Две грозди (30.12.2016)


( бытовой очерк)

 

Мартин Тильманн

 

Эта история случилась в середине 60-х годов ХХ столетия в большом селе Ивановке. О бережливости жителей, граничащей с жадностью, рассказывали легенды. Семена подсолнечника здесь отмерялись при продаже маленькими стаканчиками, в поиске за которыми приходилось бывать не в одном хозяйственном магазине. Яблоки продавались ведрами, но чтобы в ведро входило не более пяти килограммов. Такие ведра также в продаже были редкостью. Приходилось удивляться, откуда только ивановцы доставали такую посуду.

Гордееву было семьдесят два года от роду. Он был кряжист, крепок и жил с супругой Анастасией в старом, но еще красивом и крепком доме. На приусадебном участке росли подсолнухи и овощи, доходная статья семьи, и был заложен виноградник – гордость хозяина. Двор и приусадебный участок были огорожены высоким забором, чтобы никто не мог заглянуть за забор и позавидовать богатству хозяина. Во дворе бегала злая собака, не допускавшая никого к владениям Гордеева.

Единственный сын Гордеева, Андрей, сорока пяти лет, был таким же кряжистым, как и отец. Он жил с семьей по соседству в большом, почти еще новом, доме. Андрей работал колхозным механизатором, а его жена Вера работала в колхозном Детском саду, куда она водила двух сыновей четырех и пяти лет. После работы Вера часто наведывалась с детьми к родителям мужа, так как они были уже не молоды и им нужна была, видимо, помощь. Андрей возвращался домой поздно, ему редко выпадала возможность навестить родителей.

Наступило лето. Зрели на полях колхоза не только пшеница, но овощи и скороспелый виноград. Однажды Вера зашла с детьми к родителям Андрея, и ее сыновья увидели спелый виноград. Они так долго упрашивали маму сорвать им по одной грозди, что она в конце концов уступила и сорвала каждому по одной маленькой грозди. О, если бы она знала, чем это закончится...

В это время из дому вышел свекор и сразу же начал кричать на Веру:

«Ты что себе позволяешь?! Если уж вам так захотелось поесть винограда, то и рвали бы у себя дома, а не в чужом дворе!»

«Но, отец, - возразила Вера, - я же эти две грозди не чужим сорвала, а твоим внукам. Кроме того, у нас виноград еще не вызрел. Если тебя это так расстраивает, я верну эти четыре грозди, когда наш созреет!»

Дети были перепуганы, но дедушка этого не замечал и кричал все громче. Вера схватила детей за руки и побежала домой.

Андрей, как всегда, вернулся поздно. Вера рассказала ему все, что случилось у свекра. Сказала, что никогда еще не видела его таким злым и возбужденным и что она боится, как бы его не хватил удар. Вера предложила Андрею сходить к нему и успокоить. Андрей наскоро поужинал и пошел к отцу. Не успел он войти во двор, как отец вышел навстречу:

«Ну, и что тебе здесь надо, тоже винограда захотел? Если вы сейчас у меня все растаскиваете, то что останется от дома, когда меня не будет?»

Андрей хотел успокоить отца, но он все больше возбуждался и сказал, чтобы тот убирался восвояси. Но Андрей, помня слова Веры об инфаркте, не уходил. Тогда отец бросился в дом и выбежал оттуда с ружьем. Он подбежал к сыну и ударил его прикладом по голове. Удар был таким сильным, что Андрей потерял сознание. Тогда отец начал пинать его и топтать, крича при этом:

«Я тебе покажу, что заслуживают те, которые хватают чужой виноград!»

Однако сын его не слышал.

На крик выбежала Анастасия, хотела успокоить мужа и оторвать его от сына, но не смогла. Тогда она побежала к соседям, которые вызвали милицию. Оторвать Гордеева от сына смогли только несколько милиционеров. Андрей лежал без движения. Врач «скорой помощи» сообщил, что помощь Андрею уже не нужна.

Когда Вера услыхала сирену «скорой помощи», она подумала, что свекра хватил удар, и побежала к нему. Когда увидела, что на самом деле случилось, она упала на мужа и душераздирающе запричитала:

«О, мой Андрюшенька, зачем только я сорвала эти несчастные грозди и зачем я послала тебя к отцу! О, если бы я знала!.. Еесли бы знала... Как нам жить без тебя!»

Гордеева арестовали. Этот случай привел село в смущение и уныние. Каждый ставил себя на место Гордеева и задавал вопрос: «Как бы он поступил?» Люди собирались группами и судачили только об этом. Гордеева исследовали на возможное нарушение психики, но компетентная комиссия установила, что он совершенно здоров. Суд приговорил Гордеева к двенадцати годам лишения свободы. Всем было ясно, особенно Анастасии, что Гордеев не доживет до окончания срока.

Анастасия осталась одна... Долгими вечерами и ночами она соображала, как вызволить мужа... Затем подала кассационное прошение в Верховный суд. В этом прошении она обвинила сына... Пользуясь тем, что при столкновении не было свидетелей, она доказывала, что сын все время противоречил и грубил, пока у отца не кончилось терпение и он не взялся за ружье. Эту версию никто не мог опровергнуть. Вторичное следствие длилось полгода, после чего Верховный суд освободил Гордеева условно.

Анастасия была рада, что муж снова дома и может снова заняться хозяйством. Мнение людей на селе по поводу этого решения разделилось: одни были на стороне Анастасии, другие были мнения, что не обошлось без взятки...

1996



↑  667