Пропавшая невеста (30.09.2016)


(рассказ, в основу которой легла легенда)

 

Мартин Тильманн

<
 

редакция:

Антонины Шнайдер-Стремяковой

 

В основу этой легенды лег слух о загадочном исчезновении невесты во время свадебного торжества в середине VIII столетия в одном из старинных замков на Рейне.

Старинный замок «АДЛЕРФЕЛЬС» располагался на высоком скальном выступе над Рейном. Старый граф Гюнтер фон Дорн, владелец замка, умер незадолго до описываемых событий и оставил своему единственному сыну Зигфриду богатое наследство.

Зигфрид был юношей высокого роста, его темно-русые волосы спадали длинными локонами на плечи, как в ту далекую пору носили все знатные лица мужского пола. Его голубые глаза и богатое наследство привораживали девушек из состоятельных семей ближайших селений и замков. Одни из них лелеяли надежду, что молодой граф предложит им руку и сердце, другие хотели попасть хотя бы в общество, где появлялся граф.

Зигфрид медлил с выбором, он пока не собирался связывать себя семейными узами. Как многие молодые люди знатных и богатых семей, он любил путешествовать. Обычно он путешествовал с другом из соседнего замка, молодым графом Альбертом фон Кнорр. Они побывали в Париже, Лондоне, Праге и многих других городах и странах Европы, но, не находя истинного отдохновения для души, подолгу нигде не задерживались. И вот однажды Зигфрид и Альберт отправились в Баварию. Они ознакомились с природой и побывали на придворных балах Мюнхена. Свет Мюнхена знал, чем привлечь к себе богатых наследников, - девушек на выданье одевали по последней моде.

Зигфриду и Альберту приглянулись две молоденькие сестрицы – Маргарита и Аделаида, дочери влиятельного при дворе графа Людвига фон Лоренца. Маргарите было около семнадцати, а Аделаиде около шестнадцати. Обе сестры были стройны, невысокого роста, с пышными белокурыми волосами, взбитыми в высокую копну. Их голубые глаза излучали столько тепла, что трудно было отвести взгляд. Лучезарные глаза и очаровательные улыбки приворожили сердца молодых путешественников. И вот однажды на очередном придворном празднике Зигфрид сделал Маргарите предложение... Альберт последовал его примеру и предложил руку и сердце Аделаиде. Сестры не были равнодушны к молодым графам с берегов Рейна, однако сомневались, что родители отпустят их далеко от дома, чтобы коротать жизнь в одиноких замках.

Как-то граф Людвиг фон Лоренц устроил званый обед в честь дня рождения старшей дочери Маргариты, которой исполнилось семнадцать. Зигфрид и Альберт тоже были приглашены. К графскому дворцу подъезжали со всей округи кареты. Гостей с достойным этикетом встречали у широкой лестницы подъезда. Гости поочередно подходили к имениннице для поздравлений. Когда все приглашенные были в сборе, начался торжественный обед. После обеда гости разбрелись по дворцу: одни сели за карточный столик в малой гостиной, другие отправились в большой зал, где начинался бал. Молодые люди были неразлучны со своими избранницами. После очередного танцевального тура молодые пары подошли к родителям, и молодые люди попросили согласия на брак с их дочерьми. Чтобы предложения молодых людей не были для родителей полной неожиданностью, молодые графини подготовили родителей к такому разговору. Родители девушек сделали вид, что просьба была полной неожиданностью и не дали своего согласия сразу, ссылаясь на то, что их дочери привыкли к светской жизни и не приживутся во владениях молодых графов. Однако после недолгих обсуждений согласие на брак женихи получили с условием, что свадьбы сыграют, когда Аделаиде исполнится семнадцать, то есть через год. За это время, мол, молодые лучше узнают друг друга. Помолвки были объявлены тут же, во время торжеств.

Друзья с берегов Рейна довольно часто навещали в Мюнхене своих невест. Обе пары с нетерпением ждали дня свадьбы. И вот наступила осень. Семнадцатый день рождения Аделаиды отпраздновали шумно и весело. Затем стали готовиться к свадьбе. Начитавшись романов о старинных рыцарских замках с их тайными подземными ходами, фантазёрки Маргарита и Аделаида хотели непременно, чтобы их свадьбы были полны приключений, и уговорили родителей сыграть их в замке Зигфрида.

Замок «Адлерфельс» мог принять большое количество гостей, так что сыграть там две свадьбы не составляло больших трудностей. Многие подземные помещения были вырублены в скале – иногда с одним маленьким оконцем в сторону Рейна, иногда вовсе без окон. Такие помещения служили кладовыми, а некоторые из них в давние времена – камерами пыток или тюрьмой для врагов замка. Тюремные камеры были, как правило, устроены с одним маленьким оконцем, схваченным крепкой кованой решеткой. В такую камеру вела потайная дверь, которую можно было открыть только с внешней стороны нажатием одного из камня в каменной стене. В каморках для знатных заключенных стояли стол, стул и топчан с тюфяком, бочонок с водой и ковшик. На столе лежала стопка бумаги, перо и чернильница для тех, кто умел писать. Однако в описываемые времена никаких заключенных уже не водилось и про эти каморки просто забыли.

Стояла великолепная осень. Леса вокруг замка были окрашены яркими красками. Во владениях Зигфрида фон Дорн водилось множество косуль, оленей, кабанов и прочей дичи. В это время года со всех сторон свозился богатый урожай с полей и помещался в закрома замка. Графские охотники заготовляли всякую дичь для свадебного пиршества.

Когда с урожаем и дичью всё было покончено, наступило время встречать невест и свадебных гостей. В замке стало шумно, как никогда доселе. Гостей встречали и размещали в многочисленных комнатах. Лошадей ставили в графские конюшни. Когда все приглашенные были устроены, началась торжественная свадебная церемония...

Молодых обвенчали в маленькой церкви при замке, затем был устроен пир. После осмотра замка Маргарита все больше и больше восторгалась многочисленными каморками и особенно подземными коридорами и ходами.

После ритуального свадебного танца Маргарита предложила сыграть в «прятки»: водящий должен был искать спрятавшихся участников игры. Игра всем понравилась. После очередной игры Маргариту не смогли найти... Сначала ее все весело искали, удивляясь ее способности прятаться в малознакомом замке. По прошествии некоторого времени Зигфрид понял, что что-то случилось.

Зигфрид и сам не знал всех потайных ходов замка. Его отец так внезапно скончался, что не успел посвятить сына во все тайны огромного замка. Маргариту искали неделю – безрезультатно. Тогда предположили, что она по неосторожности упала с верхней площадки башни, расположенной на высокой скале, которая обрывом уходила в воды Рейна. Рейн, очевидно, поглотил свою жертву. Все были в трауре. Зигфрид не находил себе места. Он мечтал о счастливой супружеской жизни в красивом замке, и всё рухнуло...

На месте предполагаемой смерти Маргариты на небольшой скальной площадке у берега Рейна установили каменную плиту с надписью:

Моей незабвенной Маргарите!

Взгляд твоих лучезарных глаз будет всюду со мною!

Зигфрид

 

Затем в церкви, где недавно венчались молодые, отслужили поминальный молебен. После этого все еще раз собрались за общим столом для поминального угощения. На следующий день опечаленные свадебные гости разъехались.

Альберт с молодой женой и ее родителями еще месяц оставались в замке. Они все еще тайно надеялись найти Маргариту. Зигфрид всё не мог поверить в несчастье. Он продолжал, как завороженный, ходить по замку в надежде найти не осмотренный уголочек. Через месяц граф фон Лоренц с тяжелым сердцем вернулся с женой домой. Альберт с женой тоже перебрались в Мюнхен, поближе к родителям Аделаиды.

Граф Зигфрид фон Дорн остался в большом замке со своими слугами один. Однако находиться один на один с тяжелыми мыслями он долго не мог. Чтобы как-то развеяться и подумать о своей дальнейшей жизни, он отправился путешествовать. В свое родовое гнездо «Адлерсфельс» ему не хотелось возвращаться: слишком тяжелы были воспоминания. Вскоре Зигфрид продал замок и купил небольшой в окрестностях Мюнхена. Дальнейших сведений о нем с тех пор не сохранилось...

Прошло время, и по окрестностям замка «Адлерсфельс» распространился слух, что какая-то приглашенная девушка, страстно влюбленная в Зигфрида, воспользовалась игрой в прятки и показала Маргарите потайную комнату, где можно было спрятаться, но откуда не было возврата. Та девушка, якобы, сразу уехала и больше ее никто не видел. Никто не мог опровергнуть эту молву или подтвердить. Слух упорно передавался из поколения в поколение, обрастая новыми страшными подробностями.

В замке «Адлерсфельс» обосновался новый хозяин, граф Готтфрид фон Конде, большой любитель почтовых голубей, которым здесь было вольготно. В те далекие времена почтовые голуби были самым быстрым видом доставки скорой корреспонденции, особенно в малодоступной местности. Граф Готтлиб фон Конде, третье поколение этого рода, имел двух прекрасных дочерей, Маргариту и Алици, семнадцати и пятнадцати лет. О графе Зигфриде фон Дорн здесь никто уже не помнил, о нем напоминал лишь слух об исчезнувшей невесте и памятная плита на берегу Рейна.

Маргарита была особенно привязана к почтовым голубям. Как только она появлялась во дворе, они сразу же слетались к ней со всех сторон. Они опускались ей на плечи, на голову и безумолчно ворковали - сообщали все новости. Она их кормила, поила, ухаживала за клетками и часто посылала записки подругам из соседних замков.

Как-то ее подруга Агнес сообщила, что у нее гостит ее родственник молодой граф, по чистой случайности его тоже звали Зигфридом. Ох, уж эта случайность! Опять Зигфрид, опять Маргарита! Но что поделаешь, эти имена тогда были в моде. Однажды на придворном балу они встретились и влюбились друг в друга.

Прошло полгода, почтовые голуби в это время работали особенно интенсивно. Они не успевали доставлять записки от Маргариты к Зигфриду и обратно. Затем Зигфрид послал сватов в замок «Адлерсфельс». Сваты были благосклонно приняты и договорились о дне свадьбы. По просьбе Маргариты ее наметили сыграть в замке графа фон Конде.

Наступила осень. Опять со всех сторон в замок «Адлерсфельс» стали съезжаться свадебные гости: кто верхом, кто в каретах. Как и в те далекие годы, после венчания и праздничного обеда веселилась молодежь. Кто-то вспомнил о слухе, который витал в окрестности, и предложил сыграть в прятки. Невеста подхватила эту идею. Играли весело, с громкими возгласами, когда кого-либо из спрятавшихся игроков находили. И вдруг... О, это совпадение – исчезла невеста. Ее искали всюду, но, как и первую, не могли найти. На третий день к Зигфриду подлетел почтовый голубь, к лапке которого была привязана записка:

 

Дорогой Зигфрид, я сижу в западне, через решетку в маленьком оконце вижу надгробную плиту Маргариты фон Дорн. Потайная дверь в мою каморку находится в подвале, на каменной стене которого имеется фреска с изображением орла, - герб прежних владельцев замка. Я случайно надавила на фреску, открылась дверь и я вошла, но открыть ее изнутри невозможно. Надеюсь, что наш почтовый голубь, который меня разыскал, залетев сквозь решетку, и тебя найдет! Поторопись, меня мучает жажда. Я чувствую себя угнетенно, мне снятся кошмары...

Твоя Маргарита

 

Зигфрид с друзьями бросился в подвал и нашёл все, как описала Маргарита. Ее нашли в плачевном состоянии: она была бледна, осунулась, взгляд тревожный. Но самым неожиданным, что увидели спасатели, – был труп Маргариты фон Дорн. Ее мумифицированное на топчане, не истлевшее тело покрывала свадебная фата. Очевидно, тело сохранилось благодаря большой сухости подземелья. На столе лежало письмо:

 

Дорогой мой Зигфрид, прости меня за причиненное тебе горе! Сегодня – день нашей свадьбы и он начался так весело... Мне не следовало начинать эту игру в незнакомом мне замке. В подвале было темно, и я думала, что меня там не скоро найдут. Я шла наощупь, держалась каменной стены, и вдруг открылась дверь. Я вошла, но выйти не смогла. Очевидно, я нажала на какой-то тайник, но где он, я не знаю. Сначала я была в восторге от того, что нашла такое укромное место, но потом поняла, что совершилось что-то жуткое и только случай может мне помочь. Мое маленькое оконце зарешечено крепкой кованой решеткой, выломать ее я не смогла. Если бы даже мне это удалось, я бы все равно не смогла выбраться, так как подо мной бушующий Рейн. Я кричала, звала на помощь, но Рейн заглушал звуки моего голоса. Я очень надеюсь на Божью помощь и нашу любовь, которая не может вот так внезапно кончиться.

Навсегда твоя Маргарита

 

Дорогой Зигфрид, вот уже три дня томлюсь за решеткой без воды и без еды, но я не теряю надежды. Та вода, которая еще имеется в бочонке, протухла и ее можно использовать только для разведения чернил, которые совсем высохли. Очевидно, эту злополучную дверь уже многие десятилетия не открывали, и забыли о ней... Мое красивое свадебное платье уже изрядно помято и ждет утюга... Я молю Бога и тебя быстрей меня вызволишь отсюда!

Твоя, еще совсем молодая жена Маргарита

 

Мой любимый Зигфрид, прошло еще два дня, а от тебя, дорогой мой, до сих пор ничего не слышно. О, Зигфрид, если бы ты знал, как я тебя люблю! Когда ты меня найдешь, я тебе это докажу, хотя ты и сам это знаешь... Я часто вспоминаю тот первый бал, на котором мы впервые встретились...

Целую тебя, твоя Маргарита

 

Дорогой Зигфрид, прошло уже двенадцать дней с тех пор, как я оказалась в этой камере-одиночке. У меня нет больше сил... Я просила Бога вразумить тебя, как найти меня, но, видимо, он решил иначе... Больше писать не в силах... Здесь нет никаких свечей, а темные ночи невыносимы. Последние лучи заходящего солнца освещают мое ложе, ласкают мое лицо и придают мне надежду на спасение!

Навсегда твоя Маргарита

 

Неизвестно, сколько еще дней Маргарита промучалась в своем заточении, в надежде на спасение... Очевидно, условия в потайной келье были такими, что тело графини Маргариты фон Дорн сохранилось в очень хорошем состоянии. Маргариту в ее свадебном убранстве положили в дубовый гроб и украсили цветами...

Граф Готтлиб фон Конде послал гонца к Мюнхенскому двору с письмом, в котором он подробно описал события последних дней, и просил сообщить об этом родне покойной, если таковая найдется, чтобы они по возможности приехали на похороны.

Приехал внук графской четы Аделаиды и Альберта фон Кнорр, старый граф Фридрих фон Кнорр с супругой.

По графине Маргарите фон Дорн отслужили панихиду в местной церкви. В скале, рядом с надгробной плитой, предполагаемом месте гибели Маргариты, вырубили нишу, куда поместили гроб с останками покойной. Нишу заложили каменной плитой с надписью:

Здесь графиня Маргарита фон Дорн, бесследно исчезнувшая в день ее свадьбы, нашла свое последнее пристанище!

 

Келью, где были найдены две Маргариты, заложили каменной стеной, чтобы уже никто больше не пытался испытывать судьбу... Этой «находкой» прекратились все вымыслы в отношении «вероломства» влюбленной якобы в Зигфрида неизвестной девушки... Однако сам слух об исчезновении невесты еще долго передавался из уст в уста и в начале ХХ века дошла до Туркестана, так тогда назывались Республики Средней Азии, расположенного от Рейна за многие тысячи километров.

Август 2001



↑  612