Короткое признание в любви (30.10.2016)


 

Ольга Зайц

 

Писать не начинайте рано,

И позже лучше не писать,

Про ваши доблести и раны

Другим совсем не надо знать.

 

Имя автора этих строк, Владимира Штеле, не нуждается в представлении. Его стихи, глубокие по содержанию, технически выдержанные и изящные по форме, знает и любит широкий круг благодарных читателей. Его лирика разнообразна: философская, пейзажная, любовная, гражданская. Последняя занимает в творчестве поэта особое место. Тоской и болью за судьбу покинутой родины и народа проникнуты стихи, посвящённые России.

 

Кипела жизнь,

да так, что будь здоров!

Могли работать, петь и веселиться,

В столицу слали эшелоны дров,

Медали получали из столицы.

И – нет огня.

Всё.

Выкипела жизнь.

В печурке, проржавевшей, – паутина.

Здесь, возле дома старого, ложись,

Смотри, как наземь падает малина.

 

У какого российского немца не сожмётся тягостно сердце при чтении этих строк! Тернистый путь поздних переселенцев - это путь, на котором волею судьбы они оказывались то своими среди чужих, то чужими среди своих. Поэт, как и большинство его соплеменников, отмечает, что и Германия в свою очередь не смогла стать им родной матерью.

 

Нас никогда не пригласят к столу,

И до сих пор на наших шапках иней.

 

Горькие строки... Не удивительно, что грусть пронизывает всю лирику Владимира Штеле, придавая ей особый утончённый колорит. Его выразительными стихами зачитываешься, в них окунаешься и уже не хочется покидать страницы, наполненные искренностью, граничащей с ироничным отношением к своей судьбе.

Творческий путь поэта продолжается. “Предстоит мне ещё очень много!” - признаётся он. Пожелаем ему новых успехов, а пока снова и снова будем перечитывать его волнующие, такие понятные и близкие всем нам по духу строки:

 

В чужой стране и люди «не такие»,

Где спесь, надменность, злоба и вражда?

Ой, чур меня! Настигла ностальгия.

Чего-то не хватает?

Да, да, да!



↑  235