В берлинском ресторане «ZurletztenInstanz»* (28.02.2017)


 

Владимир Штеле

* * *

Вот гадай, где собака зарыта,

И была ли зарыта она?

Шёлк трусов,

пасодобль Рио-Рита.

- Подавальщик, конфет и вина!

 

Бабам пьяным нужны танцы-шманцы,

С офицерами стройными блуд.

Маршируют красиво германцы,

И к погостам рядами идут.

 

Я жевал в уголке патиссоны,

На чертовок смотрел и чертей,

Нижнерейнское пил полусонно,

Называл себя – русский халдей.

 

Предвоенное время гудело,

Сталин чай пил и фюрер не спал.

На колени мне прыгнула Элла,

- Да иди ты, - я Элле сказал.

 

Скатерть белая красным залита,

Знаю всё, что свершится, уже.

Пасодобль полюбил Рио-Рита.

- Мне десерт.

- На десерт бланманже.

 

Знаю всё,

мне слышна канонада.

Ой, у Эллы духи – нашатырь.

Хлопнул фрау по толстому заду:

- Шла б ты Элла…мне скоро в Сибирь.

 

Не гадай – где собака зарыта.

Предвоенное время? Уже?

Шёлк трусов,

пасодобль Рио-Рита.

- Мне десерт.

- На десерт бланманже.

 

* - "Zur letzten Instanz" - старейший ресторан Берлина.

 



↑  593