Баллада о солдате 80-ых (30.01.2017)


 

Ольга Зайц

 

Не знавшая покоя десять лет

Горячая земля Афганистана.

Дворец,

Мечеть,

Старинный минарет

Сошли как будто со страниц дастана.

О, как ты многолик, Афганистан!

Лачуги за порушенным дувалом

В селеньях полуграмотных дехкан

И новые кабульские кварталы.

Но вновь не за лопату – за ружьё

В который раз приходится хвататься.

Душманское проклятое зверьё

Пророчит смерть «неправедным афганцам».

Стоит в ночном дозоре часовой.

Сыны Советов

И сыны ислама

В казармах спят.

Им завтра снова в бой.

Ну, а пока кому-то снится мама…

А завтра их подхватит вертолет.

А завтра клич раздастся: «По машинам!»

И будет вновь звучать в горах:

«Вперёд!

За жизнь!

За мир и дружбу!»

По лощинам

Шальные пулеметы застучат

В бандитской шайке

И в солдатской роте.

И раненые дико закричат.

Схлестнётся все в сплошном круговороте.

 

Победа!

«По машинам!»

Снова вниз.

По кругу ходит пара фляг с водою.

А на заставе новый обелиск

Зажжётся алой, огненной звездою.

 

Москва.

Сплетенье улиц,

площадей.

Скопление машин у перекрестков.

У булочной с утра толпа людей –

К прилавку подойти совсем не просто.

Прикрыв глаза,

Досматривают сны

Старушки.

Рядом – дама с телесами

На семь пудов.

За нею – пацаны

С короткими и редкими усами.

Он подошёл,

Стараясь не хромать,

Чуть прикрывая раненую руку.

Стоять невмочь.

Но не гонять же мать!

А надо встречу подготовить другу.

Не утихает память о войне!

Сказал,

Погладив руку осторожно:

«Друг по Афгану прилетит ко мне.

Мне тортик бы!

Без очереди можно?»

Всей мощью развернулась тут мадам,

Чернёные глаза ехидно сузив:

«А больше ничего не нужно Вам?»

Он резко отвернулся,

Стиснув зубы.

Та вслед ему шипит:

«Афганистан!

Льгот надавали – вот и распустили!»

Глумливо усмехается пацан:

«А сколько, парень, там тебе платили?»

Как страстно в том бою хотелось жить!

Домой вернуться

В звёздную столицу.

И вот теперь так хочется крушить,

Давить,

Топтать

Пустые эти лица!

Боль снова полоснула все плечо.

Прикрыл глаза,

Чтоб спрятать боль и муку.

И тут к нему какой-то старичок

Вдруг подошёл

И молча подал руку.

Он был сутул,

морщинист,

седовлас.

И орденские планки,

Словно шпалы.

Стоял,

Не отводя от парня глаз,

Все понимавших,

добрых

и усталых.

Так, молча постояв, и разошлись.

 

А на Земле опять всё те же драмы.

Афганистане снова бой за жизнь.

А по ночам кому-то снится мама.



↑  129