Средиземноморская Анталия (31.07.2016)


очерк

 

А. Шнайдер-Стремякова

 

 

Хотите почувствовать себя королём, падишахом, шахом, императором, царём, князем, графом?.. Хотите зарядиться и насладиться внутриутробной вежливостью, предельной внимательностью и предупредительностью – поезжайте в Турцию!

В провинциальном детстве, сельской глубинке Алтая, куда были депортированы многие немцы Поволжья, местные дети уничтожали нас вопросом, казавшимся самым оскорбительным: «Турок – чо ль? Не понимаешь…» Эпоха сороковых была, к сожалению, таковой, что безграмотные и малограмотные женщины военных лет культивировали нашу младенческую дремучесть и национализм.

Турки, по моим наблюдениям, умны, предприимчивы, склонны к языкам и уважительно-угодливы – они не лучше и не хуже любого другого народа.

В начале 2016 года отношения между Турцией и Россией испортились, что сказалось на простом народе обеих стран. Поводом явился сбитый турками российский самолёт. Есть, возможно, и другие причины, но мы не политики, причин не знаем и гадать-рассуждать по их поводу не будем: паны дерутся – у холопов чубы трещат. Жаль погибших, ни в чём не повинных, далёких от политики пассажиров самолёта; жаль рядовых россиян, для которых накрылись дешёвые поездки на турецкое средиземноморье; жаль рядовых турок – владельцев бутиков, яхт, базарных киосков, кафешек, то есть всей сферы услуг.

В первой половине июня в Сиде, бывшем древнегреческом городе, ныне популярном курорте Анталии, в часы пик – 15-17 час – на главной улице с бесчисленными магазинчиками пусто. Такого, говорят, никогда не было. Здесь рады сегодня каждому прохожему; на него глазеют с интересом и надеждой, как глазеет на одинокого прохожего старушка в Богом и людьми забытой деревушке.

Торговцы продают товар по себестоимости, чтобы вернуть хотя бы потраченные деньги. Они измучены, печальны, худы и загорелы, сетуют на политиков и свою судьбу, но приглашают на чашку бесплатного чая – символ национального гостеприимства.

Уселись гости за столик, и вокруг них забегали, как вокруг знатных особ. У чая приятный привкус – секрет, видимо, каких-то специй. Поблагодарив, гости оставили на столике пять евро и направились к выходу. Их догнал человек, протянул деньги: «Не положено».

Гостям стало неловко, и они заказали мороженое. Молодой красавец наполнил стаканчик и роботом направил к женщине длинный рычажок, в кольце которого гнездилось мороженое. Она протянула руку – стаканчик перевернулся. Её испуг вернул мороженое в исходное положение, но, как только она снова протянула руку, стаканчик тут же вернулся к продавцу. Её возмущённый взгляд споткнулся об его улыбку; пришлось ответно улыбнуться и ей – вышло натужно. Народу не было, и продавец повторил фокус. Хватательный рефлекс женщины всё время отставал, так что шоколадное мороженое вручил он ей с поклоном сам. Уходили гости в весёлом настроении.

У владельца кафе, мужчины средних лет, шестеро детей, на его иждивении больная мать и брат-инвалид. Он сетует, как ему в сложившейся ситуации свести концы с концами.

Город Сиде возник задолго до нашей эры, у него интересная история, но, по современным меркам, это город небольшой. Греки, персы, Ал-др Македонский, римляне – далеко не полный перечень тех, кто его завоёвывал. В эпоху пиратов он был центром торговли рабами. Расцветать и развиваться Сиде начал после того, как римский полководец Помпей одержал победу над пиратами.

Затем город пострадал от землетрясения, но полностью он был сожжён и уничтожен нашествием арабов. Всем, кто не бывал в Афинах, Помпеях, Риме, будут интересны сохранившиеся останки древности: фрагменты амфитеатра, городских стен, римских построек, колонны храма Аполлона, триумфальная арка и многое другое.

Анталия в июне – местами, как Алтай, полынно-дикая; местами, как Бавария, зелёно-плюшевая. Её экзотика – пальмы. Они разные: кокосовые, банановые, финиковые, но мне они все кажутся декоративными – перьевыми, веерообразными, метёлкой; со стволами, как рогожа, слоновая кожа и даже кедровая шишка. Пальмовые коридоры напоминают павлиньи хвосты – красиво, как в раю...

На автобанах в разделительной полосе едва заметны распылители для автоматического полива. Удивляет, однако, не это, а то, что сила струи рассчитана строго на ширину полосы – широкую либо узкую.

Автобус в городской черте можно остановить, как такси, – махнув рукой. Людей высаживают, где им удобно. Одна из пассажирок попросила шофёра высадить её у аптеки и подождать, пока не купит лекарства… Пассажиры не роптали – ждали.

«Стоп» по-турецки «дур-dur» – легко запомнить... Проезжая часть центральной улицы в городе Манавгат выложена разноцветным кирпичом – напоминает ковёр с турецким орнаментом. Красиво и необычно. Ориентиром разделительной полосы городской улицы служит выложенная в асфальте дорожка из красного кирпича либо маленькие красные пластмассовые столбики.

На крышах домов – обилие солнечных батарей и бойлеров. Оказывается, горячая вода в этом благодатном крае не от теплосетей, а от солнца. Эх, сделать бы так на Алтае, где солнца летом не меньше, но где до глубокой осени в городских квартирах мучаются без горячей воды. На крышах – купола-башни, как в мечетях, отчего кажется: здесь что ни дом – то мечеть. Оказывается, купола-башни на крышах – всего лишь турецкий колорит.

Как невозможна без русской бани Россия, так без турецкой невозможна Турция – плюсы и минусы познаются в сравнении.

У входа вас встречают, как падишахов, с поклоном – рукой у сердца. Вручают полотенце, рукавичку и отправляют разогреваться в первую сауну – сухую. Грейся, сколько хочешь. Затем переходят во влажную с эвкалиптовым духом. Следующая процедура – моечная-хамам. Вас укладывают и начинают растирать полученной при входе рукавичкой – делают лёгкий пилинг. За перегородкой мычит-поёт мужчина – «мойка». Как только он замолкает, начинает «петь» другой… В этом «пении» ничего приятного – одна лишь смертельная усталость.

После пилинга рукавичка отбрасывается в сторону и начинается главное действо – мытьё. Мыльную пену из тряпочного мешка выдавливают, как фарш в колбасную кишку. Когда в пенной горе исчезает тело, начинают мыть. Ступню растирают пемзой. После окатывания чистой водой вас заворачивают в полученное при входе полотенце и уводят в комнату отдыха с обязательной чашкой ароматнейшего чая. После отдыха уводят в массажную комнату, где проминают-прочищают-простукивают едва ли не все мышцы и сосуды. Из бани вы выходите просветлённый и очищенный, как Бог, – и всего за 15 евро.

Рамада – пятизвёздный отель в шестистах метрах от моря. В стоимость путёвки (330 евро за 10 дней!) включено всё: самолёт, автобус, сауны, массаж, телефон, мороженое, напитки, интернет.

У отеля просторный, песчаный, местами в гальках пляж. Здесь же, у пляжа, лиги под стационарным тентом, столовая, бесплатные напитки и мороженые на любой вкус, обеды из нескольких блюд. Не хочешь обедать у моря, отправляйся в столовую отеля, где блюд гораздо больше. Свинины нет, зато говядина тает во рту!.. Рыба – каждый день. Еда всегда остаётся. Куда её девают, Бог весть… В военные и первые послевоенные годы о таком количестве и таком разнообразии фруктов, тортов, пирожных и халвы дети могли лишь мечтать...

Вода в начале июня ещё не прогрелась, но солнце трудится во всю – греет и даже временами жжёт... Волны ссорятся-пенятся – исходят слюной. После пятнадцати минут лежания на лиге тело краснеет. Вы заходите в море – холодное, на первый взгляд. Вы решаетесь выйти, но волна, окатив до плеч, удерживает, и вы плывёте брассом, по-собачьи-лягушачьи – как можете. Вода холодной уже не кажется.

Кайф – качаться на волнах. Почти, как в люльке... Волну высотой в полтора-два метра ждут, чтобы её обмануть – самому подпрыгнуть. Если вовремя подпрыгнуть, она проглотит, но не отбросит к берегу. С берега кажется – утонул человек, на деле – он слился с природой и узнал её силу, как узнают силу бури, мороза, жары. Под набегающую волну спешат, как под водопад, что служит природным массажёром и бесплатным аттракционом, – вырабатывается столько адреналина!..

Солнечные блики преломляются в воде, и морская рябь отражается золотым черепашьим панцирем на песчаном дне. Меж этих сверкающих квадратиков-ромбиков плавают рыбки – впечатление, будто вы в аквариуме. Поразительно, как прозрачно-чиста морская вода! У берега она, как парное молоко, – в ней с удовольствием и радостью хлюпаются малыши.

Однажды по дороге с моря мы встретили большую черепаху. С целью сохранения ей жизни дочь подняла и отнесла её на обочину. Черепаха сжалась, и вся ушла под панцырь. Когда её опустили на землю, под нею образовалось мокрое пятно. Выходит, от страха мочатся все – даже черепахи.

Народ отдыхает лениво, как дикие звери в жаркой пустыне, – демонстрируют купальники, груди, бёдра, ноги, животы-животики и даже очки, но жить лениво не в природе человеческой натуры, и многие отправляются в окрестные места.

В соседнем городке Манавгат обращает на себя внимание свободная земля. Есть, где строиться, но нет денег у рядовых граждан.

Борьбу за независимость страны после первой мировой войны в Турции возглавил Мустафа Кемаль Ататюрк. В 1922г. в стране был ликвидирован феодализм (халифат) и султанат. С 1923-го года Турция – республика; Ататюрк – первый её президент. Народ обрёл свободу и, вместо лачуг, начал строить просторные и светлые дома. Кемаль Ататюрк – национальный герой, пользующийся всеобщим признанием и любовью. Ему воздвигают памятники в каждом городе, как воздвигали в СССР памятники Ленину.

 Средиземноморская Анталия – sredisemnomorskaja Antalija

Город Манавгат расположен у реки Манавгат. В неё впадают мелкие горные речушки, образуя широкий, но невысокий в два метра водопад – пенистый, бурлящий, шумящий. Река напоминает горную Катунь на Алтае. Как живут-растут в воде огромные вековые деревья, одному Богу известно, но смотреть на эту уникальную красоту съезжаются отовсюду.

Не меньшее внимание, чем водопад, на смотровой площадке привлекает плоский клок шерсти без признаков жизни – собака: остромордая голова распластана на асфальте, недвижные лапы разбросаны. Ни на фотовспышки, ни на лёгкие пинки, ни на разговоры собака не реагирует. Люди смотрят, фотографируют, спорят, дохлая или живая. Кто-то замечает: «У неё пузо шевелится».

На стройке напротив загремели жестью, и вниз полетели листы. От грохота, похожего на звук рухнувшего от взрыва дома, взрогнули люди. Насторожённо, будто и не спала, вспружинила готовая к борьбе собака. Спросонья зыркнула, глазами повела; перевела, оценивая, взгляд на крышу; презрительно-равнодушно глянула на валявшуюся жесть, аппетитно зевнула, шлёпнулась на бетон и распласталась в прежней позе – ушла в неземное измерение, что было наглядной демонстрацией выражения: «Устал, как собака». Люди рассмеялись.

В детстве, отправляя нас ко сну, бабушка спрашивала: «Что на свете всего милее?» Прозаичное «сон» нас не устраивало – мы кричали: «Конфе-еты! Конфе-еты!» Но как бабушка была права!..

В Манавгате по понедельникам работает базар – бессчётное количество тентов-палаток с одеждой, обувью, специями, украшениями, сумками и т. д., в километровых улицах которых легко заблудиться.

Вдалеке горы – в дымке, воздух – стерильно чист. На лоскутных полях размером с алтайский огород – тюки с сеном размером c саманный кирпич.

По сибирским меркам, в этих краях всегда тепло, но, куда ни посмотришь, под дугами теплицы, теплицы, теплицы… Что за нужда в этих «ангарах», непонятно. Неужто защищают урожай от дождей?..

По дороге в аэропорт удивили телеграфные столбы с обвисшими проводами - неожиданный фрагмент из деревенского алтайского детства...

Курортные отели и пляжи в Турции – на всём побережье Cредиземноморья. Можно развлечься – поплавать на пиратском корабле, подняться в воздух на дельтоплане, покататься на водных лыжах, «банане» и т. д.

Англия – страна королей; Турция – страна, где королём ощущает себя плебей. Не верите – проверьте…

Июнь 2016



↑  835