С войны обратных билетов нет (31.08.2016)


Рассказ

Сергей Герман

 

редакция:

 

Антонины Шнайдер-Стремяковой

 

Железнодорожный вокзал маленького южного городка до отказа забит людьми. Начался бархатный сезон, первым признаком которого является отсутствие железнодорожных билетов.

На вокзале два зала ожидания, один - коммерческий, второй общий. В коммерческом коротают время и ждут поезда люди, стремящиеся к тёплому морю, ещё жаркому ласковому солнцу, дешёвым фруктам.

Этих людей ожидают комфорт и покой. Вход в зал платный, и в нем нет надоевших попрошаек-цыган, беженцев из Чечни, бездомных бродяг, стремящихся переночевать, и солдат, возвращающихся с войны. Здесь несколько телевизоров, чистый туалет с бумагой и полотенцами, буфетная стойка, за которой подают дежурных цыплят, мягкие булочки, пиво, кофе. Вход в этот оазис благополучия охраняет милиционер с резиновой дубинкой и короткоствольным автоматом. Рядом с ним сидит девушка-контролёр в новенькой железнодорожной форме и кокетливом беретике. Она принимает оплату за вход и строит милиционеру глазки.

В общем зале прямо на полу лежат солдаты-срочники, небритые контрактники, возвращающиеся домой. Билетов нет, солдаты по 3-4 дня не могут сесть на поезд. Они спят прямо на полу, подстелив под себя грязные бушлаты и подложив под головы вещевые мешки. Вырвавшись оттуда, где ещё вчера убивали, многие начинают пить тут же на вокзале, кое-кто снимает проституток или просто потерянно бродит по улицам.

Милиция и офицеры не обращают на них никакого внимания. Офицеры держатся особняком, стараясь разъехаться по гостиницам или частным квартирам.

По залу ожидания ходит маленький нерусский мальчик. Он подходит к пассажирам и протягивает немытую ладошку. Лицо его чумазо, одежда требует стирки и ремонта. Какая-то сердобольная старушка подходит к нему и протягивает домашний пирожок. Мальчишка берет гостинец, вертит его в руках и суёт в мусорную урну. Ему нужны деньги. Сейчас в России появился особый бизнес: дети просят милостыню, потом отдают её взрослым. Если ребёнок не принесёт денег, он будет наказан.

Рыжий сержант-контрактник со шрамом на лице пнул ногой вещмешок и пошёл к железнодорожной кассе. Стеклянные окошечки прикрыты табличкой «Билетов нет», кассирша с широким мужеподобным лицом перекладывает купюры, не обращая внимания на безропотных пассажиров. Сержант проталкивается сквозь очередь и стучит в мутное стекло:

- Девушка, мне очень нужен билет до Новосибирска.

Кассирша, не поднимая глаз, отвечает равнодушно-дежурной фразой:

- Билетов нет.

Сержант умоляет:

- Девушка, мне очень надо уехать, у меня мать при смерти и, как последний аргумент. - Девушка, я с войны еду, ведь не застану мамашу.

Кассирша поднимает голову:

- У нас правила одинаковые для всех, я вашей матери ничем помочь не могу.

Сержант ударил кулаком в плексигласовое окно, выдернул из кармана ручную гранату, оглянулся на замерших в ужасе людей. Сунул её обратно в карман, выдернул из ножен висящий на поясе нож, закатал левый рукав и ударил лезвием по вене. В стекло, прямо на кричащий что-то накрашенный рот ударила струя крови. Громко закричала какая-то женщина, контрактник побелел, опустился на колени и тихонько завалился на пол, лицом вперёд. На крик прибежали два милиционера с автоматами, наклонились к лежащему человеку. Один из них принялся перетягивать руку жгутом, другой ногой отбросил в сторону нож, быстро и привычно обыскал его карманы. Вытащил гранату, свистнул и по рации стал связываться с дежурной частью. К лежащим на полу солдатам подошёл мальчик-попрошайка и привычно протянул руку.

- Ты к кому подошёл, нерусская морда, чурка проклятый, у кого просишь деньги. Иди к своим ваххабитам, они тебе дадут! - заорал подошедший с бутылкой вина белобрысый солдат.

Мальчишка метнул в сторону.

- Там кто-то из наших вены себе вскрыл, крови, как на бойне! Царство ему небесное, если не выживет, - присел на корточки солдат.

Пока солдаты из горлышка пили вино, пассажиры стыдливо прятали глаза.

К лежащему в луже крови контрактнику подошли два санитара с носилками в сопровождении толстого милиционера - дежурного по вокзалу.

Перевалили тело на носилки и безучастно побрели к машине.

Наутро об этом рассказали в программе «Время». Кто-то из пассажиров успел снять на видеокамеру чумазого ребёнка, просящего милостыню, солдат, спящих на грязном полу, носилки с окровавленным контрактником, вокзальную уборщицу, вытирающую грязной тряпкой человеческую кровь.

Билеты появились через несколько часов после этого случая.

Мальчишки-солдаты прыгали, как маленькие, на мягких купейных полках, лизали мороженое и были похожи на детей, которых родители оставили без присмотра.



↑  330