* * *

Белая сажа, сиреневый лед,

В этом краю весна не цветет.

В проруби солнце встречает рассвет,

Хрупкой стекляшкой бьется ручей.

Снежным огнем милосердная мгла

Птиц опаляет, печальны крыла.

Камень-Угрюм залежался в пыли,

Путнику здесь одному не пройти.

Правит в краю том волшебный мороз,

Много он жизней невинных унес.

* * *

Алый рассвет озарял каждый раз

Маленький дом на опушке в цветах:

Сруб дровяной золотился росой,

Окна мерцали тонкой слюдой –

Шторки синие белой рукой

Отодвигали, бывало, порой.

Робко ловил кто-то солнечный луч

Взглядом, в котором плавала грусть.

Девушка в доме том тихо жила,

Всегда одинока, печали полна.

В ней различил с детских лет красоту

Страшный колдун, коварный Урсул.

Вдруг заявился ночной он порой

В мирной деревне, стоявшей средь гор.

* * *

Грозным словом звёзды закляв,

В дом предназначенный он постучал.

Гостеприимной была та семья,

Что в этом доме счастливо жила.

Двери открыв, пригласили к столу,

Ложе на ночь предложили ему.

Он согласился. Когда сон объял

Всех домочадцев, тихо вдруг встал,

Синий огонь для себя он зажег –

В поисках детской по дому пошел.

И, отыскав заветную дверь,

Детства дыханье услышал за ней.

Внутрь вошел он, где кроха спала.

Восемь ей было, кукла в руках,

Волос русый вился из кос,

Черны ресницы дрожали от слез.

Снится виденье ей черных ворон,

А над кроваткой колдун уж склонен.

Глазки раскрыла она, обмерла.

Молод, красив он, но в черных глазах

Злобная сила на волю рвалась.

Пальцем взмахнул, два слова сказал -

Вмиг закружился теней карнавал.

Дале – лишь домик в лесу день встречал.

* * *

С дрожью ручонку она подняла –

Не было в комнате уж колдуна.

Дом был точь-в-точь, как у нее,

Только была одна она в нём.

В тёмном углу записку нашла:

«Сроку дам десять, чтоб ты подросла

И красоту свою сберегла,

Но подальше от лживых людей

В доме живи. Он во власти твоей.

Звери помогут устроить твой быт –

В нём уберут, достанут еды.

Но заклинаю: в лес не ходи.

Тёмен, опасен он, полон беды.

Нынче прощай, поймёшь всё сама,

Лет чрез десять меня ты встречай».

Так потекли за годом года.

Звери послушны ей были всегда.

Ее понимали с первого слова -

Ей не хватало общенья живого.

* * *

В соседних же селах уж множились слухи

О девушке юной, прекрасной, живущей

Средь леса глухого. И сто храбрецов

Погибли, не нашедши ее.

Древесные духи, болотные твари

В лесу козни свободно сплетали.

* * *

Вдруг летом волшебным морозом схватилась

Поляна цветущая, но девушка та

С годами стройнее и выше росла,

На бледном лице голубые глаза,

Нежнейший румянец играл на ланитах,

Уж розовых губ, казалось, должна

Улыбка коснуться, но печали полна,

Она позабыла, сколько ей лет –

Ждала избавления каждый рассвет.

И утро за утром - ничто не менялось,

Обычная жизнь в тиши продолжалась.

* * *

Однако однажды в вечернюю пору,

Когда закрывались цветы уж на поле,

Из леса дремучего, зыбкой тени

Серебряный волк на поляну ступил.

Красавица, что безмятежно сидела,

В траве предвечерней его разглядела.

Сначала испуганно вся обмерла,

Но были у волка людские глаза.

С заботой он умно смотрел на нее,

А свет отражался на шерсти его.

Он к ней подошел. Она протянула

К нему свои руки. Он носом в них ткнулся.

С минуту он так постоял, облизнул их,

Схватил аккуратно ее за рукав

И в сторону леса тянуть ее стал.

Внезапным доверием к зверю проникшись,

В молчании встала, и волк, встрепенувшись,

Ее потянул чуть сильнее, она

На дом обернулась… и к лесу пошла.

Холодный и страшный, он тут же ее

Окутал туманом. А волк с ней идет,

Сияет и путь освещает вперед.

* * *

Опасен и труден был их переход,

Не раз подбирался к ним леший хромой,

Не раз загорались чьи-то глаза,

Но волк, ощетинившись, грозно рычал.

И девушка вся, чуть живая от страха,

Шла рядом, боясь отступить на полшага.

Деревья шептались на странном наречье,

А травы за ноги хватали, как плети.

Шел волк, серебрился на каждом шагу,

Готовый встречать любую беду.

И девушка шла, забыв про усталость,

Таинственным волком она восхищалась.

* * *

Пока они шли, она удивлялась,

Тем силам, что жизнь ее круто меняли.

Кем был этот волк? Почему он ей друг?

Зачем и куда они вместе идут?

Меж тем любовалась она грозным зверем:

В серебряной шерсти искры блестели

Катались под кожею мускулы, лапы

Ступали бесшумно, пружиня на травах.

Была в нем могучая гордая стать,

Загадка и сила светились в глазах.

* * *

И был он грамотным проводником,

Следил, чтобы не было ям под травой,

Пролеском шел, когда солнце поднялось

И жаром полуденным день напитался.

В тени тех деревьев идти им легко,

Вдруг пересекся путь ручейком.

Водица в нём чище горной росы,

Черники кусты вдоль кромки росли.

Черникой она подкрепилась слегка,

На отдых под тенью березы легла,

Лилась тихой песнью вода ручейка,

И сном неглубоким забылась она.

Принюхавшись, пристально все оглядев,

Свернулся калачиком волк рядом с ней.

* * *

Поднялся из трав воздух сочный и пряный,

Сетями из снов он окутал сознание.

Девица увидела трепетный сон,

В котором ее кто-то за руку вел,

Уверенно, смело, сквозь поле, сквозь лес,

К горам, серым, мудрым, закрытым от всех

И там для нее надежный приют,

Там каждое утро птицы поют,

Там много фруктовых плодовых деревьев,

Корений и ягод, лечебных растений,

И тот, кто привел, ей добрый друг,

И мягким теплом наполняется грудь…

Прервался здесь сон, растаяла дымка,

Померкла возможного счастья картинка.

* * *

Девица открыла глаза, удивилась:

С ней рядом волк и дышит он мирно,

Спокойно, без страха он рядом прилег,

Мерцает на солнце его мягкий бок.

Ласкающим, плавным, чуть робким движеньем

Решилась погладить могучего зверя,

И пару минут в глубоком молчанье,

Он ей позволял его тихо гладить,

И плавала грусть в его светлых глазах,

Когда он, вздохнув, к ней морду поднял.

* * *

Они поднялись и продолжили путь,

Задумчив был волк, девица – ничуть,

То улыбнется, то напоет

Мотив, легкий, нежный,

То цветок вдруг сорвет,

И волк тут словно бы принял решенье,

Как будто сменил пути направленье.

Как только затих алый вечер листвой,

На круглой лужайке у кромки лесной,

Остались они на отдых ночной.

Девица легла, но стынет трава,

Холодная дрожь ее пробрала,

Под руку ей волк подлез и прижался,

В тепло его шерсти она погружалась,

Как в сон…но недолго продолжился он.

* * *

Движеньями лап и мокрым носищем

С восходом луны ее волк потревожил.

Проснулась и села, а волк отошел,

На центр поляны, в лунный поток

И вдруг как будто бы начал светиться

И в облаке дыма стал он кружиться.

Испуганно девушка вскрикнула, встала

Бежать или нет, она сомневалась.

Рассеялась дымка, пред нею остался

Высокий мужчина в штанах и рубахе.

Увидев, что девушка вся замерла,

Он руки поднял, сказал ей слова:

" Не бойся, тот серый я волк,

И чары на мне лежат уже год,

Тебе расскажу я все прямо, как есть,

Сама решайся, что делать тебе.

Урсул, тот колдун, что похитил тебя,

Мой дядя, что к себе на учение взял.

И много заклятий и ритуалов

Я с ним изучил, и много обрядов

Мы с ним провели, духов тьмы вызывая.

Мы были дружны, я ему доверял,

Его наставленьям слепо внимал

И рад был ему угодить своей службой

И вот в один день он сказал мне, что нужно

Стать волком и год жить в волшебном лесу,

Его изучить, привыкнуть к нему,

Найти на опушке, покрытой цветами,

Избушку и деву, что в нем ожидает

Свое избавление, и надо сберечь

Её. Я согласился тебя постеречь.

* * *

Когда же впервые увидел тебя,

Я даже не думал, что может быть так,

Как будто попала мне молния в сердце,

И стала крутиться быстрее планета

И воздух стал пьяным, и свет стал нежнее,

И ярче цветы, и трава зеленее,

Сияньем твоим все вокруг озарялось,

Теплом и надеждой земля напиталась,

Что раньше суровой и жесткой была,

И смыслом наполнилась жизни тропа.

Я мучился страшно, терзался в сомнениях,

Пытался найти проблемы решенье

Ведь ты для Урсула невестой была.

Возможно ли, чтобы его я предал?

С другой стороны, не по собственной воле,

Урсула женою ты стала бы вскоре.

Тебя он похитил малолетним ребенком,

Одна ты росла, без семьи и заботы

Жестоко решил за тебя он судьбу,

Тебя подчинив колдовству своему.

Я вывел тебя из волшебного леса

Не зная еще, поступить как в дальнейшем,

Где правильный путь - верность? любовь?

Кто ближе мне, чей мне дороже исход?

Но день этот, будучи рядом с тобой,

Я понял, решать тебе нужно самой.

* * *

Поэтому вот тебе три предложенья:

Мы можем найти родную деревню,

И домик твой старый, былую семью,

Останешься жить там, а я в лес уйду.

А хочешь, пойдем дальше к магу Урсулу,

Он в мрачную сказку тебя заколдует.

Но если готова принять ты любовь,

Тебя позову я пойти за собой,

Есть дивное место вдали от людей,

Где сможем мы жить, не зная потерь.

Тебе я помощником буду и другом,

А если захочешь, то стану супругом.

Но если не будешь ты влюблена,

То будешь ты мне, как родная сестра»

Замолк он, и девушка тоже молчала,

Ее удивленье предела не знало,

Как быть, что сказать, как решенье принять?

Всю жизнь училась она только ждать.

* * *

Вдруг шорох раздался, как будто бы ветер

Пробрался сквозь ветви могучих деревьев,

И стал нарастать, как гроза, этот шум,

Сквозь зубы взрычал волк-мужчина «Урсул!»

И тут же возник из огня чернокнижник

Высокий и белый, в черных одеждах

«Предатель! - вскричал он, - меня обманул

Врага воспитал я, пригрел я змею!

Невесту мою, что берег десять лет,

Увел ты обманом, чтоб сделать своей,

Умрешь ты жестокой, мучительной смертью

И кровью покроешь мою жажду мести!»

Летели от мага шары из огня,

Но волк был проворен, ни один не попал.

Тогда с громом тяжким посыпались стрелы,

Но волк отразил их очень умело

И смело накинулся на колдуна.

Багряным огнем та ночь расцвела,

Сходились не раз два волшебника сильных

Столь яростный бой проходил между ними

Что с треском валились деревья в лесу,

Могучим был волк, был страшен Урсул.

* * *

Но ближе к рассвету ослаб серый волк,

И девушка видит: он скоро падет.

За битвой всю ночь она наблюдала -

О волке и маге размышляла.

Ей близок волк, противен Урсул -

Не хочет быть женой колдуну.

В тревоге вокруг себя огляделась

И камень увидела между корнями

У камня острый зазубренный край

Ужасная мысль у нее родилась.

И хочет не думать, но слаб уже волк,

В крови уже его левый бок.

* * *

Урсул словно слеп, борьбой увлечен,

В пылу кровавом лишь врага видит он,

Когда же удар получил он в затылок,

Он был поражен – и рухнул на спину,

Он девушку видит, руку подняв,

Проклясть ее хочет, девушку страх

Заставил метнуть ему камень в висок

Так смерти покой чернокнижник обрел.

Но странное дело, как будто бы дым,

Поднялся над телом Урсула и вмиг

Окутал девицу, она закричала

И дым ей в кожу весь пропитался.

Смотрел изумленно недвижимый волк,

Потом пошатнулся, на землю прилег.

* * *

В слезах к нему девушка кинулась, он

Дал ей осмотреть свой пораненный бок,

Она наклонилась и зарыдала,

Слезами, капая, его исцеляла.

Увидев, что рана почти затянулась,

Отпрянула дева, не зная, что думать.

А волк посмотрел и грустно сказал:

«Вся сила Урсула к тебе перешла,

Теперь ты колдунья, как был раньше он».

Она разрыдалась, было ей тяжело,

Ей волк обещал, что поддержит ее,

И если хочет жить средь людей,

Научит держать эту силу в узде.

Он был очень добр, ее утешал,

Хоть после сражения страшно устал.

И вот, в предрассветное тёмное время

Они задремали под бледнеющим небом.

* * *

Когда же она приоткрыла глаза,

С ней рядом не волк, а мужчина лежал.

Смотря, как он спит, она размышляла,

Как далее жить, она путь выбирала.

Спокойствием странным наполнилось сердце -

Ведь волк ее спас, вывел из леса,

Свободу ей дал, не стал колдуном,

Он жизнь готов отдать за нее.

* * *

Что люди? Жизнь среди них что ей принесет?

Он верный ей друг, помощник во всем.

И так, на рассвете, под пение птиц,

Она согласилась идти вместе с ним,

Вдали от людей жить в согласии мирном

И не увлекаться магической силой.

Вот стало светлее, деревья пореже.

И вот уже просвет пред ними забрезжил,

И вот, наконец, смолкают шумы –

На чистое место вышли они.

И новый рассвет, и летнее солнце

Встречали двоих, друг на друга похожих.

И первый луч розоватого солнца

Встречал влюбленных, смущенных немного,

И сказки другие у них впереди –

Истории мрачной конец наступил.

 

↑ 1048